Это не бизнес союзников — обычный грабеж

Очередной газовый конфликт, инициированный высшим российским руководством, продолжает набирать обороты. Как сообщило вчера РИА «Новости» со ссылкой на председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера, концерн сократил поставки газа для Беларуси уже на 60 процентов от планового объема. Президент Беларуси Александр Лукашенко, как уже сообщала «БН», накануне дал указание прекратить транзит российского газа в Европу — за неоплаченные долги «Газпрома».

Беспардонный тон в объявленной Беларуси газовой «войне» задал ее инициатор — российский президент Дмитрий Медведев

Очередной газовый конфликт, инициированный высшим российским руководством, продолжает набирать обороты. Как сообщило вчера РИА «Новости» со ссылкой на председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера, концерн сократил поставки газа для Беларуси уже на 60 процентов от планового объема. Президент Беларуси Александр Лукашенко, как уже сообщала «БН», накануне дал указание прекратить транзит российского газа в Европу — за неоплаченные долги «Газпрома».

Честно говоря, иногда в жизни происходят вещи, которые очень трудно комментировать. Настолько они абсурдны, непонятны и потому пугающи своей непредсказуемостью. Нынешняя российская газовая «война» — как раз из этой области.

Конфликт, в который оказались втянуты президенты и премьеры двух государств-союзников, возник фактически на ровном месте. Ведь не считать же главной причиной, как было неоднократно озвучено и высшим российским руководством, и собственно «Газпромом», наличие белорусского долга за поставленный газ. Слишком ничтожна сумма, чтобы поднимать такой вселенский шум. Тем более, как выяснилось, не столько мы должны «Газпрому», сколько «Газпром» должен нам за транзит российского топлива в Европу, причем должен намного больше. Этот факт, со скрипом, нехотя, фактически сквозь зубы, представитель концерна вынужден был признать. Попытавшись, правда, и тут свалить с больной головы на здоровую: дескать, мы не платим за транзит, потому что белорусы не подписывают акт выполненных работ (!). Цирк, да и только...

Больше всего в этой истории и беспокоит, и возмущает, что уж скрывать, беспардонность поведения российской стороны, временами просто граничащая с наглостью. Гордившиеся своей «независимостью» российские СМИ трактуют события однобоко, замалчивая наличие долга «Газпрома» за транзит, а некоторые комментарии носят просто издевательский характер. Впрочем, здесь есть с кого брать пример, ибо именно такой тон задал главный инициатор конфликта — российский президент Дмитрий Медведев. Одно его высказывание, что белорусы хотят платить за газ «блинами да маслом», чего стоит!

Судя по самым последним событиям, кое-кого в Москве явно «понесло». Непонятно, на каком основании «Газпром» уже «урезал» поставки на 60 процентов, когда сумма белорусского долга монополисту не превышает 15 процентов поставляемого объема. То есть 85 процентов топлива в январе—апреле Беларусь оплатила, а в мае — все 100 процентов по новой цене. Такие подходы больше не бизнес напоминают, а обычный грабеж на большой дороге.

Впрочем, как отмечают многие аналитики, газ и нефть в России давно уже являются не товаром, а средством давления. В частности, такое мнение высказал БЕЛТА известный российский политолог, генеральный директор корпорации «Объединенные медиа» Михаил Бергер. «За любым экспортным контрактом «Газпрома» практически всегда стоит политика, — подчеркнул он. — Газ давно перестал быть товаром, а стал инструментом внешней политики, а сам «Газпром» стал филиалом МИДа, гораздо более влиятельным, чем основное внешнеполитическое ведомство».

По мнению российского политолога, всякий раз проблемы газового долга или Украины, или других стран, в данном случае Беларуси, возникают тогда, когда появляются трения между руководством России и руководством этих государств.

Солидарен с такой оценкой и президент российского Института национальной стратегии Михаил Ремизов, чье мнение прозвучало в эфире Первого телеканала. «То, что эта проблема вынесена на уровень первых лиц, то, что российский президент проводит совещания с главой «Газпрома» под телекамерами, конечно, говорит о том, что этот вопрос воспринимается Москвой как политический, поскольку иных объяснений применительно к сумме (около 200 млн. долларов) быть не может», — сказал Михаил Ремизов. По его мнению, речь идет о какой-то принципиальной политической позиции Москвы в отношении Минска, которую, «наверное, было бы логично связать со сложным и пока неудачным процессом присоединения к Таможенному союзу».

В свою очередь, российский политолог и руководитель департамента Евразии Института мировой безопасности США Николай Злобин отметил: «Газовый конфликт является результатом каких-то ситуаций внутри страны, внутри России в частности. Как только экономическое и политическое напряжение в России достигает определенного предела, она нажимает на газовую педаль». Это может быть Украина, Беларусь, страны Западной Европы. Но политика России тесно связана с газовой ситуацией, а газовая ситуация является отражением внутренней политики в России, уточнил эксперт.

Похоже, это действительно так. И в этой связи недальновидность действий российского руководства просто удручает. Неужели непонятно, что говорить с Беларусью языком ультиматумов бесперспективно? Методом шантажа вообще невозможно что-либо путное построить, и Таможенный союз в частности. А вот разрушить то, что создавалось последнее десятилетие с таким трудом, что еще можно было бы спасти — это запросто. Вот здесь россиянам многое удается. А жаль...

Анатолий ПРЯНИШНИКОВ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости