Есть имена у всех рекордов

В 1996 ГОДУ в «Белорусской ниве» появилось выступление Героя Социалистического Труда комбайнера совхоза «Кормянский» Кормянского района Николая КОРОТКЕВИЧА. В нем прославленный хлебороб предлагал возродить в масштабах республики старинный белорусский праздник «Дажынкі», венчающий уборку хлебов. — Время было тяжелое, — вспоминает Николай Александрович. — Только что развалился Советский Союз, Беларусь стала на путь независимости, которая давалась ей нелегко. Многого не хватало. Даже бензин и дизтопливо в хозяйствах между механизаторами и водителями делили руководители, настолько они были дефицитными. А главное, люди на селе от этой вдруг свалившейся на них безысходности сникли, растерялись. Вот я и решил выступить с такой несколько неожиданной, как могло показаться, инициативой. И очень горжусь тем, что она была поддержана и нашим Президентом, и правительством, и Минсельхозпродом. А главное, на нее живо откликнулись в самих хозяйствах. Хлеборобы были рады тому, что в вихре перемен о них не забыли, что они по-прежнему оплот и надежные кормильцы страны. Так в Беларуси, единственной на постсоветском пространстве, появился Республиканский фестиваль-ярмарка тружеников села «Дажынкі», который с тех пор проводился уже четырнадцать раз.

У истоков любимого белорусскими хлеборобами праздника «Дажынкі» стоял комбайнер Николай КОРОТКЕВИЧ.

В 1996 ГОДУ в «Белорусской ниве» появилось выступление Героя Социалистического Труда комбайнера совхоза «Кормянский» Кормянского района Николая КОРОТКЕВИЧА. В нем прославленный хлебороб предлагал возродить в масштабах республики старинный белорусский праздник «Дажынкі», венчающий уборку хлебов. — Время было тяжелое, — вспоминает Николай Александрович. — Только что развалился Советский Союз, Беларусь стала на путь независимости, которая давалась ей нелегко. Многого не хватало. Даже бензин и дизтопливо в хозяйствах между механизаторами и водителями делили руководители, настолько они были дефицитными. А главное, люди на селе от этой вдруг свалившейся на них безысходности сникли, растерялись. Вот я и решил выступить с такой несколько неожиданной, как могло показаться, инициативой. И очень горжусь тем, что она была поддержана и нашим Президентом, и правительством, и Минсельхозпродом. А главное, на нее живо откликнулись в самих хозяйствах. Хлеборобы были рады тому, что в вихре перемен о них не забыли, что они по-прежнему оплот и надежные кормильцы страны. Так в Беларуси, единственной на постсоветском пространстве, появился Республиканский фестиваль-ярмарка тружеников села «Дажынкі», который с тех пор проводился уже четырнадцать раз.

МЫ БЕСЕДУЕМ с Николаем Александровичем о том, что обоим хорошо знакомо. Будучи на тот момент корреспондентом «Белорусской нивы», я готовил к публикации текст его выступления. Работалось легко, потому что то, о чем говорил знатный комбайнер, мой земляк, шло у него от души и сердца. Позже мы встретились с ним на первых «Дажынках», которые проходили в Столинском районе. Николай Александрович, как он сказал тогда, был рад этому празднику больше, чем кто-либо из других его участников. И его можно было понять.

Прошли годы. Николай Александрович давно отошел от дел, как никак за плечами 81 год. В родной деревне Коротьки на Кормянщине, где он родился и прожил свою жизнь, став известным на всю страну хлеборобом, его знает и стар и млад. Хотя сам по себе человек он не публичный, даже очень скромный, и таким был всегда. Память ветерана хранит многие интересные эпизоды.

В начале 50-х его, выпускника училища механизации, в составе отряда комбайнеров Кормянского и соседних районов посылают на уборку зерновых в Молдавию. На железнодорожной станции в Рогачеве комбайны погрузили на платформы и по стальным магистралям волонтеры добрались до Молдавии. Там уборка зерновых начиналась примерно на месяц раньше, чем в Беларуси. Хлеба у молдован созрели неплохие, а вот техники не хватало. На выручку им пришли хлеборобы из других республик, у которых на собственных полях уборка была еще впереди.

Трудились командированные прилежно. Даже знаменитое молдавское вино не могло отвлечь от работы. Но однажды все-таки это произошло. Пошел затяжной дождь, и работу в поле пришлось остановить. Тут-то и появились симпатичные молдаванки с кувшинами вина. Застолье продолжалось до позднего вечера. А утром, едва спала роса, комбайны снова вышли на загонки. Работалось тяжковато: все-таки сказывались последствия застолья. А тут еще высокое начальство из Кишинева пожаловало.

— Как трудится, братья-белорусы? — обратился к ним один из начальственной свиты, высокий и красивый мужчина. — Вином-то хоть вас молдаване угостили?

— Да уж не поскупились, — отозвался кто-то из комбайнеров. — От души наливали...

МНОГО лет позже Николай Александрович узнает в том высоком и красивом мужчине, который пожимал им руки и благодарил за хорошую работу, генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева, бывшего тогда первым секретарем ЦК Компартии Молдавии.

В 1978 году за успехи в труде Николаю Александровичу присвоили звание Героя Социалистического Труда. Представлялся он к нему уже второй раз. В первый, было это в 1972 году, золотую звезду не дали: «показателей не хватило». Зато наградили орденом Ленина. Теперь их в коллекции его наград два (еще один полагался к Звезде Героя). Награждали его еще орденами Октябрьской революции и «Знак Почета», медалями. Он — заслуженный механизатор БССР.

Как свалился этот «дождь» наград, и сам удивляется. Ведь просто работал, и все тут. Конечно, не лишь бы как работал. Старался. Хотел побольше заработать, чтобы семья — жена и двое детей — жили в достатке. Только и всего.

Он верил в себя, свое мастерство и не желал, чтобы ему создавали какие-то особые условия. Однажды в поле, где он убирал пшеницу, приехали директор и секретарь парткома хозяйства.

— Бросай, Николай Александрович, этот участок да переезжай на другой, много здесь не намолотишь, — предложил секретарь парткома с молчаливого согласия директора.

— Как это — бросай? — удивился комбайнер. — Что же обо мне скажут товарищи? Нет, тепличных условий я не хочу.

Он не останавливался даже на обед, но тот малоурожайный участок все же «добил». Лишь затем переехал на поле, где нива была поувесистей и погуще.

— Тогда умели замечать и ценить рабочего человека, — говорит ветеран .— Кроме весомых заработков, и по телевизору о нем, и по радио, и в газетах. Это нынче героями экрана стали олигархи да бандиты, а тогда было по-другому.

О трудовых достижениях комбайнера Короткевича в те, теперь уже далекие советские годы, неоднократно писала наша газета. И, кстати, не только о нем. Журналисты-аграрники много внимания уделяли Гомельщине. Она в то время считалась основной житницей Беларуси. Примерно в одно время с Николаем Короткевичем звания Героев Социалистического Труда удостоились Георгий Котляров из Ветковского и Люциан Саковский из Хойникского районов. А на Кормянщине, кстати, был и еще один Герой — председатель колхоза «Коммунист» Кузьма Никитин.

На какой только технике не довелось поработать комбайнеру Короткевичу! Начинал с комбайна С-4 с прицепным копнителем.

— Горе был, а не комбайн, — вспоминает Николай Александрович. — Мотор ЗИСовский, слабый и несовершенный, как и сам комбайн. Одно мучение было на нем работать.

СВОЙ ЛИЧНЫЙ рекорд — 1,5 тысячи тонн зерна, за что и был представлен к званию Героя, Короткевич поставил на «Ниве». По тем временам комбайн считался неплохим. Это уже сегодня и его записали в разряд раритетов.

— Для нынешней техники и работник должен быть достойным, — говорит ветеран. — Одного-двух современных комбайнов, если они окажутся в умелых руках, хватит, чтобы убрать весь урожай, выращенный в хозяйстве. Надо только ценить и беречь технику.

В конце 80-х годов Николая Александровича избрали депутатом Верховного Совета БССР. Тогда, вспоминает он, депутаты были не столь активны у микрофонов в зале, как нынешние народные избранники. Но справлялись со своими депутатскими обязанностями достойно. Николай Александрович, к примеру, увез «наверх» коллективный письменный наказ своих земляков-избирателей выделить средства на строительство в его родной деревне Дома культуры на 350 мест и торгового центра. Не сразу удалось решить этот вопрос. Пришлось даже обращаться к первому секретарю ЦК КПБ Петру Машерову.

Сегодня Дом культуры и торговый центр — главная достопримечательность агрогородка «Коротьки». Глядя на них, Николай Александрович нет-нет, да и вспомнит то, что предшествовало строительству этих объектов. В такие минуты его «даже немножко где-то и гордость берет».

А всенародного любимца Петра Машерова в последний раз он видел на его похоронах. В почетном карауле он простоял всего 120 секунд. Народу было столько, что тем, кто стоял в почетном карауле, давали ровно по две минуты. А потом траурная процессия двинулась по главному проспекту столицы...

Несколько лет после ухода на пенсию Николай Александрович продолжал трудиться в родном хозяйстве. А когда умерла его любимая жена Татьяна Ивановна, оставил работу совсем. Занялся огородом, домашним хозяйством. Кое в чем помогают сын и дочь со своими семьями. Особенно гордится ветеран внуком Дмитрием. Он у него кандидат наук, преподаватель университета в Гомеле. И правнучка Анечка уже появилась.

Не забывает ветерана руководство родного хозяйства. По праздникам отмечает подарками, хотя Николай Александрович всегда стесняется их получать.

ЗА ЭТИ ГОДЫ перемены произошли и в хозяйстве, в котором всю свою жизнь проработал комбайнер Короткевич. Центральная усадьба КСУП «Совхоз «Кормянский» — деревня Коротьки — агрогородок не только по названию, но и по своему функциональному и социальному назначению. Кроме уже упомянутых Дома культуры и торгового центра, здесь и средняя общеобразовательная школа, и медпункт, и множество добротных одно- и двухэтажных домов со всеми бытовыми удобствами, в которых живут сельчане.

Производственная сфера тоже отличается от той, что была во времена, когда здесь трудился Николай Александрович. По решению местных властей бывший совхоз объединили с двумя соседними низкорентабельными колхозами, и теперь это единое мощное сельскохозяйственное предприятие, где с одинаковым успехом развиваются все направления аграрного производства. Неудивительно, что из года в год самые высокие производственные достижения — в «Кормянском» больше всего передовиков — тоже отсюда. Доволен своим хозяйством знатный комбайнер, потому что достижения старших поколений и его достижения находят свое продолжение в делах сегодняшних тружеников.

— Я знал многих ваших корреспондентов, — сказал на прощание знатный комбайнер. — Все они славные ребята. А «Белорусская нива» — моя главная газета. С ней я прошел по жизни. С ней и останусь до конца дней своих.

Олег ШВЕДОВ, «БН»

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости