Экспорт с привкусом политики

Петр Казакевич: чтобы страна стала известна в мире, она должна с чем-то ассоциироваться

Заместитель председателя президиума НАН Беларуси Петр Казакевич:  «За семь месяцев этого года зарубежные продажи сельхозпродукции в общем объеме экспортных товаров Беларуси составили 15,5 процента. Это очень хороший результат работы АПК.  Для сравнения: продукция общего машиностроения — 16,5».


Сегодня торговать с внешним миром стало так же естественно, как иметь дело с покупателями в вашем городе или деревне. Именно международная торговля стала ключом к созданию процветающих экономик развитых стран. Но на зарубежные продажи напрямую влияют так называемые внешние факторы. В экономике — экспорт, импорт и иностранные инвестиции. В политике — конкретные взаимоотношения между странами и их лидерами. Как наша выглядит на международных рынках? С какими вызовами борется и как отвечает на внешние риски?

Эти и другие «внешние факторы» «СГ» будет исследовать в новой рубрике. Сегодня в премьерном выпуске  «Внешнего фактора» анализируем ситуацию вместе с заместителем председателя президиума НАН Беларуси, членом-корреспондентом Академии наук, доктором технических наук, профессором Петром КАЗАКЕВИЧЕМ.

— Петр Петрович, что принято называть внешними факторами и какие из них особенно чувствительно влияют на экономику Беларуси, а значит, благосостояние людей?

— Экспорт, импорт и, безусловно, привлечение иностранных инвестиций. Подчеркиваю, не кредитов, а именно инвестиций. Иностранный бизнес, приходя в ту или иную страну, вкладывает деньги, создает предприятие, развивается. А это — занятость наших людей, зарплаты, налоги в казну. Естественно, бизнесмен должен работать в рамках законодательства этой страны. Принципиально важно и то, чтобы законы были понятны, доступны в реализации и, на мой взгляд, по выгодности для бизнеса хотя бы на йоту обгоняли те, что работают в близлежащих, по крайней мере, государствах. Бизнес сопоставляет и сравнивает: что, где и как. И в силу этого его оценка предпочтений может склониться в сторону Беларуси, а может, к примеру, Украины, Польши, Литвы или Латвии. Наш Парк высоких технологий — наглядный пример. Только за пять месяцев этого года сюда пришли более 100 компаний, более сотни новых резидентов — это очень хорошие новости и большой успех. Конечно, это и прямое свидетельство большого доверия со стороны IT-сообщества не только белорусского, но и зарубежного к Декрету Президента «О развитии цифровой экономики». Бизнесу дан сигнал: есть льготы и условия для входа в ПВТ. Никакой волокиты и бюрократии, все максимально прозрачно и быстро. В итоге география инвестиций широчайшая: Австралия, США, Россия, Канада, Литва, Чехия. Активны и наши отечественные инвесторы. Большинство компаний из пула, куда вошли более трех десятков компаний, учреждено белорусами.

— По-моему, оценка предпочтений любого бизнесмена в одном: выгода и прибыль. И это нормально и естественно.

— Конечно, ни один бизнес не придет в нашу страну, если он не будет видеть своей прибыли. И второе — ему надо максимально быстро вернуть вложенные деньги. Замечательно, если у него получится за год.

— За год? Это, по-моему, фантастика.

— Это зависит от той сферы, в которую бизнес приходит. Конечно, в какой-то области это можно сделать и за полтора-два года, а в другой может понадобиться и пять-шесть лет. Но такой бизнес я бы назвал сдержанным и рискованным. Потому что гарантий того, что, скажем, за пять лет ничего не произойдет, никто не даст.

— По причине в том числе и внешних политических факторов, которые со счетов не сбросишь?

— Конечно. Сегодня в мире даже выборы глав государств или парламентские влияют на фондовые рынки, биржи и прочие чувствительные институты.

— Насколько экспорт, который в нашей стране признается основой национальной экономики, зависит от внешних политических факторов?

— Для любой малой открытой экономики, а именно к таким странам относится Беларусь, экспорт, без преувеличения, играет ключевую роль в поддержании макроэкономической сбалансированности и устойчивого роста. Мы не располагаем сырьем, которое можем продавать для закупки критически необходимого импорта. Наши главное ресурсы — земля и люди. Их грамотное, рачительное и эффективное использование — непременное условие производства продукции, востребованной на мировом рынке. Многие страны, например Финляндия, Япония, Южная Корея и другие, также небогатые на природные ресурсы, демонстрируют успешность такой стратегии.

Почему такой сильный акцент на экспорте? Зарубежные продажи жизненно необходимы Беларуси. За счет небольшого внутреннего рынка раскрутить экономику практически невозможно. Сельское хозяйство — наглядный пример. Ведь мы продовольствия и сельхозпродукции на душу населения производим на уровне стран ЕС — выше, чем внутренняя потребность. Причем продовольствия, доступного населению по цене. Сегодня сельское хозяйство, давая 8—9 процентов ВВП, обеспечивает сырьем и производства других отраслей. Плюс сельхозмашиностроение и другие смежники — получается уже под 30—35 процентов ВВП. Поэтому отказ от развития сельского хозяйства равносилен тому, что засунуть голову в петлю. Все развитые страны мира начинали свое развитие именно с этой отрасли. И сегодня поддерживают фермеров на очень высоком уровне, не стесняются этого и никого не боятся.

— Беларусь вложила много средств в АПК, но и отдача существенна. За короткий срок по экспорту молочных продуктов мы в топ-5 мировых лидеров. Экспорт продовольствия и сельхозпродукции приносит в государственный кошелек весомый вклад.

— Да, государство серьезно поддерживает АПК.  За семь месяцев этого года зарубежные продажи сельхозпродукции в общем объеме экспортных товаров Беларуси составили 15,5 процента. Это очень хороший результат работы АПК. Для сравнения: продукция общего машиностроения — 16,5. А стоимостной объем сельхозэкспорта по сравнению с январем—июлем предыдущего года в текущих ценах увеличился на 3014,1 миллиона долларов. И это закономерно, потому что многие крупные товаропроизводители ничем не уступят западноевропейским. Даже при том, что почвенно-климатические условия в Беларуси гораздо сложнее.

Кстати, недавно хотел найти информацию, когда и какие товары БССР впервые начала экспортировать? Не нашел. Дело в том, что в Советском Союзе экспорт был централизованным и шел только через союзные органы. Но думаю, что это были тракторы и льноволокно, которые все равно шли под маркой Советского Союза.

— Сегодня конкурировать на международных рынках становится все сложнее. Как говорится, нас мало где ждут — все места поделены. Мы зависим от экономических внешних факторов. Да и политика все больше выходит на передний план, США вообще пытаются изменить принципы мировой торговли. Как нашим экспортерам справляться с внешними вызовами и рисками?

— Люди всегда торговали между собой. Можно смело сказать, что экспорт зародился в древние времена. Тогда это было в чистом виде экономика. Сегодня сказать, что экспортные продажи в мире «работают» без политики, крайне затруднительно. Названные вами внешние факторы, безусловно, влияют на торговые взаимоотношения. Например, даже в рамках ЕАЭС. В следующем году ожидаются потери нашего бюджета от сокращения вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты. В республиканский бюджет уже заложено 25-процентное снижение ставок акцизов на топливо. Минфин оценивает потери в 2019 году от налогового маневра в нефтяной сфере России в 600 миллионов рублей.

Много и других примеров. Скажем, сегодня одним перестали нравиться правила игры в ВТО, других вообще не устраивают общепринятые принципы мировой торговли. Начинаются споры, вводятся точечные ограничения, санкции в той или иной стране. То есть экспорт напрямую зависит и от политики. Президент США начал строить торгово-экономические отношения с остальным миром путем заключения двусторонних соглашений. Значит, Трампу не очень-то нужна ВТО с ее избыточным, по его мнению, тарифным либерализмом. Фактор Трампа в экономике — это прежде всего протекционизм. Проблема в том, что его действия будут заразительны и торговые войны могут охватить всю мировую торговлю. Вообще, просчитать долгосрочные последствия сложно. Пока ясно, что протекционизм обострит американо-китайские отношения и взаимодействие с Евросоюзом.

Нашим экспортерам, чтобы минимизировать риски и торговать без барьеров, надо искать партнеров и находиться с ними в дружественных отношениях. Пример — отношения Беларуси и России или Китая.

Иногда, правда, факты вытеснения нашей молочной продукции с рынка РФ говорят о том, что лобби российских молочников на нем оказывается сильнее, чем у наших. И это вполне можно понять, вспомнив известную присказку про «свою рубашку». И потом, надо договариваться о решении проблем на том уровне, который недоступен отраслевым лоббистам и на котором решаются стратегические вопросы интеграционных процессов. Я имею в виду уровень глав государств. Мы не раз были свидетелями успешных договоренностей.

И еще важный момент. Чтобы успешно справляться с внешними рисками, на мой взгляд, требуется одно — наращивание собственных компетенций. Это высокие технологии и производство чистой, высококачественной сельхозпродукции. Ведь чтобы страна стала известна в мире, она должна с чем-то ассоциироваться. Я к тому, что нам необходимо находить и развивать прорывные направления и продукты, с которыми на международном уровне можно высоко себя позиционировать.

— Что-то типа швейцарских часов или французского сыра?

— Страна становится известной, если у нее есть какой-то солидный продукт. Кстати, в мире нас знают по тракторам «Беларус». Приведу такой любопытный пример. В середине 90-х годов группа ученых изучала опыт льноводов в Бельгии, Голландии, Франции. На наш вопрос, знают ли они Беларусь, только плечами пожимали. Но в то же время на полях и дорогах Франции мы не раз встречали наш «Беларус». И когда фермеров спрашивали, знают ли они Минск, тут же реагировали — «Беларус». У людей всегда остается в памяти качественный товар и место, где он произведен.

Что касается влияния на экспорт политики и экономики, я бы сказал, что они взаимно дополняют друг друга. Дружественные и равноправные политические отношения с партнерами помогают успешно торговать и развивать бизнес. Именно поэтому наша страна входит в различные интеграционные проекты, следуя многовекторной политике.

Конечно, по политическим мотивам вполне реально препятствовать развитию торговли с той или иной страной. Таких примеров, особенно в последнее время, предостаточно. Но в фундаменте все равно остается экономика и производство. Заставить купить товар, который не устраивает потребителя по соотношению цена—качество, невозможно. Предприятия должны производить высококачественную и конкурентоспособную на мировых рынках продукцию.  Над этими задачами работают как производители, так и наша наука. Тогда внешние факторы можно минимизировать.

— Петр Петрович, благодарю за интересный разговор.

germanovich@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости