Дворовое детство. Болек и Лелек

Болек и Лелек: история успеха легендарного мультфильма

Где расположен небольшой польский городок Бельско–Бяла, знает далеко не каждый. Зато слава его мультипликационных персонажей давно разлетелась по разным уголкам планеты. В местной студии рисованных фильмов родились щенок Рекс и множество других героев, однако главную славу вот уже 55 лет несет парочка неудержимых сорванцов — Болек и Лелек.



«Семилетний худощавый мальчишка, подвижный и отважный, со смелым выражением лица и уверенный в себе. Гладко расчесанные волосы, с непослушным петушком посередине. Его озорные идеи приносят бесконечные хлопоты и мелкий ущерб. Другой, на год младше, должен быть симпатичным толстячком с пухлым лицом и добродушными улыбающимися глазами. Одетый в поношенный гардероб старшего брата — широкие подлатанные штаны на подтяжках и узковатую рубашку», — так некогда описывал своих будущих героев директор студии Владислав Нехребецкий.

Художниками, воплотившими эти образы в картинки, а с ними и в жизнь, были Альфред Ледвиг, Лешек Лорек и сам Владислав Нехребецкий. Для тех, кто может перепутать, уточним: Болек — высокий, худощавый, одетый в большинстве фильмов в желтую рубашку и красные шорты, Лелек — этакий пончик в белой майке и фиолетовых штанах на подтяжках. Прототипами братьев принято считать сыновей Нехребецкого — Яна и Романа.



«Было нам с братом по 6 — 7 лет, — вспоминал Роман Нехребецкий. — По телевизору показывали тогда «Вильгельма Теля». Его приключения здорово подействовали на наше воображение. Сделали себе арбалет из вешалки. Первые приключения Болека и Лелека под названием «Арбалет» как раз и появились на почве моих забав с братом. Выглядели мы более–менее подобными на Болека и Лелека. Янек был высокий и стройный. Я был мал, толстоват и малоподвижен. Брат был старшим и являлся для меня авторитетом, втягивал в свои игры и делал из меня жертву».

Чем занимаются дети, когда родители на работе? Сегодня по большей части смотрят телевизор, окунаются в мир виртуальных игр или общаются со сверстниками в дебрях социальных сетей. А ведь когда–то было иначе. Болек и Лелек во время своих многочисленных приключений перевоплощаются в рыцарей, индейцев, робинзонов, спортсменов... Только делают это, не ворочая мышкой, джойстиком или геймпадом, а в реальном мире, опираясь на свою неуемную детскую фантазию!



Поводов представить себя ковбоем или космонавтом без современных электронных гаджетов было вдоволь. Просмотр интересного фильма или за вечер прочитанная книга были маленьким праздником, а впечатления от приключений новых героев еще долго обсуждались с ребятами во дворе. Кто из нас после просмотра очередной версии мушкетеров не размахивал попавшей под руку веткой ближайшего куста, воображая себя защитником прекрасной дамы? Или не мечтал найти клад, оставленный пусть не пиратами, а жильцами на развалинах старых домов? Мы, например, до темноты лазили по оставшимся на месте частного сектора заброшенным погребам в районе нынешнего минского универсама «Рига». Поднимали бревна в надежде хотя бы под первым брусом найти старую царскую монетку. Собственно, такие многочисленные дворовые игры и являли собой основу времяпровождения поколения, выросшего без смартфонов и круглосуточной доступности телевизора. Поколения Болека и Лелека.

Регулярные мальчуковые забавы (а Болека и Лелека детвора в Польше, как, впрочем, и во многих других странах, традиционно смотрела в программах вроде «Калыханкi» или «Спокойной ночи, малыши!») неожиданно задели чувства девочек. Телевидение было просто завалено письмами от них. Девчонки рассказывали, что постоянно смотрят сериал, очень его любят, но, к сожалению, никем не могут себя в нем представить! В итоге в 1973 году под валом критики создатели мультфильмов добавили новую героиню — Толю. Однако она не выдержала мальчишеской конкуренции и после ряда серий режиссеры убрали ее из следующих фильмов. «Чем больше героев на экране, тем более простыми, плоскими становились серии. Когда есть два мальчика и девочка, сразу возникает гендерная проблема. А это не приветствовалось. И как быть? Это довольно сложно рассказать. Во время обсуждения на приемной комиссии было замечено, что Толя путается на экране и не очень понятно, что с ней делать», — так вспоминал о попытках задействовать девочку среди сложившегося дуэта тогдашний руководитель студии Здислав Кудла.



Как и в любой дворовой истории, без драки не обойтись. Случилась она почти на самом пике популярности Болека и Лелека в 1975 году. Как и положено мужчинам, если вокруг не оказалось женщин, поругаются из–за политики. Альфред Ледвиг, которого принято считать художником, воплотившим на бумаге образ Болека, попал в тюрьму. Поводом стал вскрывшийся факт, что Ледвиг участвовал в создании одной из оппозиционных листовок. Поговаривают, что сделал он это по просьбе приятеля, не только из патриотических побуждений. Заработал на этом немного злотых, без которых мог вполне спокойно жить. Оказавшись за решеткой, один из создателей популярных персонажей, вероятно, почувствовал себя глубоко обиженным. По телевизору бесконечно крутили «Болека и Лелека», коллеги раздавали автографы и купались в приятной атмосфере славы... Тогда–то Ледвиг и начал своими письмами бомбить студию, требуя то ли за былые заслуги добиться сокращения срока заключения, то ли признать верховенство его прав на создание культовых героев.

Срок сократили, и, выйдя на свободу, Ледвиг попытался устроиться на прежнюю работу. Однако получил отказ. В итоге решил эмигрировать в ФРГ, а пока оформлял выездные документы, вел судебные процессы, требуя подтверждения авторских прав. Перед отъездом ему удалось продать студии лицензию на продолжение производства сериала, однако, получив немецкое гражданство, он отозвал ее назад.



Фактически, когда в социалистических странах еще никто и близко не слышал о понятии маркетинга, Альфред Ледвиг первым сориентировался, что на популярных героях можно заработать. Причем не только создавая новые мультпохождения, но и просто на имени... Собственно, Болек и Лелек действительно стали первыми героями, которые еще в 70–е годы обросли широким набором сопутствующей продукции: пазлы, конверты, открытки, книжки–раскраски. Особым шиком в Минске были привозимые из соседней страны жвачки, в обертки которых были вложены мини–комиксы про Болека и Лелека. Эти маленькие бумажки были предметом особой гордости нашей детворы и хранились в специально отведенных коробках, подобно дорогим реликвиям.

В это самое время Альфред Ледвиг уже в Западной Германии зарабатывал на предоставлении прав на использование художественных образов Болека и Лелека разным заинтересованным студиям и коммерческим фирмам. В свою очередь суды в Польше накладывали на эти действия запреты и выписывали штрафы... Смена политической системы в Польше, казалось, должна была прекратить бесконечные дворовые споры и навести порядок в трактовании лицензий уже на международном уровне. Но... В 1994 году, после того как Ледвиг был политически реабилитирован, он пытался добиться уже 95–процентного признания собственности на героев сериала. Поводом стала передача ему прав, которые имел давно умерший Лешек Лорек — автор художественного воплощения Лелека. Однако в ходе процесса выяснилось, что предоставленные Ледвигом документы — фальшивка. Лорек не давал подобного разрешения!



Приключения Болека и Лелека завершились в 1986 году, когда вышел последний мультфильм. Начиная с 1963 года студия в Бельско–Бяле выпустила почти 200 серий. Результат, заслуживающий уважения для рисованных вручную мультфильмов. Но фактически все закончилось еще раньше, в конце семидесятых, когда умер Владислав Нехребецкий — главный режиссер и сценарист проекта. После его смерти были смонтированы фильмы еще на старом материале, а все дальнейшие попытки продолжить истории погрязли в бесконечных правовых спорах.

Где есть спор, жди скандала. Даже там, где совсем не предвидишь. Лет десять назад один из немецких журналов сексуальных меньшинств вдруг разместил картинки Болека и Лелека, которые приглашали своих немецких читателей на мероприятие в Варшаву. Разгоревшаяся вокруг этого шумиха вменяла братьям даже факт, что в одном из мультфильмов они вместе спали в одной палатке, в то время как их подружка Толя — в другой! Интересно, что бы случилось, окажись они все трое в одной палатке? Их начали бы подозревать в разврате? Куда вообще может докатиться мир, если так трактуют старые детские мультфильмы?! Возмущенная пустыми домыслами о своих героях общественность Бельско–Бялы даже подготовила плакаты, на которых Болек и Лелек ехали в ковбойских нарядах, а сопутствовала им надпись «Какими были, такими и останемся».



Сегодня уже нет в живых никого из создателей легендарных героев. По суду 2004 года права использования художественного воплощения образов в равных долях были разделены на троих — Нехребецкого, Ледвига и Лорека. Непосредственно следить за всем этим беспокойным хозяйством было доверено независимому юристу. Между тем даже в одной семье, среди детей Нехребецкого, не сложилось взаимной приязни друг к другу. Ян и Роман, подобно их героям Болеку и Лелеку, не очень–то захотели принимать в свой по–братски сплоченный мирок сестру Мажену — дочь Нехребецкого от второго брака. Последняя немало сделала для распутывания судебных тяжб и сохранения памяти об отце. Вместе с тем, например, обиженно восприняла факт, что на установленном в честь героев сериала памятнике не нашлось места Толе.

Ян Нехребецкий умер пять лет назад. Роман пытался несколько раз осуществить новые проекты, связанные с именами Болека и Лелека, однако серьезно дело так и не пошло. Стало быть, никаких новоделов. Болек и Лелек остались героями своего поколения — поколения дворовых игр, когда детская фантазия и воображение позволяли, не задумываясь о мощности домашнего компьютера, летать в космосе или скакать в прериях. А уж по изобретательности и оригинальности способов вырвать шатающийся молочный зуб нынешние папы и дедушки, подобно Болеку и Лелеку, точно могут дать фору современной детворе...

Памятник Лелеку и Болеку.

КСТАТИ

Белорусский след

Болеслав и Кароль — так звучат полные имена героев мультфильма. А их появлению в уменьшительном варианте Болек и Лелек обязаны одноименной довоенной польской комедии. Режиссер Михал Вашинский, известный многочисленными экранизациями произведений нашего земляка Тадеуша Доленги–Мостовича, в том числе и трилогии «Знахарь», в 1936 году снял фильм по мотивам беспроигрышного сюжета «Принц и нищий». Веселые приключения слесаря Болека, который, случайно попав в общество сливок польской аристократии, оказывается удивительно похож на Лелека — сына богатея... Роли главных героев исполнил Адольф Дымша, один из популярнейших польских актеров, в годы постреволюционной смуты строивший свою в будущем блистательную карьеру в том числе и на подмостках минского и гродненского театров. Дымша для мальчишки Владислава Нехребецкого был любимым актером, а давний фильм «Болек и Лелек» запал в душу не только сюжетом, но и названием...

Адольф Дымша в фильме  «Болек и Лелек».

Удлиненный сеанс

В начале 60–х главным стимулом выпуска детской кинопродукции уже виделось скорое развитие телевидения. Однако, несмотря на быстрый рост, телевизоры были еще редкостью, и первые мультфильмы про Болека и Лелека демонстрировались в качестве журнала — дополнения к кинохронике — перед главным фильмом на большом экране. Такую практику киносеанса еще могут вспомнить многие наши читатели. В семидесятые мы, мальчишки, отправляясь в кино на французские приключения, американский боевик или итальянскую комедию, даже гадали — придется перед этим посмотреть мультик, журнал «Фитиль» или унылую короткометражку о производственных буднях...

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.33
Загрузка...
Новости