Дважды не награжденный...

ПОЧЕТНЫЙ гражданин города металлургов штурмовал фюрербункер Гитлера, принимал сдавшегося генерала Кербса. За это его дважды представляли к званию Героя Советского Союза. Но...

Почему за проявленное мужество при штурме рейхстага в мае 1945-го жлобинчанин Петр Карибский так и не был удостоен звания Героя Советского Союза?

ПОЧЕТНЫЙ гражданин города металлургов штурмовал фюрербункер Гитлера, принимал сдавшегося генерала Кербса. За это его дважды представляли к званию Героя Советского Союза. Но...

Сквозь огонь пробирались единицы

— В нас стреляли, — рассказывал, по воспоминаниям близких, Петр Андреевич о Берлинской операции, — из окон домов и чердаков, с крыш, из руин и развалин… Много, очень много друзей и товарищей сложили свои головы на улицах Берлина, не дотянув до светлого дня Победы. Но остановить порыв бойцов было невозможно — верили в Победу и умирали за нее. Дорогой ценой дались нам последние бои за Берлин. Из роты в 98 человек осталось в живых 20—30. И это — вместе с ранеными и искалеченными. Да и сам я, считай, чудом уцелел. Получил ранение в голову, контузию.

Рота, которой командовал капитан Карибский в Берлине, вышла на имперскую рейхсканцелярию Гитлера. Незадолго до штурма у бункера солдаты обнаружили обгоревшие останки покончивших с собой Гитлера и Евы Браун.

Немцы вдруг прекратили стрельбу и стали размахивать белым флагом. Наши также перестали стрелять. Из ворот вышла немецкая парламентская делегация во главе с генералом Кребсом — он был уполномочен вести переговоры о перемирии с Советским Союзом. И сказал, что Гитлер покончил жизнь самоубийством.

Ответственная миссия выпала жлобинчанину. Командование фронтом поручило майору Шаповалову и капитану Карибскому выйти из укрытия, встретить и сопровождать немецкого генерала.  

За события в Берлине — а это было 2 мая 1945 года — Петр Андреевич удостоен второго ордена Великой Отечественной войны и медали «За взятие Берлина». В числе лучших фронтовиков 1-го Белорусского фронта принял участие в знаменитом Параде Победы в Москве на Красной площади 24 июля 1945 года.

Ровно два часа длился грандиозный парад. Перед трибунами мавзолея прошли 26 487 воинов всех фронтов, всех родов войск и Военно-Морских Сил. Молодой капитан, которому исполнилось только 22 года, находился в сводном полку. На парадном кителе блестели пять боевых орденов, семь медалей.

В его архиве хранится множество фронтовых снимков. На одном из них, на обратной стороне, неразборчивая надпись: «Боевому другу, любимцу дивизии — Петру». Дарственная надпись от командира дивизии генерал-майора Антонова — яркое свидетельство того, что начальство ценило Карибского за его боевые заслуги.

Пуль не боялся

До начала войны Петр окончил 10 классов. А когда позвала Родина, то, не задумываясь, вступил в Жлобинский истребительный батальон. Его, хорошего спортсмена, зачислили в разведку, хотя парню не исполнилось и 18-ти.

В начале 1942-го Петю призвали в армию. Образование получил в Ашхабадском пехотном училище. Ускоренный восьмимесячный курс обучения — и молодой лейтенант отправляется на Северо-Кавказский фронт, командиром взвода 34-й отдельной бригады морской пехоты.

Со слезами на глазах вспоминал, как говорят его родные, свое первое боевое крещение под городом Моздок, тяжелые бои за Грозный и Майкоп. В этих боях молодой лейтенант получил не только первую боевую награду (орден Красной Звезды), но и немного позже медаль «За боевые заслуги». Был тяжело ранен в ногу.

За освобождение города Сталино (сегодня — Донецк) дивизия, в которой воевал наш земляк, получила название «Сталинская». В упорных боях дивизия освобождала Донецкую область, Запорожье, юг Украины. К этому времени уже старший лейтенант Карибский командовал пулеметной ротой.

В августе 1944 года Сталинская дивизия участвовала в Ясско-Кишиневской операции. После ее успешного завершения грудь молодого человека украсил орден Отечественной войны I степени.

И снова — новый фронт. На этот раз 1-й Белорусский. Довелось освобождать родную Беларусь в направлении Ковель—Брест. Затем — Польша. Знаменитый Сандомирский плацдарм. В успехе этой операции весомый вклад и Петра (удостоен ордена Боевого Красного Знамени).

Была и Одерская операция. Гитлеровцы упорно сопротивлялись, каждый немецкий населенный пункт давался Красной Армии с большими потерями. За разгром фашистов в Одерской операции Петр снова получил награды — медали и орден.

Дивизию с почетным званием «Сталинская», в котором служил жлобинчанин, после смерти вождя расформировали, так как был развенчан культ личности Сталина. Тридцатилетний Петр возвратился в родной Жлобин. Устроился в вагонное депо. В должности слесаря-автоматчика проработал 30 лет.

«Меня дважды представляли к званию, но...»

В 1946 году женой фронтовика стала его боевая подруга, с которой служил в одном полку, лейтенант медицинской службы, командир санвзвода Галина. К сожалению, детей у них не было. Взяли приемную дочь. Та подарила Карибским внуков.

Доволен ли был своей судьбой Петр Андреевич? Ветеран так отвечал на этот вопрос:

— Да, доволен. Прошел через кровопролитные бои. Но есть и обида. Меня дважды представляли к званию Героя Советского Союза. За Одерский плацдарм, за Берлин, но… Ведь я в особом отделе считался «сыном врага народа» — отца репрессировали перед войной. И хотя потом реабилитировали, про меня никто не вспомнил. 

Муж внучки, Николай Осипчик, пытался отыскать какие-либо доказательства того, что ветерана представляли к высшей государственной награде. Отправлял из военкомата запрос в Министерство обороны России. Предполагали, что в Подольске, быть может, сохранились документы, наградные листы, другие данные. Но, увы, безрезультатно. О том, что Карибского представляли к званию Героя Советского Союза, в мирное время информации не нашлось.

— Петр Андреевич рассказывал, что комдив дивизии Антонов, с которым был в дружеских отношениях, лично говорил о представлении его к высшей награде, — поясняет Николай Осипчик. — Он показывал наградные листы. Говорил, что отправил их в «верха». Но, скорее всего, они «застряли» у вышестоящего военного руководства.

Разве станут награждать «сына врага народа»? Ведь отца Петра Андреевича расстреляли за измену. А документы, подтверждающие героизм и бесстрашие сына, наверняка пропали.

— Без доказательств, к сожалению, мы не можем говорить о том, что Карибский был представлен к званию Героя Советского Союза, — говорит начальник отдела идеологической работы Жлобинского райисполкома Валентина Нехай. — В районе живут и другие ветераны войны, которые с честью прошли через всю Великую Отечественную. Если каждый начнет без подтверждения говорить о том, что его представляли к награде, но не приняли, — как узнать правду? Тупик. 

Уже нет в живых Петра Андреевича. Он скончался в возрасте 84 лет в 2007 году. Подтверждение его героизма — многочисленные награды. Благодарности, наградное удостоверение, поздравительные документы Петр Андреевич передал Жлобинскому историко-краеведческому музею. Там же хранятся и воспоминания ветерана о боевом пути. В книге командира дивизии Антонова «Путь к Берлину» есть глава, посвященная нашему славному земляку. Пусть и остался он без высшей награды, но подвиги белорусского героя останутся в нашей памяти навсегда.

На снимках: Воины пулеметной роты после вывода войск из Одерского плацдарма. Командир роты — капитан КАРИБСКИЙ (слева); Петр КАРИБСКИЙ (слева) с боевым товарищем,1944 год.

Константин КОВАЛЕВ, «БН»

Автор выражает благодарность за содействие в подготовке публикации бывшему несовершеннолетнему узнику концлагеря Озаричи, жлобинскому краеведу Александру Пархоменко.

 

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости