Два брата герба «Стремя»

Братья Бжостовские были близнецами и политическими врагами

Нередко интересные сюжеты находишь случайно, во время копания в исторических документах. Так, читая об истории Ошмян и пытаясь понять, как выглядел вроде бы имевшийся там еще при Гедимине замок, наткнулась на упоминание о старосте ошмянском Михале Бжостовском. Отзыв не самый лестный. Пан Михал десять лет, до самой смерти, судился по поводу передачи ошмянского староства со своим преемником паном Тадеушем Котелом... В энциклопедической статье о пане Михале говорилось тоже неприятное: принял участие в подавлении Барской конфедерации, натравливал войска даже на своих родственников. Интересно, на кого? В то же время в Полоцке каштеляном был Адам Бжостовский. Не родственник ли?

Фото darriuss.livejournal.com

Загадочный год

Дальнейшие расследования предоставили еще одну загадку, и касается она цифры: 1722. В семье писаря великого литовского и каштеляна мстиславского Константина Бенедикта Бжостовского трое детей. Старшая, Антонина, впоследствии Пузыня, родилась в 1720 году. Но кто обращал внимание на девочек в магнатских родах, если нужны были наследники! И вот появляется старший сын Михал Бжостовский. Отцу его уже 40 лет, то есть наследника князь заждался... Но значится у него и еще один сын, Адам! Смотрим дату рождения: тот же 1722 год! Может, ошибка? Действительно, на одном генеалогическом сайте нахожу цифру 1732 — год рождения Адама... Вот только Константин Бенедикт, так во всех источниках, умер в 1722 году. То есть в том же, когда родились оба его сына. Дату рождения Адама подтверждает факт, что в 1738–м он был избран послом в сейм от Ковенского повета: не могли же его избрать в шестилетнем возрасте! Напрашивается гипотеза, что Михал и Адам были близнецами.

Михал Бжостовский.
И вот представьте себе ситуацию в духе готических романов: вместо одного долгожданного наследника рождаются двое. Но главой рода может быть только один! Поэтому тот, кто опередил брата, может быть, на какие–то секунды, получает все. А другой становится его вассалом и как бы «запасным вариантом».

Мало кто знает, но у Кароля Радзивилла Пане Коханку тоже был старший его на полчаса брат–близнец Януш Тадеуш, только рано умерший. А не умер бы, — возможно, не знали бы мы того Пане Коханку, всемогущего и неповторимого.

Не знаю, был ли жив отец Адама и Михала на момент их рождения. Портрета Адама Бжостовского я тоже не нашла — будем считать, нам хватит изображения Михала.

Германия и Вильно

Итак, старшим рода уже в год рождения становится Михал Бжостовский. Из скупых биографических сведений можно предположить, что воспитание мальчиков изначально предполагалось разное. Младшего, Адама, отправляют в Виленское пиарское училище. Ордена иезуитов и пиаров были мощными конкурентами в образовании. Хотя предметы изучались те же, у пиаров была менее строгая дисциплина, главным считалась не подготовка к политической и миссионерской деятельности, а обучение и воспитание. Бедные ученики содержались за счет ордена, поэтому контингент был разношерстным — от однодворцев до магнатов.

Михала, старшего брата, по магнатскому обычаю отправили за границу. Он путешествовал по Германии, Франции и Италии. В Германии служил в королевском немецком полку. И похоже, сарматские идеалы шляхты Речи Посполитой ему стали чужими — на портрете мы видим красивого мужчину с нервным властным лицом, в европейском придворном костюме. Неудивительно, что нахватавшегося немецких обычаев молодого человека по возвращении приблизил к себе польский король Август III, саксонец, который так и не овладел языком своих подданных. Михал становится полковником и камергером.

Пути кузенов

Женитьба братьев тоже оказалась «параллельной»: их жены — сестры Огиньские. Михал повел к алтарю Казимиру, Адам — Геновефу. Семейство Огиньских весьма примечательно: шесть сестер, одна в одну амазонки, и младший братец, обожаемый Михал Казимир Огиньский, музыкант, композитор, художник и по необходимости политик.

Михал Казимир Огиньский.
Именно когда Михал Казимир Огиньский стал великим гетманом литовским, пути его шуринов окончательно разошлись.

После смерти Августа Саксонца началась тяжба за трон. Михал Бжостовский присоединился к Фамилии, могущественной группировке, основанной Чарторыйскими. Фамилия поддерживала кандидатуру Станислава Понятовского, которую продвигала и Россия. Понятовский был фаворитом Екатерины II, она от него даже родила дочь Анну.

Главный противник Фамилии — любимец шляхты Радзивилл Пане Коханку. Вот кого приверженцы шляхетских традиций хотели видеть на троне! Когда стали готовить элекционный сейм, на котором должны были выбирать короля, Фамилия с помощью российских войск нещадно давила на депутатов. Радзивилл, в свою очередь, стал захватывать суды, где заседали сторонники Чарторыйских, и назначать своих депутатов. Чарторыйские попросили помощи у российской императрицы. И как пишет историк Геннадий Прибытко: «Тады ў межы краiны рушылi 12.000 расейскiх жаўнераў. З дапамогаю iхнiх штыкоў Масальскiм удалося сабраць 1.000 подпiсаў пад актам канфедэрацыi Вялiкага Княства Лiтоўскага, накiраванай супраць Радзiвiлаў, на чале з лiтоўскiм канюшым Мiхалам Бжастоўскiм».

Станислав Понятовский.
На трон взошел Станислав Понятовский. Михал остается его преданным слугой до конца жизни.

А вот Адам Бжостовский, его брат, был горячим сторонником Радзивиллов. В 1764 году вместе с 21 сенатором подписал манифест гетмана великого коронного Браницкого против российского владычества и сторонников партии Чарторыйских. А после, как и шурин Михал Казимир Огиньский, присоединился к Барской конфедерации, воевавшей против короля. Более того, когда конфедераты стали проигрывать, организовал вооруженное партизанское движение в Польше!

А Михал Бжостовский ожесточенно преследовал барцев. Фактически командовал войсками против родного брата и шурина.

Представьте, какие красочные диалоги может приписать близнецам сценарист исторического сериала! Если упрощенно, один — этакий «европеец», презирающий «дикие» обычаи родины, другой — воспитанный в этих обычаях и, наверное, чувствующий себя несправедливо обделенным старшинством...

Любопытно будет вспомнить и о двоюродном брате Адама и Михала, Павле Ксаверии Бжостовском. Пока Адам воевал против короля, а Михал — за короля, Павел, каноник Виленский, в своем имении Меречь организовал крестьянскую республику. Назвал скромно — «Павловская». Все в соответствии с идеалами любимых философов Томаса Мора, Шарля Фурье, Жан–Жака Руссо и Анри Сен–Симона. Самоуправление, школы для детей, больницы, даже банк и армия. Соседи, привыкшие с холопами разговаривать на языке плетей, заволновались и даже сделали попытку объявить «физиократа» Павла Ксаверия сумасшедшим.

Панорама Ошмян.

Слава и бесславие

Отто Магнус фон Штакельберг.
Да, почему–то безумием люди воспринимают прежде всего благородные, бескорыстные порывы. Зато рвачество объяснений не требует... Михал, как о нем пишут, «вел бесшабашный и расточительный образ жизни». То есть это подразумевало среди прочего лудоманию — азартные игры, коими увлекались все, приобретая и теряя состояния за карточным столом либо со стаканчиком острогалов (игральных костей) в руках. Михал вечно был в долгах. Где взять денег? А у дорогой державы. В 1764 году он выкупил у Яна Ежи Флемминга должность подскарбия великого литовского, то бишь министра финансов, за 400.000 злотых. Увы, это не спасло. Как и доходы от нескольких староств. В 1771 году Михал Бжостовский просил кредит в три миллиона злотых у российского посла Отто Магнуса фон Штакельберга, персоны всеми ненавидимой. Ясно — готов был выполнить любые распоряжения. Посол денег, однако, не дал.

Конечно, Михал оставался в фаворе. Король включил его в состав так называемой «Неутомимой Рады», Бжостовский получил россыпь орденов — и польских, и российских... Но от долгов так и не избавился.

Адам Бжостовский после поражения конфедератов эмигрировал в Саксонию. Вернулся домой в 1773 году. Он отошел от политической деятельности, — видимо, условие прощения. Адам был каштеляном Полоцким — это второе лицо в воеводстве. Он отказался от должности в 1776 году. Вероятно, с этим можно увязать факт, что в том же году Полоцк стал административным центром российской Полоцкой губернии. И в том же году под руководством гетмана Михала Казимира Огиньского, вернувшегося из эмиграции, возникла новая партия сопротивления королю и российским властям. Туда вошли и сторонники Радзивиллов, и остатки Фамилии. Конечно, Огиньский не мог не обращаться к Адаму Бжостовскому, мужу своей сестры и барскому конфедерату, за поддержкой. Но конфедерации создать не получилось: сейм был разогнан войсками Штакельберга.

В результате у Адама, в отличие от брата, в списке наград значится только орден Белого орла 1758 года.

В романе М.Брандыса «Племянник короля» о племяннике Станислава Понятовского, его тезке и предполагаемом преемнике, есть эпизод, относящийся к 1784 году: «29 мая в жизни князя Станислава происходит важное событие. В этот день в шесть часов утра в отель прибывает эстафета из Варшавы, извещающая о смерти великого литовского подскарбия Бжостовского и о назначении на этот высокий пост князя. Свое назначение новый министр отметил в кругу близких».

cultura@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Доцент
Вчитайтесь, спадары: "В 1764 году он выкупил у Яна Ежи Флемминга должность подскарбия великого  литовского, то бишь министра финансов, за 400.000 злотых".
Ну и государствишко было - Речь Посполитая. Должность министра можно было купить. Потому она и развалилось. И никто в Европе по этому поводу даже не всхлипнул. Ни Англия, ни Швеция, ни Франция. Впрочем, Франция поддержала разделы РП, которые придуманы, кстати, в Вене, где расхотелось тратить деньги на подкуп ясновельможных панов.
Кстати, Барская конфедерация была вооруженным восстанием против короля. И именно король РП Станилав Понятовский в марте 1768 года попросил у Екатерины Второй  военной помощи для борьбы с ней. А возникла Барская конфедерация, пани Людмила, в знак протеста против того, что сейм РП уравнял протестантов и православных в правах с католиками. Очень "демократическая" конфедерация была, в которой участвовал и несвижский вырожденец Пане Коханку. Именно так его называли уже тогда. Почитайте профессора Адама Мальдиса, в частности, его книгу "Як жылі нашы продкі".
Нечего взять из истории то Речи Посполитой для нынешней пользы, пани Людмила. Тем более, белорусской пользы. Именно те господа, которых вы воспеваете, и довели большую страну до развала.    
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?