Если б камни могли говорить

После создания каталога еврейских кладбищ на Могилевщину в поисках могил предков потянулись туристы

В XVIII веке едва ли не половину городов и местечек Могилевской области населяли евреи. Одни покинули эти места до революции, другие погибли в годы Великой Отечественной, третьи эмигрировали в середине 90–х. Но теперь, когда еврейские кладбища каталогизировали, потомки выходцев из этих краев все чаще стали приезжать на Могилевщину. В поисках могил предков. В Могилеве, Бобруйске, Чаусах, Шклове, Быхове, деревнях Селец и Рясно уже побывали туристы из США, Швейцарии, Израиля, Канады, России... Похоже, популярный в Европе кладбищенский, или, как его еще называют, некропольный, ностальгический, туризм постепенно развивается и у нас.

Участники проекта «Узел жизни» изучают еврейские захоронения.

Проект «Узел жизни» еврейская община Могилева запустила еще в 2013–м. Цель — сфотографировать сохранившиеся на Могилевщине старинные еврейские некрополи и надгробия, указать координаты, перевести надписи с иврита на русский, составить полный список имен упокоенных людей. Руководитель проекта Ида Шендерович считает, что нельзя терять времени:

— С каждым годом старинных еврейских захоронений XIX — начала XX века все меньше. Потому работать надо было быстро. Некропольный туризм во всем мире набирает обороты, люди тянутся к корням, изучают родословную, готовы преодолеть тысячи километров, чтобы поклониться праху предков. Но некрополи представляют не только генеалогическую ценность, но и археологическую, этнографическую, художественную. Поэтому в проекте участвуют краеведы, ученые.

Ида Шендерович: «В интернете любой желающий может увидеть наш путеводитель по еврейским кладбищам Могилевщины».

Известный могилевский фотограф Александр Литин уточняет — лет 10 назад на кладбище в Кричеве подавляющее большинство надписей на захоронениях были на иврите:

— Сейчас, увы, лишь «вкрапления» мацев — еврейских надгробий. Старые памятники и ограды снесены, на их месте — православные кресты. Недавно пришло письмо из Израиля от Якова Шура, братья которого живут в Питере. Они по нашим каталогам в интернете обнаружили на еврейском кладбище в Могилеве могилу деда, похороненного в начале XX века. На днях мы побывали там и ужаснулись — ее тоже потеснили два современных памятника. Старый, правда, остался. Огородили, ждем потомков Шура...


На еврейских кладбищах встречаются нестандартные надгробия: это датировано 1936 годом.


...Вросшие в землю мацевы хранят немало тайн. Тысячи имен, начертанных на старых камнях, удалось расшифровать. Но на иных — ни фамилий, ни дат. Случайному туристу без «переводчика», впрочем, расшифровать не удастся ни имен, ни смысла, скрытого в самих надгробиях. Мое внимание привлекает камень в форме дерева с обломленной верхушкой. Сотрудники еврейской общины объясняют:

— Это — символ прерванной жизни. А прорастающий рядом отросток — знак, что человек оставил наследников.

Такие надгробия характерны не только для евреев. Но есть у них и отличительные. На кладбище в Дрибине на могиле Авраама Хельмира — храмовый семисвечник. На мацеве Липы Рабиновича — львы, символизирующие божественную защиту души и надежду на воскрешение. Немало на мацевах 6–конечных звезд Давида, отпечатков рук, сложенных в жесте благоговения. Встречаются и имена мастеров–резчиков: Колмановичи и Виршубский из Вильно, Исраэль Ауэрбах из Варшавы...

Интерес для туристов представляют и надгробные эпитафии — своеобразная кладбищенская поэзия. На многих камнях по средневековой традиции писали: «Да будет душа усопшего завязана в узел вечной жизни». Но есть и личные: «Жену добродетельную кто найдет — выше жемчуга цена ее»...

На кладбище в Шклове еврейских могил около 130. Самая древняя датирована 1852 годом: «Тут покоится Штэйн Яков, сын Аарона — человек цельный, праведный». Несколько лет назад сюда приехала из США Дарья Флеер, чьи предки родились на Шкловщине, после эмигрировали в Испанию и ныне живут по всему миру. Флеер не только помогла отремонтировать мемориал евреям, погибшим тут во время Холокоста, но и составила свой каталог надгробий, выложив его в интернет. С тех пор в Шклов наведывается и она, и ее земляки — в поисках «родных» захоронений.

Мацевы на кладбище местечка Рясно Дрибинского района лет 10 назад начали изучать местные школьники под руководством учителя Инны Ляховской. Правда, по словам Иды Шендерович, в то, что сюда потянутся туристы, не верили:

— На старых надгробиях нет фамилий, лишь имена. И мы очень удивились, получив письмо из Израиля от Петра Горлачева: «Рад сообщить вам, что мацева № 60 — надгробие моей бабушки Перлы, так как ее имя, имя ее отца и дата ее смерти — те же. А мацева № 93 Залмана, сына Иосифа Меера, который погиб в 1919 году. Эта информация соответствует семейной истории о моем дяде — портном Залмане Горлачеве. Как–то ночью он ехал по лесу на телеге, на него напали бандиты и убили... Глубоко признателен за информацию и перевод эпитафии. Добавлю фото дяди в наше генеалогическое древо, а мои дети и внуки смогут посетить его могилу». Уже посетили. Еще одна делегация — из немецкого Райнштеттена — побывала этим летом на еврейском кладбище Чаусов. А чуть позднее сюда прибыли туристы из Америки. Научный сотрудник местного историко–краеведческого музея Татьяна Федорова вспоминает:

Делегация из немецкого города Райнштеттен у мемориала евреям, жертвам Холокоста.
— Сестры Кац из Нью–Йорка искали могилу прапрадеда. Тогда я впервые увидела, как они читают надписи на мацеве. Мажут обычным кремом для бритья, после вытирают насухо салфеткой и сличают заполнившиеся пустоты, образующие слова и даты. На надгробии их предка начертано: «Ицхак, сын Шмуэля Кац — человек прямой, достигший преклонных лет, умер 30.07.1900».

Одна из сестер Кац — журналистка «Нью–Йорк таймс» — позже опубликовала статью о визите в Чаусы, выложила фото на своей страничке в интернете...

А недавно на еврейском кладбище в Могилеве Ида Шендерович встретила туристов, говорящих на французском. Оказалось — это супруги из Швейцарии. Пьер Доминик Симкин родился в Женеве, но корни его отсюда. Примечательно, что несколько лет назад на этом кладбище могилу предков отыскали Рафаэль Райхтинберг и его племянник Дэвид Шемано из Нью–Йорка. На свои средства отремонтировали не только родовое надгробие, но и приличную часть других старых некрополей...

Кстати

Каталогизацию еврейских кладбищ проводят и в других регионах страны. Наряду с евреями мацевы изучают ученые из России, Украины, студенты–волонтеры из США, Франции, Израиля, для которых кладбища — своеобразный архив под открытым небом. По их мнению, иные некрополи расскажут туристам о местных нравах и укладе жизни больше, чем путеводитель.

Знаменитые евреи Могилевщины

Из села Петровичи Климовичского уезда Могилевской губернии Айзек Азимов (Исаак Озимов). Биохимик по профессии, в США стал популярным научным фантастом. По его книге «200–летний человек» снят одноименный фильм с Робином Уильямсом в главной роли. Умер Айзек в 1992–м — во время операции на сердце через донорскую кровь заразился вирусом ВИЧ, на фоне которого развилась сердечная и почечная недостаточность.

В Могилеве родился автор шлягеров «Хотят ли русские войны», «Я люблю тебя, жизнь» Эдуард Колмановский. В доме, где он жил, на улице Первомайской, несколько лет назад установили мемориальную табличку в честь композитора.

Родом из Чаусов предки голливудского актера Кирка Дугласа, отца знаменитого Майкла Дугласа. Мать Кирка Ханна и отец Гирш эмигрировали в 1912–м.

Из Чаусов легендарный военный разведчик Герой Советского Союза Лев Маневич (агентурный псевдоним Этьен). Прошедший все круги фашистского ада, он был освобожден из концлагеря 5 мая 1945 года. А 9–го умер от чахотки, так и не узнав, что этот день стал Днем Победы. Похоронен в австрийском Линце на русском военном кладбище.

Из Чаусов Варвара Кашеварова–Руднева — первая в России женщина, получившая звание врача и докторскую степень. Осиротев в 12 лет, в 15 она вышла замуж за купца Кашеварова. Поскольку он не позволил ей учиться, добилась развода, что в ту пору было очень трудно. Блестяще окончила медико–хирургическую академию в Петербурге, где встретила второго мужа — профессора Руднева. Впоследствии работала гинекологом–акушером.

Из Бобруйска родом художник Абрам Рабкин и известный писатель Эфраим Севела (Ефим Драбкин), создавший художественную летопись Бобруйска. Он же написал сценарий к комедии «Крепкий орешек» с Румянцевой и Соломиным в главных ролях.

olgak53@mail.ru

Фото автора, Александра Литина, предоставлено Идой Шендерович и Чаусским районным историко–краеведческим музеем.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?