Дом, который построил Басов

Выставка к 100-летию художника Израиля Басова открылась в НХМ

Израиль Басов родился в Мстиславле в 1918 году в семье портного, после войны учился в Минском художественном училище, среди его преподавателей был, например, Иван Ахремчик. На последнем курсе Басова исключили за космополитизм, но на общем собрании студенты выступили в его защиту и восстановили в училище. При жизни, несмотря на членство в Союзе художников БССР, практически не выставлялся: в конце 1960–х ему предлагали провести закрытую выставку без прессы и зрителей, но Басов ответил отказом. В течение десятилетий, несмотря на обращения в Министерство культуры СССР, его произведения на выставки не принимались. В полной мере талант художника, как это нередко бывает, оценили лишь после смерти...


Всего в залах Национального художественного музея разместилось 111 работ — 70 живописных и 41 графическая. Впервые в одних стенах одновременно оказались произведения, находящиеся в постоянной экспозиции НХМ, — музейное лицо Басова, картины, хранящиеся в фондах Национального Полоцкого историко–культурного музея–заповедника, фонда Белорусского союза художников, Белорусского государственного архива–музея литературы и искусства, а также коллекция, принадлежащая семье мастера.

Название «Премудрость построила себе дом...» взято из Притчей Соломоновых. Дом — символ духовного устроения — объединяет практически все работы Израиля Басова, комментирует куратор выставки, заведующая отделом современного белорусского искусства Екатерина Изофатова:

— Выставка ретроспективная и построена по хронологическому принципу, начиная с ранних этюдов и эскизов. Дома топографически узнаваемы в ранний период творчества: вы видите здесь минские окраины, и центр города, и угол улиц Кирова и Ленина. Начиная со второй половины 1960–х они все меньше напоминают какие–то конкретные здания, а превращаются в некое сакральное пространство: дом как храм, дом как центр мироздания, дом как космос. Второй зал посвящен человеку, который у Басова является одной из главных образных доминант. Но опять–таки мы не найдем каких–то конкретных персонажей, за исключением тех моментов, когда он изображает близких ему людей — например, портрет жены. В основном это собирательные образы.


Зрителю, переходящему из зала в зал, предоставляется возможность самому проследить за тем, как менялись города и люди на картинах художника — от вполне узнаваемых пейзажей, которые Басов делал, бродя по улицам с этюдником, до ярких символических изображений более поздних лет.

— Басов примечателен тем, что в противовес официальной эстетике соцреализма, дидактике и пафосу он занимался тем, чем хотел заниматься, сохранял верность собственной творческой позиции, близкой к авангарду. Очень часто его называют нонконформистом, но, наверное, для меня он больше классик, — признается Екатерина Изофатова. — Как у иконописца есть определенные иконографические изводы, у Басова есть ряд определенных сюжетов, мотивов и жанров: дом, дерево и человек. В кругу этих постоянных мотивов он находился на протяжении многих десятилетий, разумеется, изменялись цветовая гамма, предметное, пространственное соотношения.


Выставка обширная, на ее подготовку, по признанию организаторов, ушло более полугода. Неоценимую помощь оказали близкие мастера, в частности его сын Матвей Басов. Разумеется, даже тот немалый объем работ, который вплоть до 16 сентября можно увидеть в Национальном художественном музее, далеко не все наследие художника. Задержитесь у картин: в них печаль и любовь, надежда и страдание. Склонившиеся друг к другу влюбленные, измученная девочка из еврейского гетто, певица, округлившая в напряжении рот, так, что где–то на грани слуха, кажется, прорывается звук, танцоры, собеседники, путники... В каждом из них так легко узнать себя.

ovsepyan@sb.by

Фото: Сергей ЛОЗЮК
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Сергей ЛОЗЮК
Загрузка...
Новости