Допинг на скамье подсудимых

Кто бы МОК подумать… Чем всему олимпийскому движению аукнутся скандалы с допингами

Олимпиада в Пхенчхане может стать последней, проходящей в привычном виде. Утверждение спорное, однако в последнее время находящее все больше сторонников. Решение Спортивного арбитражного суда, оправдавшего 28 российских спортсменов, все же раскололо мировой спорт и менее чем за неделю до старта Игр в Южной Корее заставило совершенно под другим углом взглянуть на существующую олимпийскую систему.


Вопросов к установившемуся в мировом спорте укладу хватало и прежде. Чего стоила хотя бы практиковавшаяся Всемирным антидопинговым агентством презумпция виновности спортсменов, делавшая решения ВАДА истиной в последней инстанции и заставлявшая спортсменов оправдываться в ситуации, когда в список запрещенных препаратов попадают даже капли в нос. Для существования такой системы было необходимо серьезнейшее основание, в качестве
которого предлагалась уверенность, что без веских поводов и доказательств никто из чистых спортсменов не останется вне игры. Россия Россией, но проблема допинга в спорте действительно имеет огромные масштабы, и бороться с нею можно только при наличии четкой, понятной и вызывающей абсолютное доверие у спортсменов и функционеров системы. 

Теперь с доверием и прозрачностью возникают серьезные вопросы. Да, CAS не назвал россиян невиновными. И не мог. Он просто указал, что доказательств, собранных за три года расследований — царапин, отверстий в стенах лаборатории, переписки и даже концентрации соли в пробирках, — недостаточно для тотального лишения наград, пожизненной дисквалификации и нейтрального статуса страны на Олимпиадах. Фактически это означает, что МОК без веских на то причин решил найти возможность «забанить» неугодных. О причинах этой нелюбви можно спорить и рассуждать отдельно, но многие задумались о том, что сегодня — россияне, а далее — все остальные. Об этом и раньше говорили в кулуарах. Сейчас проблема выплыла наружу.

фото bolshoyvopros.ru

В том, что МОК придется несладко, сомнений нет. Ввязываясь в подобную авантюру на основании рассказов обиженных системой и получивших надежду на сокращение допинговой дисквалификации информаторов, Томас Бах, Ричард Макларен и прочие спортивные функционеры должны были отдавать себе отчет, что успех в этой войне может принести лишь блицкриг с полной капитуляцией врага. Потому и требовали с такой настойчивостью от российской стороны безоговорочного признания выводов приведенного Маклареном доклада. В противном случае ситуация с практически стопроцентной вероятностью привела бы к серьезным судебным искам, которые, к слову, уже готовятся. МОК и ВАДА, правда, также заявили о намерении
обжаловать решение CAS в суде Швейцарии, однако этот поход может лишь усугубить ситуацию. Во-первых, неспортивные суды изначально посчитают спортсменов невиновными и будут требовать неопровержимых доказательств. Во-вторых, Спортивный арбитражный суд в олимпийской хартии прописан незыблемой последней инстанцией, и несогласие МОК с его решением в очередной раз наводит на мысли, что система пошла вразнос и выкидывает наружу все новые истории. Норвежских лыжников обвиняют в массовом (до 80% от числа атлетов) использовании запрещенных препаратов безо всяких последствий. Томас Бах заявляет, что «Канада ничем не отличается от России в плане сокрытия допинга». Кто-то вспоминает Терезу Йохауг и Мартина Йонсруда Сундбю, кто-то Джастина Гетлина и «терапевтические исключения». Кто-то говорит о Кении, масштабы допинговых проблем в которой на старте расследования ВАДА представляла как минимум не уступающими российским, но о которых с тех пор все успели позабыть. К слову, о выводах независимой комиссии, занимавшейся расследованием существования государственной допинговой системы в Китае, также могут вспомнить. Показывают новые емкости для хранения проб. Их, как оказалось, можно открыть голыми руками, что в свете всех событий априори ставит под сомнение чистоту тестов на Олимпиаде в Пхенчхане и позволяет повернуть вспять любое обвинение в приеме допинга. Какие еще химеры могут явиться на свет в этой атмосфере всеобщего недоверия, подозрительности и крушения авторитетов, остается лишь гадать. Но уже сейчас понятно, что имиджу МОК и всего олимпийского движения нанесен серьезный ущерб. Любое решение будет теперь изучаться, разбираться и ставиться под сомнение, а у защищающих спортсменов юристов (даже если атлет действительно принимал допинг) появится серьезный аргумент: ведь был же прецедент! Не говоря уже о том, что в качестве обвиняемого может оказаться и сам МОК.

Практически одновременно с оглашением вердикта CAS в газете «Нью-Йорк Таймс» появилась информация о том, что министерство юстиции США начало широкомасштабное расследование отмывания денег, вымогательства и мошенничества в структурах МОК, ФИФА и Международной федерации легкой атлетики. Американское правосудие уже доказало свою глухость к спортивным авторитетам и статусу международных федераций и организаций, нередко пытающихся жить по собственным законам. В числе подозреваемых нынче значится даже НОК США. Сейчас американские власти намерены выяснить, каким образом право на проведение чемпионатов мира по легкой атлетике 2019 и 2021 годов досталось катарской Дохе и американскому Юджину, и не были ли использованы при этом такие методы, как рэкет, отмывание денег и мошенничество. Нынешнее расследование в какой-то части перекликается с тем, что в 2015 году вела французская прокуратура (экс-президенту IAAF Ламину Диаку до сих пор запрещено покидать Францию из-за продолжающегося расследования), однако следователи запрашивают куда более обширную информацию и, судя по всему, способны отыскать в шкафах руководителей мирового спорта еще немало скелетов.

komashko@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...