Если писатель проигрывает, фильм станет только лучше

Интервью с писателем и режиссером Владимиром Козловым

Писатель Владимир Козлов доказал, что для вполне смотрибельного фильма миллионные бюджеты не нужны
Рецепт успешного творчества предельно прост: есть идея – пиши книгу, хочешь делать кино – бери в руки камеру. Писатель Владимир Козлов доказал, что для вполне смотрибельного фильма миллионные бюджеты не нужны, а самоотдаче актеров-любителей позавидуют даже мэтры Голливуда.

– Писательство и режиссура – вещи разные, но вы совмещаете первое со вторым, ваши книги успешно превращаете в фильмы. Почему возникло такое желание?

– Совместить режиссуру с писательством я решил более десяти лет назад – когда впервые работал с кино, переписывая сценарий фильма «Игры мотыльков» по предложению режиссера Андрея Прошкина. Но возможностей что-то делать в киноиндустрии я не видел. А когда они появились несколько лет назад благодаря цифровой революции в кинопроизводстве, я ими воспользовался и взялся за «Десятку». Сегодня в Восточной Европе интерес к аудиовизуальному контенту – от коротких роликов до полнометражных фильмов и сериалов – выше, чем к литературе. И, несмотря на все проблемы, заниматься этим сегодня интереснее, чем просто писать книги. Нет, я ни в коем случае не ухожу из литературы, просто продолжаю пробовать себя в чем-то новом.

– Картина «Следы на снегу» посвящена истории сибирского рока. Сколько времени заняло путешествие по Сибири для того, чтобы отснять материал?

– Путешествие длилось около недели. Денег было мало, поэтому старался делать все максимально быстро, чтобы меньше потратить и больше оставить на монтаж и работу со звуком.

– Если не секрет, какой нужен минимальный бюджет для документального фильма?


– Бюджет «Следов на снегу» – около 80 тысяч российских рублей. Это в ценах конца 2013 – начала 2014 года, сейчас они выросли. Вся аппаратура была своя, и я сам снимал практически все и монтировал.

– Можно ли сказать, что за микробюджетными фильмами будущее?

– Будущее – за разнообразием форм производства и потребления всевозможного аудиовизуального контента. Да, произошла цифровая революция, и теперь можно снимать кино практически без денег. Да, теперь, чтобы посмотреть фильм, не обязательно идти в кинотеатр или покупать, брать напрокат DVD. Можно в компьютере выбирать что хочешь. Но есть мощная мировая киноиндустрия, заточенная под определенные модели производства и показа фильмов, есть система финансирования кино, которая часто не зависит от количества зрителей. Короткий метр, снятый за двадцать тысяч долларов, на техническом уровне ничем особенно не уступает, а на творческом может быть интереснее материала, снятого, например, за миллион долларов. Но те, кто дает миллион, еще не поняли, что можно снимать гораздо дешевле. Насколько быстро будет меняться ситуация – вопрос открытый. Похожие процессы происходили в музыкальной индустрии, и начались они в середине девяностых, а реальные изменения мы увидели только, может, лет пять назад.


Со съемочной группой «Десятки» в сентябре 2011-го

– О людях с миллионами: вам предлагали продюсирование фильмов?

– Предложений не было. Продюсеры пока не замечают того, что происходит вне киноиндустрии. У них слишком узкий кругозор: один-два фестиваля, десяток режиссеров, которые в обойме. Они еще не поняли, что при нынешней системе финансирования кино, фестивалей может появиться что-то интересное: новые лица, идеи, формы. Они по инерции думают, что микробюджетное кино – это «два актера в комнате, снятые на фотоаппарат», а значит, это можно проигнорировать. Но такой фильм по количеству героев и локаций может ничем не отличаться от блокбастера. И, кроме того, благодаря свободе, которую дает «микробюджетка», при всех ее ограничениях результат окажется ярче и круче коммерции.

– Когда экранизируешь собственный текст, на что прежде всего обращаешь внимание и есть ли желание что-то поменять?

– Это всегда война с самим собой, война режиссера и сценариста с писателем. И если писатель проигрывает, то это только лучше для фильма. Диалоги, которые в книгах, очень часто не работают на экране, их надо переделывать, сокращать, и мне как автору это не всегда приятно, но уж лучше самому, чем если бы делал кто-то другой.

– Насколько тяжело работать с непрофессиональными актерами?

– Легко. Это, как правило, люди с большим энтузиазмом, желанием, интересом к проекту и, естественно, без звездной болезни. С другой стороны, у непрофессионального актера нет привычки к быстрому запоминанию текста, ему сложно одновременно помнить, что говорить, и сосредоточиться на игре. И это надо всегда учитывать еще на стадии сценария – когда пишешь диалоги.


– Пытались ли вы вести переговоры об участии в съемках, как говорится, за идею с известными актерами?

– То, что известные актеры иногда готовы сняться в независимом фильме за идею, – нормальная практика. Но оба моих игровых фильма – и «Десятка», и «Кожа» – предполагали довольно высокий уровень реализма, и появления среди новых, незасвеченных лиц известного актера не ожидалось. Поэтому я ни к кому не обращался.

– Часто ли к вам обращаются «давайте делать что-то вместе» и открыты ли вы для новых проектов?

– Обращаются, конечно. И я открыт для интересных идей. Проект должен быть интересен, и я четко должен видеть свою роль и что могу привнести в нее. И должно быть четкое понимание возможности реализации.


Владимир Козлов


Родился в 1972 году в Могилеве

Автор книг «Варшава», «СССР», «Школа», «Домой», «1986»

Режиссер фильмов «Десятка», «Следы на снегу», «Кожа»

Большинство произведений Владимира Козлова посвящены молодежи периода перестройки.

Фото Елены КИРИЛЛОВОЙ и из архива Владимира Козлова
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...