Доля тракториста

ЭТА ПУБЛИКАЦИЯ — продолжение темы, начатой в нашей газете в номерах за 31 мая и 1 июня академиком, доктором экономических наук, профессором Владимиром Гусаковым. Статья его называлась «Кадровый голод при изобилии дипломов», в которой сделан всесторонний анализ системы подготовки специалистов для АПК и сказано четко, почему усиливается дефицит дельных руководителей и специалистов на селе. Этот дефицит существует и с обеспеченностью рабочими кадрами сельскохозяйственных организаций республики. В чем истоки?

Механизаторы, операторы машинного доения, водители — самые востребованные специалисты в деревне. Почему дефицит их обостряется и кто в этом виноват?

ЭТА ПУБЛИКАЦИЯ — продолжение темы, начатой в нашей газете в номерах за 31 мая и 1 июня академиком, доктором экономических наук, профессором Владимиром Гусаковым. Статья его называлась «Кадровый голод при изобилии дипломов», в которой сделан всесторонний анализ системы подготовки специалистов для АПК и сказано четко, почему усиливается дефицит дельных руководителей и специалистов на селе. Этот дефицит существует и с обеспеченностью рабочими кадрами сельскохозяйственных организаций республики. В чем истоки?

ПОСЛЕ войны в наш колхоз приезжали по весне и летом трактористы МТС, квартировали в нашем доме. Бабушка готовила им обеды, а мне приходилось относить их в поле. Конечно, трактористы не только катали меня на грохочущих машинах, но и руль доверяли. Может, это и сказалось на выборе профессии. Окончив школу, сразу поступил в Добрушское училище. Окончил его с отличием. Но трактористом-машинистом широкого профиля так и не стал. В МТС, куда меня распределили, встретили с прохладцей. Доверяли только некоторые слесарные работы. Перспективы никакой, общежития нет, до работы — около десяти километров. Походил, походил и стал проситься, чтобы меня в родной колхоз перевели. Не отказали. Но и дома встретили не с распростертыми объятиями. Значимых дел, как и технику, не доверили. Помню, на маленьком тракторе подвозил бочку с водой на сенокос, на фермы, да на копнителе работал. Обидевшись, ушел на местный кирпичный завод. Стал там простым грузчиком. Но работа мне нравилась, здесь меня ценили, ставили в пример. Там и первую зарплату хорошую начислили. После этого я навсегда забыл о своем дипломе.

Только не подумайте, что обиды юности сказали здесь главное слово. Реальная жизнь была главным учителем. Я тогда не встретил ни одного тракториста, который был бы доволен своей профессией. Сосед Виктор приходил к матери с утра и просил налить сто грамм, мол, без допинга не выдержит весь день в поле. Он, как и многие его коллеги, рано ушел из жизни. А молодежь, проработав год-два, сбегала в город и посмеивалась над теми, кто остался в деревне...

КОНЕЧНО, моя судьба — судьба одной личности. И выводов из нее обобщающих не следует делать. Но вот передо мной официальная бумага, которая наводит на эти самые обобщения. Цитирую документ, который мне дали в управлении профессионально-технического образования Министерства образования Республики Беларусь: «Контингент обучающихся по профессиям сельского хозяйства изменяется в сторону уменьшения выпускников школ из деревень (по объективным демографическим причинам) и увеличения выпускников школ из малых поселений и небольших городов. В результате они отрабатывают срок и идут работать в ЖКХ, строительство, транспорт и другие отрасли народного хозяйства».

Согласно данным, полученным в Главном управлении образования, науки и кадров Минсельхозпрода, ситуация такова. Трактористов-машинистов требуется на сегодняшний день около четырех тысяч, операторов машинного доения — тысяча двести, работников, обслуживающих животноводство, — около трех с половиной тысяч. И даже с водителями проблема. Селу необходимы две тысячи шоферов. А в то же время эти водители, трактористы и доярки отправляются на заработки в соседние страны.

Ну а как же хозяйства «выкручиваются» во время пиковых периодов, во время проведения весенних полевых работ и уборки урожая? Метод проверенный и пока безотказный. Ежегодно дополнительно привлекается около 8 тысяч трактористов-машинистов из промышленных предприятий, сельскохозяйственных организаций, практикантов и выпускников учреждений образования. А есть область, где по приказу руководства на полевые работы отправляются училища во главе с мастерами, хотя такая практика запрещена.

ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ, ежегодно постоянная нехватка рабочих кадров. Невольно возникает вопрос: может быть, их мало готовят? На эту тему беседовал с начальником управления профтехобразования Министерства образования Республики Беларусь Эдуардом Гончаром, его заместителем Александром Лашуком и заместителем начальника отдела образования и науки Главного управления образования, науки и кадров Минсельхозпрода Олегом Косенюком. Они заверили: кадров готовится предостаточно. Прозвучала любопытная фраза: «Если бы эти кадры закрепились на селе, то через три года мы бы думали, что делать с нашими учебными заведениями». Заявление такое подтверждается цифрами. Учреждения ПТО только за последние четыре года по профессиям сельскохозяйственного профиля обучили 38 тысяч рабочих. А в учреждениях образования для организаций системы АПК ежегодно готовят около 20 тысяч рабочих, в том числе 8,2 тысячи трактористов-машинистов. Кроме того, около 15 тысяч рабочих проходят переподготовку и 40 тысяч — повышение квалификации.

Обратите внимание, ежегодно на село только из учебных центров Минсельхозпрода должны прийти 8,2 тысячи молодых трактористов-машинистов. Они моментально могли бы залатать ту прореху — нехватку в четыре тысячи. Но эта черная дыра как была, так и остается. Почему? Ответ уже был в записке управления профессионально-технического образования. Но и это не все. Как сказали мои собеседники, рабочие профессии для села не зависят от желания некоторых руководителей планировать их подготовку, как это было 30 лет назад, как не зависят от желания руководства учебного заведения набрать учащихся по такому-то профилю. Даже в советское время такая практика не всегда срабатывала. Попытались создать в Витебской области специальное ПТУ для животноводства. Открыли его, объявили набор. Но со всей республики набрали только три группы. На все это влияет множество факторов. И ситуация в сельском хозяйстве, и демографическая ситуация в стране, и как настроены выпускники, как воспитывали их учителя, родители, как работали хозяйства со школой.

— Если надо готовить рабочие кадры, то учебное заведение должно быть многопрофильным и работать в основном на тот регион, где оно расположено, — говорят Эдуард Гончар и Александр Лашук. — И охватывать максимум организаций разного профиля. Конечно, это усложняет работу руководства заведения. Потому что не просто создать базу. Но если по-деловому работать и установить хорошие связи с предприятиями, значительную часть обучение проводить на них, то проблем больших не возникнет.

Там, где своей базы не хватает, мы пошли на создание ресурсных центров — центров производственного обучения. Они обслуживают определенные регион, область. Концентрируем там современную технику. Учащиеся учебных заведений приезжают сюда на две недели, осваивают ее, а эта техника, как правило, Минского тракторного завода и «Гомсельмаша». Но техника новая, новые модификации машин, которых нет в училищах. Ребята изучают их, осваивают, работают, а потом возвращаются обратно.

— Идет техническое перевооружение сельского хозяйства, и оно требует, чтобы рабочие кадры шагали в ногу со временем, — продолжает поднятую тему Олег Косенюк. — Нужны люди, способные работать на сложной технике и оборудовании. Для их обучения привлекаем специалистов заводов изготовителей сельскохозяйственной техники, организуем на базе предприятий повышение квалификации и стажировку преподавателей и мастеров производственного обучения, систематически обновляем учебно-наглядные пособия по новой технике и оборудованию. Но дальнейший выбор стратегии формирования кадрового потенциала зависит не только от уровня профессиональной подготовки, а больше от организационных, экономических и социальных факторов на селе.

— А эти факторы, согласитесь, не содействуют тому, чтобы молодые люди охотно шли в ваши учебные заведения. Вот 74 учреждения ПТО обучают сельскохозяйственным профессиям, доля этих учащихся составляет почти 34 процента. Легко ли набрать эти 34 процента, Эдуард Николаевич?

— Если честно — есть проблемы. Но руководство наших учебных заведений, мастера, преподаватели много делают для того, чтобы сориентировать учащихся школ на сельскохозяйственные профессии. Они выезжают в регионы, наведываются в хозяйства, говорят детям о важности труда хлебороба, говорят, какая это благодарная и нужная людям работа. И вот такая целенаправленная пропаганда дает результаты.

— Проблема с кадрами обострилась в последние три-четыре года, — добавляет Александр Лашук. — Раньше она так остро не стояла. Сейчас массово уходят на пенсию старые кадры, механизаторы, на которых раньше держались хозяйства. Многие уходят по состоянию здоровья, болячек за годы работы накопилось предостаточно. И проблема эта многогранная.

НО ВСЕ мои собеседники сходятся в одном: любовь к профессии необходимо прививать с юных лет, со школы. И вести молодого специалиста по жизни, готовя его к работе, обучая и поддерживая морально и материально. Чтобы он знал: он востребован, будет обеспечен работой, жильем, хорошей зарплатой. Кто этой работой должен заниматься? Конечно, руководитель хозяйства. Его обязанность найти тех, кто не подведет, кто придет на смену старшему поколению, и вести их по жизни, помогая советом, интересуясь их заботами и стремлениями, не скупясь на доброе слово. Но головы наших руководителей забиты другими мыслями, другими заботами, за кадры их не бьют. О кадрах они вспоминают тогда, когда уже некого посадить на трактор или комбайн.

— По законодательству, заказы и договора на подготовку молодых кадров должны идти от сельскохозяйственных предприятий, — говорит Эдуард Николаевич. — Но так происходит далеко не всегда. Заказы эти, в том числе и целевые, уже третий год в ряде регионов формируют райсельхозпроды, а затем передают области. Сам руководитель хозяйства выключен из этого процесса. Он ждет, кого к нему направят. А ведь и профориентация, и подбор кандидатов для направления на учебу должны начинаться с хозяйства. В крепких СПК нет проблем с кадрами, там по конкурсу отбирают лучших. Вот на них надо равняться всем.

Есть еще один проверенный путь, считают специалисты, но мало реализуемый: крепко привязать молодежь к селу может собственность. И не только на землю. Ученые давно ратуют за то, чтобы доярки и трактористы принимали непосредственное участие в распределении прибылей, доходов, чтобы работники в течение ряда лет вносили свои средства в имущество хозяйства, имели свою долю в ней, размер которой будет постоянно возрастать, следовательно, появятся постоянные дивиденды. Одним словом, хозяин должен прийти на землю.

Евгений КАЗЮКИН, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?