Два подвига Валентины Савицкой

Это уже стало традицией для Валентины Савицкой. По весне она обязательно отправляется в Дороганово и живет там до осени. Тянет, как говорит, «куток, где обрезали пупок». У нее огород, где выращивает все, что сердцу дорого. И особенно цветы. А еще Дороганово для Валентины Никодимовны — это память. Здесь она выросла, училась. Здесь встретила войну, в этих краях она воевала, став старшиной роты 161-го партизанского отряда имени Дзержинского. И когда появляется свободная минутка, идет Савицкая в местные леса, к речке Птичь, долго смотрит на быстро текущие воды — и прошлое неожиданно подступает к сердцу, обнимает и несет по тревожной дороге юности.

«Люблю рыбалку, огород, свое Дороганово. Одним словом — люблю жизнь!» — написала бывшая партизанка в своих воспоминаниях.

Это уже стало традицией для Валентины Савицкой. По весне она обязательно отправляется в Дороганово и живет там до осени. Тянет, как говорит, «куток, где обрезали пупок». У нее огород, где выращивает все, что сердцу дорого. И особенно цветы. А еще Дороганово для Валентины Никодимовны — это память. Здесь она выросла, училась. Здесь встретила войну, в этих краях она воевала, став старшиной роты 161-го партизанского отряда имени Дзержинского. И когда появляется свободная минутка, идет Савицкая в местные леса, к речке Птичь, долго смотрит на быстро текущие воды — и прошлое неожиданно подступает к сердцу, обнимает и несет по тревожной дороге юности.

Из воспоминаний Валентины Савицкой: «20 июня 1941 года мы организовали во время школьных каникул экспедицию. Хотелось более детально познать родной край, исследовать берега неповторимой реки Птичь. Взяли три лодки, погрузились и поплыли вниз по течению. Не передать словами, какими упоительными и радостными стали для нас первые дни путешествия! Мы столько познали нового! Но длилось наше счастье недолго. На 20 километре услышали, что фашистская Германия вероломно напала на нашу Родину. Кончилось радостное детство, юношеские годы. Началась полоса бед и человеческих трагедий.

Тяжело вспоминать, как полицаи собрали маленьких детей от 4 до 11 лет, у которых один из родителей был еврей, и расстреляли их за железнодорожным мостом. И уже назавтра дедушка Кузьмич вез три трупика на кладбище.

И такие преступления — почти каждый день. Воспитанники Дорогановского детдома помогали солдатам разбитых частей Красной Армии, приносили в лес продукты, патроны, оружие. За это расстреляли пять подростков и двух учителей. Их братская могила — рядом со средней школой.

Такая кара могла постичь и меня. Я укрывала в своем сарае еврейку Эстру Левитину. Потом она взяла младшего сына и ушла в лес к партизанам, попала в бригаду А. И. Шубы».

Автор этих воспоминаний еще в детстве познала лишения. Семья большая — шестеро детей. И всех надо было накормить, одеть. Тяжелая ноша легла на плечи матери — отца не стало в 1937 году. Схватили его за «контрреволюционную деятельность», сослали в далекие края, откуда он так и не вернулся.

Однако семья репрессированного не затаила обиду на советскую власть. Никто не пошел на службу к немцам, хоть и поступали такие предложения от полицаев. Брат Анатолий снял пулемет со сбитого фашистского самолета и с ним ушел в партизанский отряд имени Дзержинского. На его счету много дерзких операций. Мужество молодого подрывника отмечено орденом Красного Знамени и боевыми медалями. Отличился на фронте и брат Владимир, который дрался с врагом еще на границе, потом — у стен Сталинграда и вернулся с войны инвалидом.

Ушла к народным мстителям и Валентина Никодимовна, сбежав из концентрационного лагеря. В этот лагерь попала практически вся их семья. Немцы пронюхали, что с захватчиками сражаются два представителя семьи. И сразу арестовали маму, сестру, шурина, шестилетнего племянника, девятилетнюю и даже двухмесячную племянниц. Нашли и Валентину. После допросов и издевательств всех отправили в Осиповичский концлагерь.

Так и не смогла забыть Валентина, как содержали здесь людей, где давали пол-литра какой-то баланды и ломтик хлеба. Старшим не доставалось и этого: рядом были маленькие дети. Но особенно пугал всех «черный воронок». Он приезжал ежедневно, людей отбирали и вывозили, кого за город на расстрел, кого в Германию. Девушка приняла твердое решение: бежать. А потом была долгая и трудная дорога в партизанский отряд.

Из воспоминаний Валентины Савицкой: «Через месяц я стала бойцом отряда имени Дзержинского бригады имени Котовского. После присяги и выполнения нескольких боевых заданий меня принимал в ряды ВЛКСМ Стародорожский подпольный райком комсомола. Я и сегодня помню это событие. Оно проходило на лесных кочках, и мы были с оружием в руках. После этого я выполняла боевые операции наравне с мужчинами. Несла караульную службу. Ходила в разведку за живым «языком» вместе с братом, который возглавлял эту операцию. Участвовала в разгроме немецкого гарнизона в деревне Борки. Сидела в засаде, где мы ожидали и громили полицаев с немцами, которые ходили и охраняли железнодорожное полотно, участвовала в подрыве железной дороги по направлению Дороганово — Фаличи и Деревцы — Дороганово. Принимала участие в бою у деревни Ульяновка, где мы уничтожили 12 полицаев. Не забыть мне и «рельсовую войну», мы рвали полотно между станциями Татарка — Осиповичи. Зарево вспышек освещало всю округу. Шпалы и рельсы — все взлетало в воздух и с грохотом падало на землю. Во время этой операции я была контужена, и меня со всеми пострадавшими отправили потом в партизанскую зону.

Во время затишья на фронте немцы бросали против партизан регулярные войска. Они шли на нас с танками, пушками, минометами, а с воздуха бомбили самолеты. Кругом разрывы мин, снарядов, стрельба. Кто перенес блокаду, никогда не забудет эту жуткую картину. Над болотом висят фашистские самолеты, которые мы называли «рамами». Болота обстреливаются с пушек и минометов, по берегам рыщут немцы с собаками, кричат, стреляют. Раненые стонут, дети плачут, все это сливается в один страшный гул. Слабых затягивает тина. Сколько было убито и утонуло в Тройчанской канаве, в реке Аресе! Мне кажется, что эту жуткую картину не опишет и не покажет в фильмах тот, кто там не побывал. Не верится самой, что весь этот ужас можно было пережить, но пережили»...

Выжила, пережила лютое лихолетье и Валентина Савицкая. Ее боевые заслуги отмечены орденом Отечественной войны первой степени, медалями «Партизану Отечественной войны» первой степени и «За победу над Германией». Выжили, сумели благополучно вырваться из концентрационного лагеря и все ее родственники.

День Победы Савицкая отмечала уже в Бобруйске. Сбылась ее заветная мечта. Она поступила в фельдшерско-акушерскую школу, а затем в мединститут. Интересная деталь. Поступила в вуз Валентина Никодимовна тогда, когда первому сыну было уже три года. На третьем курсе родилась дочь, а на последнем появился еще один сын. На мой взгляд, бывшая партизанка совершила еще один подвиг — материнский. Сейчас у нее шесть внуков и восемь правнуков.

Из воспоминаний Валентины Савицкой: «После окончания мединститута 25 лет работала в Минской областной клинической больнице. Имею много благодарностей, почетных грамот. Сейчас нахожусь на заслуженном отдыхе. А вообще, я еще сравнительно молодая женщина! Вожу машину, люблю рыбалку и свой огород. Люблю свое Дороганово. Одним словом — люблю жизнь».

Вернее и не скажешь!

Евгений КАЗЮКИН

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Я, Из мира.
Золотой человек была. Вечная ей память.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?