Есть заказ на рабочий класс

За последние 10 лет ситуация на рынке труда развернулась ровно на 180 градусов!..

За последние 10 лет ситуация на рынке труда развернулась ровно на 180 градусов! Если в 2001 году в Минске на одну вакансию было двое безработных, то нынче на каждого соискателя — 8,5 предложения. Уже сегодня тех, кто выходит на пенсию, существенно больше, чем молодежи, вступающей в трудоспособный возраст. Кадровый голод обостряется. А с ним и конкуренция за специалистов. Правда, речь об охоте скорее не за «белыми воротничками» — светлыми головами, а за умелыми руками. 75 процентов вакансий — для рабочих.


Перевернутая пирамида


Производство сегодня сильно отличается от реалий 30–летней давности. Большинство процессов автоматизировано, в цехах — новейшее оборудование, станки с программным управлением. Постоянно требуются рабочие со специальными техническими знаниями. Зарплаты предлагают отнюдь не среднестатистические, что и заставляет всерьез задуматься специалистов с высшим  (а то и двумя!) образованием: не переквалифицироваться ли в сварщика или монтажника сантехоборудования?

 

 

Но вот выпускники школ по–прежнему обходят рабочие специальности стороной. Об этом красноречиво свидетельствуют итоги вступительных кампаний. Перекос в сторону высшего образования начал формироваться еще в середине 1990–х, с появлением частных вузов и платного обучения. С тех пор план приема в вузы рос каждый год, а в профлицеи и колледжи, наоборот, уменьшался. В 2001 году приняли в профтехучилища 61 тысячу выпускников школ, а нынче не набрали и 35 тысяч. Причем каждый шестой выпускник ПТУ, по статистике, сразу же штурмует высшую ступеньку... Образовательная пирамида перевернулась. В ее основании оказалось высшее образование, причем в большей степени гуманитарное. Правда, не все доходят до заветного диплома: каждый год отчисляется от 15 до 17 тысяч человек. Одним не по силам гранит науки, другим — цена не по карману. Так или иначе, время потеряно. «Возможно, прием на уровень профтехобразования нужно вести круглогодично и выпускать специалистов в течение года, — предлагает заслуженный учитель Беларуси, один из разработчиков Кодекса об образовании Владимир Зданович. — Вряд ли стоит полагаться лишь на учителей в профориентации школьников: они не смогут переломить мнения родителей, что быть безработным юристом куда престижнее, нежели востребованным механиком или поваром».


В программе инновационного развития поставлена задача — иметь 40 процентов инновационно активных предприятий. А как решить ее без кадров? По программе промышленного развития в ближайшие три года планируется создать 200 тысяч новых рабочих мест. Активно обсуждается создание Белорусско–Китайского индустриального парка, где тоже потребуются люди. И нанимателям уже сегодня предлагают готовиться к прогнозируемому через 3 — 5 лет кадровому провалу, создавая себе стратегический запас. А если в борьбу за работников включатся и иностранные компании? Не секрет, что и сейчас отток кадров — объективная реальность. Причем львиную долю трудовых мигрантов составляют как раз представители рабочих специальностей. Основное направление — Россия.


Кадры для инициативных


По оценкам экспертов, есть два пути для принципиального решения вопроса. Либо целевая подготовка школьников, либо обучение и переобучение безработных «под заказ» нанимателей (скажем, на водителей троллейбусов, трамваев, операторов связи, строителей) при содействии службы занятости. Однако оба варианта на практике реализуются с трудом.


В вузах сотрудничество с работодателями отчасти налажено. Например, IT–компании отбирают и ведут студентов с начала обучения к вполне определенному месту работы. Да и на МАЗ в этом году приняли 150 выпускников, подготовкой которых завод занимался последние полтора года: каждый из молодых специалистов точно знал, на какую должность придет, где будет трудиться и за какие деньги. Есть примеры, когда работодатели даже стипендии доплачивают учащимся профколледжей! Но в большинстве своем наниматели заинтересованность проявляют лишь незадолго до распределения. Сегодня даже единый банк вакансий не отражает реальной ситуации на рынке труда, так как в службу занятости сообщают, оказывается, далеко не обо всех вакантных местах. Нынче это одно из самых распространенных нарушений трудового законодательства! Что уж говорить о долгосрочном прогнозе...


В итоге затрачиваются время и средства на профподготовку (а это дорогое удовольствие, потому что обучать надо на современном оборудовании), а когда выпускник приходит, работодатели разводят руками: мол, кого ж вы нам направили, мы еще должны переучивать. При значительной разнице в финансировании профессионального и среднего специального образования 80 процентов выпускников ссузов (например, по Могилевской области) идут... на рабочие специальности. Спрашивается: зачем было столько учить? Сроки обучения, в принципе, по многим специальностям неоправданно завышены. По мнению самих же работодателей, в частности, не нужно полгода учить будущего контролера–кассира, ведь ему на помощь пришло электронное обслуживание...


Увы, пока между рынком труда и сферой образования усиливается диссонанс. Предложение, обсуждавшееся на заседании Совмина, — третью смену на заводе отдать учащимся профлицеев, которые потом придут и будут работать на автоматических линиях, — не нашло поддержки у промышленников: мол, слишком большая ответственность. В то же время ресурсные центры не решат всецело проблему качества подготовки. Если предприятие заинтересовано в закупке современной техники, то для системы образования — это роскошь. Завис вопрос и с созданием открытой системы присвоения квалификаций, при которой работодатели формулировали бы свои требования к выпускнику. По мнению ректора РИПО Аркадия Шкляра, это должна быть независимая аттестация, как ЦТ. Тогда как сегодня выпускной экзамен принимает комиссия учебного заведения, и фактически только в теории, а не на практике выпускнику присваивается рабочая квалификация.


Согласья нет


Да, дефицит рабочих кадров имеется в большинстве стран. Но, например, в Германии более половины детей проходят через профобразование. И немецкая система дуального образования во многом является образцом. Смысл в том, что учащиеся осваивают избранную профессию сразу в двух местах — один–два дня в неделю в училище, остальное время — на предприятии. Потом экзамен, который принимает комиссия из представителей предприятия, училища и региональных ремесленных или торгово–промышленных палат. Для предприятия — это возможность отобрать лучших, для училища — работа на репутацию, а для молодежи — отличный шанс рано приобрести самостоятельность, в том числе и финансовую, ведь уже во время обучения начинают платить за труд. А у нас пока работодатели и учреждения образования, как лебедь, рак и щука: делают одно дело, но согласья между ними нет.


Во все времена успешность человека определял не столько уровень образования, сколько уровень мастерства. Не корочка диплома, а реальные профессиональные навыки. Вот и сейчас рынок труда сфокусирован на поиске именно квалифицированных рабочих. Как результат, на одного безработного фрезеровщика приходятся десятки невостребованных юристов, экономистов, психологов, дизайнеров, маркетологов, культурологов и бухгалтеров...


ГОВОРЯТ ЭКСПЕРТЫ


Владимир Зданович, председатель Постоянной комиссии Палаты представителей по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу:


— Если уж образование отнесено к сфере услуг, то и подходы в ней должны быть такие, как, к примеру, в банковской сфере. Там, если денег в обращении мало, то начинается их эмиссия, много — изъятие из обращения. Сегодня рынок перенасыщен вузовскими дипломами, нужно сокращать «эмиссию», иначе может наступить кадровый кризис, способный нанести серьезный удар по национальной экономике.


Аркадий Шкляр, ректор РИПО:


— До сих пор система образования трансформировалась только внутри самой себя. Менялись часы, стандарты без всякой взаимосвязи с работодателями. Квалификационные требования к работникам нигде не прописаны, а их должны выставлять заказчики кадров, а не система образования! В Украине, России, в европейских странах при правительстве создана неадминистративная структура, куда входят заместители министров всех отраслей экономики. Они устанавливают критерии оценки профессионального уровня и квалификации специалистов, делают заказы Министерству образования.


Лариса Каткова, начальник отдела профобучения и профориентации комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома:


— Комитет имеет возможность компенсировать нанимателям затраты за обучение их работников, если они впервые трудоустраиваются или безработные. Для этого готовится пакет документов не позднее чем через месяц с момента окончания обучения. За 9 месяцев мы компенсировали нанимателям затраты за 40 работников. Сотрудничаем с различными предприятиями — такими как «Амкодор», МАЗ, МТЗ, завод отопительного оборудования, «Белпочта» и другие.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...