Старинное ремесло гончарства возрождают в Пружанском районе благодаря энтузиастам

Если молоко из деревни, «макотры» и «бунькі» получаются на загляденье

Гончарство на Пружанщине появилось около 600 лет назад благодаря польской королеве Боне Сфорце. По первой версии, ее величество организовала обучение гончарному делу, по второй — привезла готовых мастеров. Так или иначе, но этим ремеслом занимались десятки семей, передавая знания из поколения в поколение.

«Макотры», «спарышы», «бабошкі», «бунькі», «мялачкі»… Названия такие, что сразу и не запомнишь. У каждой посуды свое предназначение. В одной растирают мак, в другой — картофель, в третьей готовят картофельную бабку. В Пружанах в начале XX века проживало не менее 250 гончаров. Практически сразу после Великой Отечественной войны здесь организовали артель, занимались выпуском кувшинов и цветочных горшков из светлой глины. Но работа не ладилась, через три года объединение распалось. И все же визитной карточкой местных гончаров была черноглянцевая задымленная посуда. Правда, от той, которую я видела у мастера Александра Любимова из Шумилинского района, она разительно отличается. Здесь более темная и шероховатая, без блеска и лощения.


Особым уважением и популярностью в Пружанском районе некогда пользовался потомственный мастер-гончар Антон Токаревский, его предки возглавляли объединения гончаров города еще в XIX веке. Изделия Антона Григорьевича, который ушел из жизни 35 лет назад, хранятся в парижском Лувре, частных коллекциях Канады, США, Японии, России… Берегут раритетную посуду и простые жители Пружан. Но традиции местных гончаров могли бы исчезнуть полностью, если бы не здешние краеведы, которые по частям собирали старинные технологии изготовления керамики. Реанимировать древний промысел пробовали не раз, но все не получалось. Сейчас появилась не только надежда, но и уверенность — гончарное дело на Пружанщине должно возродиться.

За работой мастер Геннадий МИРОНЮК.
Во флигеле Музея-усадьбы «Пружанскі палацык» меньше года назад открыли гончарную мастерскую, райисполком помог в приобретении современного электрического круга, выставочного стеллажа, глины… Дело теперь за самими мастерами, их двое — учитель Виталий Романовский и ученик Геннадий Миронюк. Оба пружанские, при этом на весь город и район они пока единственные. Лепкой из пластилина и глины увлеклись еще в детстве. На мой вопрос, были ли в их роду гончары, не ответили — не настолько хорошо знают свою родословную.

Геннадий согласился провести для меня мастер-класс и попутно рассказал о себе:

— Специального образования, как у моего наставника Виталия Ивановича, нет. Школьником ходил к нему в кружок лепки. Сюда меня пригласили в начале июня прошлого года, как только открыли мастерскую. Мне нравится работать с глиной, это природный живой материал. Первая серьезная работа — небольшой стаканчик. Бывает, самому не нравится то, что сделал, поэтому есть чему учиться и куда расти. Нужно научиться лепить сложную посуду. Надеюсь, в будущем освою технологию чернодымленной керамики.

У Виталия Романовского за плечами художественная школа, затем Минское художественное училище имени Алексея Глебова и диплом скульптора в 1996 году. После службы в армии устроился в городской Центр творчества детей и молодежи в Пружанах. Некоторое время набивал руку в российском Скопине, который славится художественной керамикой, потом вернулся на малую родину:

Гончар Виталий РОМАНОВСКИЙ.
— Работать в этой мастерской начал с конца августа 2018 года. Мне нравится чернозадымленное гончарство, как было при Токаревском. Хотелось бы его освоить, но для этого нужна печь. Здесь на улице ее не поставишь, а другого места нет. Топят ее дровами, процесс очень трудоемкий. Благодарны местной власти за возможность развивать гончарное дело. Пока работаем с техникой молочения, она придает готовому изделию коричневый оттенок, а посуда становится гладкой и приятной на ощупь. После обычного обжига при температуре 1050—1080 градусов идет «купание» в молоке. При этом поры закупориваются, получается блестящая и гладкая пленка на поверхности.

МОЛОКО мастера покупают сами. Виталий прикидывает: в месяц на него уходит минимум 30 рублей. От качества продукта, кстати, напрямую зависит цвет черепков. Лучше, конечно, жирное и деревенское. Можно брать и кефир, проводили эксперимент даже с майонезом. Говорит, эффект потрясающий, хотя и влетает в копеечку. 

У каждого горшка при молочении свой оттенок. Опытный мастер отличит, в чем «купали» черепки. Зато глину (основной материал) помогает «добывать» райисполком. Заказывают ее в Кореличском районе, килограмм обходится где-то в 55 копеек. Если представить его зрительно, получится комок в полтора мужских кулака, из которого можно вылепить лишь небольшой кувшин. Так что для массового гончарного дела нужен не один самосвал глины. Отбить потраченные средства нереально. Необходимо по нескольку раз в день проводить платные мастер-классы для туристов и, как в давние времена, иметь свои посудные лавки. Показ работы на гончарном круге одному человеку обходится примерно в 5 рублей, вместе с обжигом — 7. Гости во флигель к гончарам наведываются, но не так часто, как хотелось бы. А продать готовую продукцию можно разве что тем же туристам либо на ярмарках.

И у Виталия, и у Геннадия есть свои ученики-школьники, которые три раза в неделю приходят в бесплатные кружки по лепке. Занимаются в мастерской, но к гончарному кругу и обжигу их пока не подпускают: техника безопасности запрещает. А вот свистульки и мелкие сувениры детвора уже лепит. На это поколение и вся надежда, возможно, ребята смогут освоить, а главное — полюбить и продлить жизнь старинному ремеслу. Может быть, о Пружанах когда-нибудь снова заговорят как о городе мастеров.

chasovitina@sb.by

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3
Загрузка...
Новости и статьи