Народная газета

Экспорт на любой вкус

Смогут ли наши сельхозпроизводители удовлетворить мировые аппетиты?

Господдержка сельского хозяйства принесла свои плоды: сегодня мы полностью обеспечиваем себя продуктами питания. Поставками нашего продовольствия уже охвачена почти треть всех государств планеты. И география поставок расширяется. О том, где заложены точки роста и как искать новые рынки сбыта, рассказал начальник главного управления внешнеэкономической деятельности Министерства сельского хозяйства и продовольствия Алексей Богданов.

— У идеи дотирования сельского хозяйства в свое время было немало противников. Мол, деньги идут в никуда, только на господдержке и держится агропромышленный комплекс. За последние шесть лет бюджетная поддержка сократилась с 1,8 млрд долларов до 823 млн долларов в год. Не сказалось ли это на экспорте? 


— Те средства, что государство вкладывает в развитие сельскохозяйственного сектора нашей страны, окупаются достаточно эффективно. Мы не зависим от поставок продовольствия из других стран — и это большой плюс. Более того, ежегодно за рубеж идет около 60% производимой молочной продукции и порядка 30% — мясной. За прошлый год предприятия Минсельхозпрода экспортировали товаров на сумму 2,272 млрд долларов. В первом полугодии нынешнего — на 1,227 млрд долларов, что на 16,6% больше прошлогоднего уровня. Мы занимаем третье место в мире среди стран — экспортеров сливочного масла и сухой молочной сыворотки, четвертое место — по сырам и пятое — по сухому обезжиренному молоку. Есть успехи и в мясной отрасли: например, по продаже за рубеж охлажденной говядины мы на 9-й строчке. 

— Около 90% нашего экспорта сельхозпродукции идет в Россию. Недавно в прессе прошла информация: якобы из-за зависимости от поставок в страну-соседку мы вынуждены продавать туда нашу высококачественную молочку задешево. Позже появилось опровержение. Однако повод для размышлений остался. Неужели мы действительно отдаем наши продукты за бесценок, особенно когда на мировом рынке цены растут?

— Ни в коем случае. Задешево мы никому ничего не продаем. Напротив, рентабельность молочного производства очень высока: в зависимости от вида продукции от 15 до 30%. Разницы в качестве при поставке на внутренний и внешний рынок нет: одно и то же сырье перерабатывается на одной линии, по одной технологии. Продаем мы все по рыночной цене — она может меняться в зависимости от конъюнктуры. К примеру, сейчас цены на молочные продукты на российском рынке даже несколько выше, чем на мировом. И от того, что у нас Россия — основной рынок, мы выигрываем. 

В то же время постоянно работаем над диверсификацией. Тактика такая: сохранить наработанное и развивать новое. Мы каждый год наращиваем производство и для новых объемов ищем новые рынки сбыта. За счет этого за первое полугодие доля России в нашем экспорте снизилась на 3% и составила 91,5%. 

— В последнее время особый интерес представляет Китай. Россия планирует продавать туда даже говядину, которая у них у самих в дефиците, но из-за высоких цен население ее неохотно раскупает. Какие у нас позиции на китайском рынке? 

— Сегодня мы имеем 36 молочных заводов, сертифицированных для поставок в Китай молока и молочных продуктов. Около месяца назад мы подписали соглашение о доступе нашей говядины на китайский рынок. В настоящее время работаем над сертификацией птицефабрик. За полгода мы поставили туда продукцию на сумму почти 5 млн долларов. Экспорт молочной продукции вырос в 97 раз — более 3,5 млн долларов.

Новые рынки сбыта — это прежде всего страны Африки, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. С прошлого года действует соглашение о зоне свободной торговли между странами ЕАЭС и Вьетнамом. Поставки во Вьетнам выросли за первое полугодие в 2,3 раза — до 956 тысяч долларов. Неплохо развиваются отношения со странами Ближнего Востока. К примеру, Пакистан покупает у нас детское питание — сухие смеси. В год — примерно на 1 млн долларов. Интересные перспективы открываются по Сирии. В этом году поставили молочной продукции на 1,5 млн долларов. Прорывом этого года можно назвать и Турцию. Экспорт вырос в 50 раз. Основа — опять же молочка: масло и сухие молочные продукты. Также нам интересно развивать отношения с африканским континентом. За первое полугодие в страны Африки было поставлено в 6 раз больше продукции, чем за тот же период прошлого года. Все это — наши точки роста.


— Но если в странах СНГ наши продукты хорошо известны, то на новых рынках без качественного маркетинга наши товары могут легко затеряться среди иных брендов. Как нам продвигать продукцию за рубежом?

— Эта стратегия должна быть продумана у каждого предприятия. Предварительно нужно изучить вкусовые предпочтения, маркировку, упаковку. Например, вьетнамский рынок. В молочке здесь очень любят сладкие виды продуктов. Подслащенное молоко, сладкие йогурты. Кроме того, большая часть населения невосприимчива к лактозе: необходимо делать безлактозное молоко. В Китае предпочитают небольшую упаковку, которую легко можно взять с собой, — то есть нужна мелкая фасовка. То же по мясу. В Китае культура его потребления иная. Требуется технология разделки мяса, отличная от нашей. Поэтому, перед тем как выходить на новые рынки, мы приглашаем к себе технологов, которые обучают наших специалистов таким нюансам. 

— В июле мировые цены на продовольствие по сравнению с июлем прошлого года выросли на 10,2% и достигли максимальных показателей с января 2015 года. В Северной Америке из-за засухи уродилось мало пшеницы. В Евросоюзе бьют в набат из-за роста цен на сливочное масло, прибавившее сразу 14%. Какие ниши открываются для нас?

— Оперативно нарастить объемы поставок в эти страны вряд ли возможно. Евросоюз — достаточно защищенная экономика с точки зрения экспорта продовольствия. Существует тарифное регулирование, которое практически в два раза увеличивает стоимость поставок молочной продукции. К примеру, сейчас мы торгуем сыром по экспортной цене около 5 долларов, в ЕС за счет таможенных пошлин ввозная цена увеличивается примерно до 10 долларов. Но мы все равно пробиваемся на этот рынок и ищем те позиции, которые могут проходить по цене, — сырки, творожки, йогурты, казеин, соки, рыбная продукция, салаты. Для поставок в ЕС у нас сертифицировано 11 предприятий, из них 5 — молочные.

Что касается зерна, его мы практически не экспортируем. За рубеж отправляем уже переработанную продукцию. Нам невыгодно, чтобы наши мукомольные предприятия простаивали, а мы продавали бы сырье. По предприятиям Минсельхозпрода за первое полугодие экспорт муки вырос в три раза — до 28,3 млн долларов. 

Однако в целом о чем говорит эта ситуация? Пшеница — это также и корм. Если она вырастет в цене, в конечном итоге увеличится стоимость и молока, и мяса. Мы эту ситуацию не можем проспать. 

— А если посмотреть на перспективу: какие тенденции сегодня наблюдаются на рынке продовольствия? Сможем ли мы под них подстроиться?

— Речь идет о снижении использования химикатов в производстве, переходе к более традиционному содержанию животных: птицефабрики строят со свободным выгулом птицы, срок выращивания дольше, зато не используются кормовые ухищрения для стимулирования роста. Мы здесь не отстаем. К концу года будет принят закон об органическом производстве, в соответствии с которым такие продукты уже можно сертифицировать. Наш закон будет практически унифицирован с законодательством ЕС. В целом же у нас настолько строгие стандарты, что уже сейчас всю продукцию можно назвать экологически чистой. 

Глобальная перспектива до 2020 года — рост производства мяса и молочных продуктов, усовершенствование технологий. Конкуренция на рынках будет расти. У нас есть план действий. В программе “Агробизнес-2020” планомерно расписан рост производства той или иной продукции. Например, по молочным продуктам мы планируем выпускать 9,2 млн тонн к 2020 году. В 2017 году поставлена задача обеспечить рост экспорта на 11,5%. С учетом нынешних тенденций план может быть даже перевыполнен.

gavrusheva@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?