Два вечера у камина

Что думают военные о том, что на самом деле происходит в Сирии

Из серии «Ожидание»


Как много я потерял! Столько лет мог любоваться зимней Браславщиной, а открыл ее для себя только сейчас. Рождество выпало с морозами и снежным покровом. Рыбацкий домик хоть и окружен с двух сторон плотно растущими деревьями, остывает на балтийском ветре быстро. Приходится топить два раза в день, да еще не забывать подбрасывать дровишки в камин.

Коллаж Николая ГИРГЕЛЯ

Отдохнул я тогда всласть. Впервые приобщился к зимней рыбалке, и, вопреки ожиданиям, весьма удачно. Хватило времени полюбоваться коротким зимним днем, когда царящее вокруг белое безмолвие вдруг предстает во всей своей живой красоте. 

Думал, что вернусь теперь сюда только весной, но эти планы нарушил всего один звонок из Москвы моего крестника. Мне уже как-то доводилось рассказывать об Игоре, сыне моего бывшего сослуживца. В свое время я помог ему отвоевать в суде малыша от претензий матери, которая после развода в силу разных обстоятельств вряд ли смогла бы его достойно воспитать. Она потом действительно неважно кончила. У меня самого росли две дочери, но Игоря я всегда принимал как сына. Да и он, судя по всему, привязался ко мне как к родному человеку. Особенно с той поры, когда мой друг и его отец вдруг принял странное и почти необъяснимое для нас решение. После ухода из военного журнала он уехал на Сахалин писать, как говорил, роман всей своей жизни. Сам же Игорь успешно служил в одном из подразделений ГРУ. В последние годы его командировки пролегали в основном в Сирию, и потому я сильно переживал за него. Вот и последние полгода от него не было ни звонка, ни весточки.

Однажды он уже приезжал ко мне на Браславщину. Тогда на дворе была золотая осень. Загляденье! Помню, с каким восхищением мой крестник любовался природой. 

Сейчас звонок был коротким. Игорь сказал, что через день будет в Минске и очень хочет попариться в моей бане на Браславщине. Можно ли сейчас туда махнуть на денек-другой?

Я же вздохнул с облегчением. Слава богу, жив. Знаем ведь, что творится в последнее время в далекой Сирии. 

Как и в последний раз, Игорь приехал на своем черном «Мерседесе». Понятное дело, обнялись. Крестник шутливо скривился на мой «Ровер» и сказал, что повезет меня сам, чтобы побольше поболтать по дороге. 

Вообще-то я не сильно рассчитывал на то, что узнаю многое из происходящего сейчас в Сирии из уст офицера, проходящего службу в Главном разведуправлении. И все же…

Мы уже проехали Логойск, когда я наконец спросил у Игоря, правда ли, что война там близится к завершению. 

Крестник долго молчал, затем произнес:

— Там все так запутано, что я не верю в близкий и желаемый для всех сторон конец. 

— Ну а то, что Россия сокращает там свой военный контингент, — это правильно? — спросил я.

— Это самое верное из того, что можно было бы сейчас сделать. Вернуть военных несложно. Всем нужна передышка для осмысления ситуации. Нужно разобраться, с каким вооружением и какими силами дальше воевать с игиловцами.

— Надо ли было вообще россиянам так глубоко влезать в эту войну… — засомневался я. 

— Россию по-любому втянуло бы в это кровавое месиво. Чего я только там не насмотрелся, — грустно произнес Игорь. 

И словно предупреждая мой следующий вопрос, офицер ГРУ спросил:

— А знаете, почему американцы и европейцы так взъелись на нас, когда мы взяли Алеппо?

Я промолчал, а собеседник продолжил:

— Потому что среди тех оппозиционеров, которые удерживали город, был едва ли не каждый третий их агент. Неслабо проплаченный агент. А это потерянные деньги. Люди для информации. 

Я молчал и думал о том, что россияне, скорее всего, не менее других занимаются вербовкой агентуры. Сейчас такие войны без этого просто невозможны.

Игорь, чертеныш, похоже, прочитал мои мысли и, хитро улыбнувшись, произнес: 

— Мы этим начали заниматься еще раньше. Вот только денег у нас поменьше. На Востоке же без них бессмысленно любое дело. 

Накануне обильно выпал снег, и усадьба казалась присевшей от него. От этого все здесь еще больше напомнило картинку из новогодней сказки. Не хватало только гирлянды и ели. Зато нарядными красавицами выглядели стройные сосны.

«Мерседес» оставили на подворье у соседа Павла. Я предупредил его о нашем приезде, и он успел очистить от снега неширокую дорожку к моему домику, бане и беседке. Вытопленной стояла и сама баня. Даже в предбаннике мы слышали запах шашлыка, с которым мой местный приятель возился у беседки. Долго на большом пару я уже не задерживаюсь, зато крестник сполна отводил душу. Крепкий, мускулистый… Красавец! И надо же — холостяк. Говорил как-то, что живет с некой женщиной, кажется, музыкантшей из оркестра. Однако я в такие гражданские браки не верю. Придется при этой встрече воспользоваться случаем и хорошенько проработать его в нужном плане. У меня это получается…

Шашлык оказался удачным. Выпили к нему всего ничего. Каждый свой любимый напиток. Игорь — виски, Павел — водку, а я некрепкое, но хорошее вино.

День все еще короткий. Со стороны озера ветер принес метель, и потому мягкие сумерки наплывали быстрее обычного. Однако молодой и яркий месяц был готов поднять настроение. 

Понятно, что беседу вокруг Сирии мы продолжили и вечером у камина. Я спросил, удастся ли разгромить игиловцев на той же территории, которую они сейчас удерживают. 

— Понятно, что многое, если не все, зависит от того, как поведут себя США во главе с Трампом. Одной России ввязываться в эту бойню нежелательно. Даже при поддержке Ирана и Турции. Союз с ними отнюдь не так крепок, как хотелось бы. 

Офицер ГРУ замолчал и вдруг резко произнес:

— Время упущено. За какую-нибудь территорию игиловцы все равно зацепятся. Не обязательно постоянную. Слишком уж долго европейцы жевали сопли, пока их взрывали и расстреливали в Париже, Брюсселе… Все видят перед собой только бешеного агрессора в лице России…

Мне и самому было понятно, что на Востоке сейчас вокруг той же ситуации с Сирией и игиловцами все затянуто в слишком крутой узел. Чтобы развязать его, надо очень много сил и времени. Да и возможно ли это сейчас в принципе?

На следующий день я ловил на озере рыбу, и, прямо скажу, уха к вечеру выдалась знатной. Павел дотопил баню, и Игорь снова хлестал там себя березовым и дубовым вениками. Вечером продолжили беседу у камина.

На третий день с утра отправились в Минск, где к вечеру Игорь должен был встретиться с нужным ему человеком. Я любовался тем, как он ведет машину. Играючи, наслаждаясь самим процессом. Даже когда вылетел на встречку один идиот, Игорь легко ушел от беды и лишь процедил сквозь зубы не самое грубое ругательство. 

Когда расставались, я спросил:

— Теперь когда увидимся?

— Как получится, — улыбнулся в ответ крестник.

И в самом деле, как получится. Главное, чтобы получилось. Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...