Доля рынка с долей риска

Основатель “Серволюкс” Евгений Баскин: “Если ты не готов работать без выходных, результата не будет”

В чем секрет эффективного менеджмента Евгения Баскина
НЕСМОТРЯ на рост объемов производства и экспорта сельхозпродукции, экономика АПК хромает пока на обе ноги. Количество неплатежеспособных сельхозорганизаций с каждым годом растет. Одни сетуют на недостаточную господдержку и диктат чиновников от сельского хозяйства, другие – на прорехи в законодательстве и дорогие кредиты, третьи главную причину неудач видят в отсутствии мотивации работы на селе.  А по сути все сводится к одной проблеме, вокруг которой сегодня идут дискуссии по реформированию АПК: нет хозяина, эффективного собственника, для которого сельхозпроизводство — бизнес. Агробизнес. И тому есть реальные подтверждения.


Евгений БАСКИН (слева). Фото с сайта tut.by

Не в деньгах счастье

Вопрос эффективного собственника — ключевой во всех странах и отраслях. И в Беларуси почти весь крупный частный бизнес обзавелся собственными сельхозактивами. Дела идут по-разному. Некоторые частники, даже будучи изначально не в восторге от необходимости проникнуть в глубины сельскохозяйственной науки, со временем, как люди деловые и ответственные, старались извлечь максимум пользы от нового приобретения. Многим колхозам они не только помогли выйти из тупика, но и вывели их на новый уровень хозяйствования. Например, в Минской области образцами эффективного агробизнеса стали СХК «Витэкс»  Виктора Терещенко и филиалы «Унибокс» Сергея Русака. Их «непрофильные активы» показывают едва ли не лучшие результаты как по качеству сельхозпродукции, так и по экономике производства. Сразу видно, что в «доме» появился хозяин. 

Но что показательно: перемена собственника не всегда дает положительный эффект. На Минщине, к примеру, в минувшем году в половине частных хозяйств снизилось производство валовой продукции к уровню 2013 года, прибыль от реализации — менее 93 процентов, упала рентабельность продаж. Инвестиции в развитие сельхозпроизводства не достигли и 60 процентов, а темп роста кредиторской задолженности — 116,2.  

Вывод таков: незнание специфики агробизнеса — одна из основных причин неудачных сельхозпроектов. Плюс к этому, если собственник рулит хозяйством из столичного офиса, толку нет и от частника с деньгами. Они не принесут отдачи.

— Если ты не увлечен, не вовлечен, не готов работать без выходных, результата не будет. Это не работает. Команда должна видеть, что руководитель этим живет, тогда будет отдача», — считает Евгений Баскин,  основной владелец группы компаний «Серволюкс» (торговые марки «Петруха», «Братья Гриль», «Кувшинка»), вертикально интегрированного агрохолдинга по производству, переработке и реализации мяса птицы, комбикормов, молока.  

В составе группы птицефабрика по производству инкубационного яйца и суточных цыплят, две фабрики по выращиванию и переработке мяса птицы («Серволюкс Агро» и «Смолевичи Бройлер»), два комбикормовых завода, мясокомбинат, молокозавод, 8 тысяч голов КРС, сеть продовольственных магазинов «Квартал вкуса», проектный институт, строительно-монтажное управление. Общая сумма инвестиций в эти проекты составила 350 миллионов долларов.

Евгений Баскин убежден, что сегодня пора посмотреть на сельское хозяйство не как на постоянного просителя бюджетных денег, а как на полноценного субъекта экономики страны, имеющего серьезный экспортный потенциал. При этом уповать только на простое наращивание господдержки — не всегда самый эффективный путь.


Фото БелТА

О конкуренции и уроках Россельхознадзора

Начинал бизнесмен в 90-х с торговли швейной продукцией, занимался сахаром, затем переключился на сою и зерновые. С 2002 года инвестирует в птицеводство. Причины в общем понятны. Птицеводство — одна из самых быстро окупаемых отраслей. К тому же до этого Евгений Баскин занимался поставками в республику оборудования и кормов для птицефабрик и свинокомплексов, тему знал изнутри и точно просчитал, что следующий логичный шаг — производство.  Ему понадобилось более десяти лет, чтобы взять под контроль треть производства мяса бройлеров в Беларуси. Предприятия группы «Серволюкс» в 2014 году произвели 141 тысячу тонн мяса птицы — более 27 процентов белорусского рынка, 455 тысяч тонн кормов, 10 тысяч тонн мясо-колбасных изделий и, кстати,  18 тысяч тонн молока.

В этом году бизнесмен рассчитывает увеличить свою долю на белорусском рынке мяса птицы до 170 тысяч тонн. До 40 процентов продукции экспортируется сейчас в Россию. С увеличением производства планируется наращивать экспортные поставки. В Смоленске и Москве открыты два торговых дома. Вся реализация, в том числе и в федеральные сети, проходит через эти каналы. 

— На мой взгляд, для того чтобы заниматься бизнесом, у нас есть вся законодательная база, — говорит бывший инженер-физик, с головой ушедший в агробизнес. — И тот, кто хочет им заниматься, занимается. Могу сказать больше: у нас конкурентная среда на порядок слабее, чем в той же России, Украине, уже не говорю про восточноевропейские страны... Поэтому вполне нормально и комфортно можно работать.

Пример «Серволюкса» доказывает: в нашем правовом поле можно создать успешный бизнес, отвечающий самым высоким стандартам. Хотя агрохолдинг Баскина проблемы стороной не обошли. Вот, к примеру, создание Таможенного, а затем и Евразийского экономического союза открыло перед белорусскими производителями границы. Очень хорошо, если знать, что «Серволюкс» около половины продукции отправляет в Россию, напрямую работая со всеми крупнейшими российскими сетями. 

— Любой сбой в поставке имеет негативные последствия. Причем не только экономические — портятся отношения с партнерами, у которых большого желания работать в такой системе координат нет, — говорит бизнесмен. — А тут Россельхознадзор в декабре 2014 года тормозит наш экспорт. Простаивали около шести недель. Серьезные накопления продукции. Складских мощностей под такие объемы ведь нет. Понимали, что долго так продолжаться не может. Не буду называть потерянные суммы, но они — с шестью нулями в долларах. 

Примечательно, что вместо того, чтоб таить обиду на  чиновников российского ведомства, прагматик Баскин извлек из случившегося практический урок. 

— Мы не можем диктовать в России свои правила: к нам относятся, как к поставщикам из любой европейской страны. В этом есть и плюсы. Мы еще выше подняли культуру производства. Как пример —  планируем получить сертификат  McDonalds, который есть только у одного российского производителя. Это новый уровень, который зачастую выше того, что требует Россельхознадзор. Мы инвестировали серьезные деньги, наши специалисты объездили всю Европу, где есть предприятия с высочайшим уровнем биобезопасности, — рассказывает Евгений Баскин. — Заменили нескольких сотрудников,  сегодня к нам придраться не за что. Наш продукт соответствует самым жестким требованиям российской стороны. Глобальные вопросы по повышению культуры производства решены, мелкие ветеринарные проблемы есть у всех и во всем мире. Процесс совершенствования тут бесконечен.

Не кризис, а «новая реальность»

Конкуренция на рынках стран Таможенного союза жесткая, а инвестиции в АПК — один из приоритетов государственной политики во всех странах ТС. Принято считать, что по уровню господдержки АПК Беларуси далеко опережает партнеров по Евразийскому экономическому союзу. Но ситуация меняется. 

В России практически все животноводство финансируется в рамках национальных проектов. По словам Евгения Баскина,  агрохолдинг «Мираторг» получил кредит в 3 миллиарда долларов сроком на 15 лет под 2,5 процента годовых в российских рублях. В Казахстане господдержка включает не только льготное финансирование, проектирование и строительство инфраструктуры, но и прямые дотации: например, за тонну мяса птицы выплачивается 400 долларов. Таким образом, казахское предприятие, производящее столько же продукции, сколько «Серволюкс», получило бы из бюджета более 56 миллионов долларов. «В теории все просто, но ряд громких банкротств российских агрохолдингов показал, что финансирование без управленческой компетенции и профессиональной экспертизы не работает, — говорит бизнесмен.

Баскин ежемесячно пересматривает бюджет 2015 года и, как большинство коллег, пытается решать задачу со многими неизвестными. 

— Сейчас хорошее время, чтобы подтянуть некоторые функции, зачистить стыки между бизнес-процессами, где теряются серьезные деньги. У нашей компании нет такого понятия, как кризис, есть термин «новая реальность». Мы осознаем, что в ближайшие несколько лет рынок не будет для производителя в нашем сегменте таким комфортным, как в предыдущие годы.

Пока россияне наращивают господдержку АПК, в Беларуси вынуждены ее сокращать. Поэтому нашим сельхозпредприятиям остается один путь — работать эффективнее конкурентов. Но аграрная политика нуждается в реформировании, чтобы дать зеленый свет рыночным механизмам, развитию предпринимательской инициативы, привлечению инвестиций.

Пример Баскина показывает: вести успешный агробизнес реально и при отсутствии частной собственности на землю, господдержки в условиях жесточайшей конкуренции на внешних рынках. 

— Я сегодня с землей никаких проблем не вижу, — говорит Евгений Баскин. — Если ставки арендных платежей за нее вменяемы, это выгоднее, чем брать кредит и выкупать землю в собственность. У меня нет маниакального желания все покупать. Если боишься, что у тебя могут что-то отобрать, тогда вообще не стоит начинать работать. Все риски предусмотреть невозможно.

germanovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?