Есть товар. А где купец?

У белорусских сельхозпредприятий и фермеров проблемы со сбытом овощей и фруктов

Производителей плодоовощной продукции, включая фермеров, запутали в сетях
Еще три года назад «СГ» писала о нехватке белорусских овощей и фруктов на прилавках. Если отечественное и появлялось, то  непрезентабельный вид продукта отбивал всякое желание его покупать. А вот заморское фруктово-овощное изобилие  радовало глаз. Хотя наверняка многих покупателей настораживают восковые бока яблок из Польши и Голландии, нетленные апельсины Испании и борщевой набор овощей из далекого Марокко. Перед нашим сельхозпроизводителем была поставлена задача — насытить потребительский рынок качественной витаминной продукцией, подключив фермеров. С уверенностью говорю: они с ней справились. А фруктовые сады дают такие плоды, что диву даешься. Но появилась серьезная проблема там, где ее, казалось бы, не ждали, — сбыт. 


То, что в нашем рационе стало гораздо больше овощей, фруктов и ягод, это факт. Их продажи за последние три-четыре года выросли более чем в 3 раза. В прошлом году белорусы съели 280 тысяч тонн витаминной продукции. По данным Министерства антимонопольного регулирования и торговли (МАРТ), в первом полугодии этого года продажи свежих овощей и картофеля выросли на 5,2 процента, свежих фруктов — на 1,2. Крупнотоварные сельхозпредприятия и фермерские хозяйства ежегодно наращивают урожаи. В текущем году получим  более  500 тысяч тонн овощей открытого и защищенного грунта,  плодов  и ягод — 130 тысяч тонн. 

Новость в том, что 50 процентов овощной продукции и 30 плодово-ягодной сегодня выращивают фермеры. За 5 лет удельный вес фермерского  картофеля в общем объеме его производства в общественном секторе вырос с 15 до 30 процентов, овощей — с 30 до 50, плодово-ягодной продукции — с 10 до 30 процентов, причем практически без государственной поддержки. Нельзя сказать, что крестьянские (фермерские) хозяйства растут как грибы после дождя, но их действительно становится больше, и, что важно — на рынке остаются те, кто может и готов конкурировать. Польза и покупателю, и государству. Скажем,  только фермерские хозяйства Гродненской области в первом полугодии увеличили отчисления в бюджет на 38,5 процента в фактических ценах. 

Но, как известно, вырастить — мало, надо уметь продать. Даже успешная мировая практика показывает, что рогаток на пути сбыта более чем достаточно. Например, природа из года в год одаривает польских фермеров рекордным урожаем яблок. Но из-за российского эмбарго сбывать его некуда, и фермерам грозит банкротство. Правительство призвало поляков есть яблоки «против Путина», но на деле спрос так и не удалось значительно повысить. Попытка Евросоюза выкупить фрукты и раздать их даром дала фермерам некоторую передышку, но не смогла возместить их потери. Государство, как видим, не очень-то может помочь своему производителю в этой проблеме, однако упорно защищает его на своем рынке. Попробуйте войти туда со своими яблоками — вряд ли получится.

Конкуренция и защита собственного производителя — эти два понятия идут параллельно друг другу на рынках разных стран. С одной стороны, у покупателя  широкий выбор. Ему уже не нужно поскорее покупать то, «что дают». С другой — любое развитое государство явными или скрытыми барьерами старается защитить собственного производителя. Как с этой проблемой справляемся мы?  

ФЕРМЕРСКОЕ хозяйство «Дружба и К» — одно из самых крупных и высокотехнологичных в Смолевичском районе, обеспечивающее работой более 70 человек. Выращивает около 20 наименований овощей. Элитхоз по озимому чесноку и картофелю ежегодно производит около 8 тысяч тонн овощей, полностью закрывая потребности Жодино и Борисова, продают продукцию и в Минске. В открытом грунте здесь растут перцы, баклажаны, арбузы и помидоры. В этом году в хозяйстве получили более 80 тонн арбузов.

— Сейчас в хранилище лежит 40 тонн непроданных арбузов, — сетует глава хозяйства Владимир Крапивка. — Мы работаем, стараемся, вместе со специалистами Института овощеводства подбираем сорта, проводим испытания, получаем качественную экологическую продукцию. К примеру, на 10 гектарах посадили чеснок, наш, белорусский, настоящий, сочный и хрустящий. Но торговля берет его очень неохотно. Зато китайским завалены все прилавки. Разве это дело? Вы сравните наш чеснок и привезенный! Более того, сажали его и 30 гектаров, но магазины не хотят брать. В один из сезонов больше 100 тонн не реализовали. Вырастить можно практически все, но проблема в сбыте. Хотя продаем где только можно с машин и в своих мини-ларьках. 

— А с крупной сетевой торговлей пробовали заключать договоры?

— Как только вы сказали «сети», у меня сразу что-то внутри оборвалось, — говорит он полушутя, но с горечью. — Сколько ни бились, ничего не получается. Не было такого года, чтобы я полностью продал  свою продукцию. Везешь по договору им капусту по 35 копеек. Привез. Сначала машина простояла почти сутки неразгруженная, потом  берут, но по 25. Не хочешь — увози. Наш покупатель должен понять простую вещь: импортные овощи и фрукты, дабы они долго хранились, пичкают, коротко говоря, химией. Наша продукция — экологически чистая, поэтому она долго не хранится. Значит, сетям выгоднее купить химические «долгоиграющие» овощи и фрукты. Складывается впечатление, что их задача — разорить нашего  сельхозпроизводителя, раздавить, наклонить, не платить. И потом производителю некогда заниматься разговорами и переговорами с сетями. 

Может быть, фермер прав, и действительно мы больше покупаем импортной витаминной продукции, игнорируя собственную? Скажем, в Испании килограмм китайского чеснока стоит 3 евро, своего производства — 12. Испанцы 80 процентов покупают своего. И дело не столько в патриотизме, сколько в желании потребителя есть качественные и экологически чистые овощи и фрукты. Конечно же, свой внутренний рынок государство защищает. Вряд ли Владимир Крапивка продаст в Испании свой чеснок. 

«СГ» убедилась и в том, что крупным товарным хозяйствам также  со сбытом не сладко.  А дело нешуточное: товар «живой», экологически чистый. Не продашь — закопаешь и утонешь в убытках. Куда сбывать выращенное? Основной — российский  рынок — в последние пару-тройку  лет сужается, как шагреневая кожа. Правительство начало вкладывать и поддерживать сельхозпроизводство немалыми деньгами. На модернизацию только тепличных комплексов и других агрообъектов в этом году направлено 2,7 миллиарда рублей. К 2020 году россияне планируют полностью обеспечить себя витаминной продукцией. В южном направлении нам с такой продукцией и смотреть не приходится. Из-за климата и балла почв наша по определению дороже. 

В Минсельхозпроде  поясняют: на нашем рынке оптимальной пропорцией видятся 70 процентов белорусской плодоовощной продукции. Сейчас, в сезон массовых заготовок, это соотношение, например для яблок — примерно 50 на 50. Импорт не превышает 100 тысяч тонн, собственное производство — более 100 тысяч. Около половины плодоовощной продукции продается через магазины госторговли и Белкоопсоюза. В этом году для нужд торговли, общественного питания, закладки в стабилизационные фонды, реализации на ярмарках пойдет 436 тысяч тонн картофеля, более 300 тысяч тонн овощей и около 65 тысяч тонн плодово-ягодной продукции. Минсельхозпрод совместно с МАРТ контролируют и торговлю, ежемесячно составляя графики, где прописывают обязательные объемы продаж. 

Тем не менее фермеры считают, что в нашу страну импортируется слишком много овощей и фруктов, да еще и по демпинговым ценам. Отнюдь. За последние годы импорт снижается. В январе—июне этого года импорт картофеля  снизился в натуральном выражении на 45,7 процента, лука — на 66,3, капусты — на 52, яблок — на 13,8 процента. Разве что заморских томатов стало больше, потому что наши парниковые пока не могут конкурировать по цене. Понятно, полностью запретить импорт, защищая собственного производителя, нереально, да и вредно.  

ОСТАЕТСЯ одно — к агропроизводству подходить как к любому бизнесу. Предпринимателю, который начал шить куртки или тачать сапоги, и в голову не придет просить государство снизить импорт. Он отвечает за всю производственную цепочку и просчитывает, чего и сколько надо произвести, чтобы реально продать. По сути, и фермер должен быть хорошим продавцом. От умения хорошо продавать свой товар зависит прибыль и успех дела. Посмотрите, самые богатые люди в мире — это те, кто умеет продавать. Причем все что угодно. Рискованно? Так ведь рынок: выживает сильнейший и более разворотливый.   

germanovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: БелТА
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?