Экспорт перешел все границы

Экономисты - о том, как предприятиям избежать главных ошибок во внешней торговле

Приятная новость: за полгода экспорт товаров и услуг вырос на 19,4% к аналогичному периоду 2016 года. И даже положительное сальдо внешней торговли в июне по сравнению с маем у двоилось. Можно бы и порадоваться, но эти результаты слишком зыбкие — сейчас можно говорить, что восстановить прошлые потери у далось лишь отчасти. О реальном же росте поставок, открытии каких-то новых объемных рынков пока нам никто не сообщает. Но надежда на изменение ситуации есть: экспортерам нужно лишь осознать некоторые свои промахи и смелее делать то, чего наша экономика ждет уже давно.

Белорусский экспорт держится на очень зыбких «сырьевых» основах. Экономисты считают, что пора все менять.

Сплошная химия

Итак, по итогам полугодия заметно выросло сальдо торговли товарами и услугами – до 420,5 миллиона долларов. Неплохо, учитывая, что годом ранее этот показатель уходил в отрицательную шкалу на 135,8 миллиона. Однако рост произошел за счет услуг (в основном компьютерных и транспортных), а не товаров. Ведь сальдо по товарам ушло в минус на миллиард долларов, а услуги дали плюс на 1,4 миллиарда.

При этом соотношение импорта и экспорта у нас очень сильно зависит именно от реализации отдельных товаров. Вспомните: прошлый год мы закончили с отрицательным сальдо торговли (минус 49,8 миллиона долларов). Тогда  «дыру» в торговом балансе прорвали нефть и нефтепродукты, калийные и азотные удобрения, некоторые виды металлопродукции. В общем, сплошная химия.

А в этом году даже при росте экспорта товаров на 21% сальдо по ним все равно осталось в минусе. Да, кстати, как думаете, по каким позициям был самый сильный рост? Снова по тому же хлоркалию. Компанию ему составили битумы, грузовики и молочные продукты. Вот главные спасители странового экспорта.

В чем проблема?

Порочную зависимость от, по сути, сырьевого экспорта подтверждают и новые исследования экономистов. Так, научный директор Исследовательского центра ИПМ Ирина Точицкая недавно изучила показатели экспортной активности нашей страны в 1998—2016 годах и попыталась выяснить, каковы шансы на рост. По словам эксперта, оказалось, что в пределах существующей экспортной корзины страна имеет скромный потенциал для наращивания экспорта:

— Несмотря на высокую экспортную ориентированность и открытость экономики, в нашей внешней торговле темпы роста импорта практически всегда превышали темпы роста экспорта. Результатом этого стало формирование хронического отрицательного сальдо внешней торговли товарами. Решение проблемы дефицита торговли и наращивание экспорта на протяжении многих лет артикулировались как одна из основных задач экономического развития.

За последние два десятилетия в структуре нашего экспорта произошел существенный сдвиг в сторону товаров, основывающихся на сырье. Да, в поставках на внешние рынки на самом деле доминируют топливо, мясо, молоко и продукты питания, химическая продукция, а также металлы, то есть товары, имеющие относительно невысокую добавленную стоимость. В прошлом году эти позиции составляли 58,5% от нашей экспортной корзины. При этом 80% экспорта в страны ЕС приходится на топливо, древесину, химическую продукцию и металлы. Да и то за последние 20 лет поставки на Запад только сокращались. Основу нашей внешней торговли ныне составляют государства СНГ, в особенности Россия.

По мнению Ирины Точицкой, особенно заметными неблагоприятные изменения в структуре экспортной корзины становятся, если начинать ее сравнивать с другими сопоставимыми странами Центральной и Восточной Европы. Эксперт оперирует цифрами:

— В первую очередь обращает на себя внимание рост удельного веса сырья до 8,8%, в то время как в Венгрии, Чехии и Польше значимость этой группы товаров за рассматриваемый период снизилась. Уменьшение доли капитальных товаров также шло вразрез с тенденцией, наблюдаемой в других странах. Удельный вес данной продукции сократился в экспортной корзине нашей страны с 28 до 15,3%, в то время как, например, в Чехии он вырос с 33,5 до 42,7%. Таким образом, в структуре экспорта Беларуси стали доминировать сырье и потребительские товары (51% от общего объема поставок за рубеж), в то время как в Венгрии и Чехии капитальные и промежуточные товары составляли 55% и 58% в продажах на внешние рынки.

Печалит и то, что мы так и не смогли занять свое место в так называемых глобальных цепочках стоимости, хотя потенциал для этого у страны очень неплохой. Например, доля Беларуси в мировом экспорте промежуточных изделий электроники не изменилась с 1998 года и составила в прошлом году 0,014%:

— Это свидетельствует об отсутствии интеграции в глобальных цепочках добавленной стоимости и вызывает особое сожаление, поскольку диапазон товаров, в которых используется промежуточная продукция электроники, постоянно расширяется, и мировая торговля ею в рассматриваемый период очень быстро росла как в абсолютном, так и относительном выражении. Для сравнения: у той же Чехии удельный вес деталей и компонентов электроники в мировом экспорте увеличился с 0,2% почти до 1%, а в Польше — с 0,2 до 0,6%.

Оказалось, что у нас есть проблема и с выходом традиционных товаров, уже имеющихся в экспортной корзине, не только на новые рынки, но и на рынки стран-партнеров, куда они не поставляются. Об этом свидетельствует низкий индекс проникновения. Это недвусмысленно говорит о том, что конкурентоспособность нашей продукции снижается. Подтверждает это и низкий процент «выживаемости» товаров: только половина из них остаются в экспортной корзине спустя 5—6 лет после начала продаж.

Выход есть

О проблемах нашего экспорта говорят постоянно — и на уровне Президента, и Правительства, и экспертного сообщества. На многие такие моменты указывают и международные финансовые институты. К примеру, о том, что мы движемся в не совсем верном направлении, еще два года назад предупреждали эксперты Всемирного банка. Но тогда финансисты главную нашу проблему узрели не в зависимости страны от экспорта сырьевых товаров, а в огромной концентрации торговых потоков в одном направлении — в Россию. Шутка ли — за 20 лет рост внешней торговли с этой страной-партнером увеличился вчетверо. Специалисты Всемирного банка заявили: произошел слишком «сильный сдвиг на Восток». И хотя экономисты соглашались, что за последние два десятилетия наш экспорт в стоимостном выражении вырос в разы, их беспокоит степень диверсификации поставок. В подтверждение приводились цифры: в 1995 году 25% экспортируемых тракторов Беларусь поставляла в Венгрию, 20% — в Германию, 13% — в США, 7% — в Литву. Сегодня основные поставки тракторов приходятся на рынки стран СНГ.

Что тогда, что сейчас эксперты говорят: выход есть. Найти его можно в привлечении прямых иностранных инвестиций и ставке на частные предприятия. Ведь основа проблемы с экспортом — наша продукция не всегда соответствует современным стандартам. К сожалению, переломить эту ситуацию не смогла и масштабная модернизация — многие госпредприятия, даже получив новое оборудование, не стали пытаться создать что-то принципиально новое и продолжают клепать не самую современную продукцию на новейших станках.

Так что для изменения технологической структуры экспорта и включения страны в глобальные цепочки стоимости необходимо целенаправленное привлечение прямых иностранных инвестиций. Если посмотреть на опыт соседей – наверное, это и правильно. Именно благодаря притоку капитала за последние годы страны Центральной и Восточной Европы смогли не только добиться благоприятных сдвигов в структуре экономики и экспортных корзин, но и создать основу для долгосрочного роста производительности.

kuletski@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?