Дорожные волки

Путевые истории


Часть 9–я

Как и все крупные города, столицу Бурятии Улан–Удэ мы объехали по окружной дороге. Она осталась где–то там, слева, на берегу реки Селенги, вдоль которой мы ехали до самой границы с Монголией. Местами Селенга растекалась на многочисленные рукава, обнажая каменистое дно, и снова сливалась в единое русло, прорезая широкие степи Забайкалья. Окружающие нас плавно переходящие друг в друга сопки, как будто были насыпаны детьми, играющими в песочнице. Аккуратные, с пологими склонами и едва заметными тропинками между ними, сопки картинно застыли, давая вдоволь налюбоваться ими. Оживляли этот необычный пейзаж пасущиеся отары овец, стада коров с пастухами–всадниками на конях. Вдоль дороги встречались чахлые деревья с повязанными разноцветными ленточками на стволе и ветках (буддийская традиция). Вдали от дороги просматривался буддийский храм, уютно расположенный на склоне сопки. Во всем здесь чувствовалась Азия в ее первозданном виде.


— Шеф, не забывай, скоро Гусиноозерск, надо бросать оглобли! — напомнили следом идущие ребята.

Встречные дальнобойщики предупреждали нас, что в Гусиноозерске свирепствует полиция и проезжать этот пост лучше ночью.

— Помню! На заправке зальем полные баки, чтобы в Монголии ездить без проблем. Заодно выждем время, пока эти мазурики уснут (имея в виду полицию), и погоним на границу, — невозмутимо объяснил Савич.

На заправке молоденькая девушка–бурятка с черными, как азиатская ночь, глазами под изящно изогнутыми крыльями бровей и чувственными губками (ну просто красавица!) отпускала водителям солярку, скромно, по–восточному не поднимая на них своих прекрасных глаз. Мужики молча отходили от девушки, забыв сказать ей хоть какой–нибудь комплимент.

Половина третьего ночи. Подъехали к посту. Местная полиция исправно несла службу. «Не спится им», — подумали мы. Может, потому, что наши машины были с московскими номерами или по другой причине, но нас не остановили, только пристально посмотрели вслед, и мы погнали дальше. Чем ближе к границе, тем больше меня охватывало волнение. «Пропустят ли меня через границу? Кто я? Второй водитель? Экспедитор? Или просто бомж?» — вертелось в голове.

— У тебя, кроме паспорта, есть какой–нибудь документ? — вдруг спросил Сергей. (Уезжая из дому, Сергей сказал, что виза в Монголию не нужна, но предупредил, чтобы я взял паспорт.)

— Есть, студийное удостоверение и удостоверение газеты «Советская Белоруссия», — с готовностью ответил я.

— Этого достаточно, — успокоил меня Сергей. — Едешь как корреспондент!

Вот и пограничный контроль. Бурят–пограничник пропустил нас без остановки. «Пронесло!» — подумал я. Но это было только начало. Проехали пограничный город Кяхта. Остановка. Русский офицер–пограничник посмотрел наши паспорта, спросил: «По–русски говорите? Как ваша фамилия?» «Савич», — ответил Сергей, а я даже не успел рта открыть. «Проезжайте!» — скомандовал пограничник.

Таможенница–бурятка поднялась в кабину, спросила: «Второй — водитель или пассажир?»  «Да», — ответил Сергей. Таможенница не стала уточнять, что значит это «да», бегло осмотрела кабину и ушла. В паспортах поставили штампы, и мы поехали на монгольскую сторону. КСП (контрольно–следовая полоса) как везде на границе, только менее ухоженная. На вышке скучает солдат–пограничник. Мы на монгольской стороне. Щупленькая, в военной форме монголка–пограничница важно прохаживается по погранпереходу. Хромая овчарка лениво обнюхала бардачки фур и отошла в сторону. Ребята побежали оформлять документы, менять российские деньги на тугрики. Долго стоим. На таможне не работает компьютер. Ждем. Наконец заработало. Проверка паспортов, штампы, и мы — в Монголии!


omr@tut.by

Советская Белоруссия № 8 (24890). Суббота, 16 января 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Александр РУЖЕЧКА
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?