Народная газета

Долги и авансы

I Национальная премия в области изобразительного искусства оказалась для художников очень долгожданной

За несколько недель до этого знаменательного события в Национальном центре современных искусств была открыта выставка произведений номинантов премии “Шорт-лист”. В один из дней авторы пригласили посетителей, чтобы провести для них экскурсию по выставке и пообщаться с ценителями искусства. Но вот незадача — на встречу с финалистами Национальной премии народу пришло меньше, чем самих авторов.


Может, с талантами у нас напряженка? Но это не так. Прежде чем выбрать 63 номинантов, отборочная комиссия республиканского конкурса рассмотрела более 300 заявок от авторов из разных регионов страны. Среди них — и народные художники Беларуси, и заслуженные деятели искусств, и активные участники международных выставок, и лауреаты разнообразных конкурсов, как наших, так и зарубежных. В общем, лучшие из лучших. Так что не хватает не таланта, а другого — как раз таки внимания самого разного уровня и интереса со стороны зрителя.

Проведение Национальной премии в области изобразительного искусства и должно исправить эту ситуацию — показать достижения наших художников, привлечь к ним широкое внимание, открыть и поддержать молодые таланты.

Вот уже несколько лет у нас говорят о Национальной музыкальной премии “Лира”, Национальной театральной премии, даже Национальная литературная премия появилась в позапрошлом году. А вот такой большой слой, как изобразительное искусство, долгое время никак не был охвачен, хотя достижений там, о чем можно судить хотя бы по выставке “Шорт-лист”, предостаточно. Художников это, конечно, расстраивало и даже немного обижало.


— Любые премии — вещь нужная. Наши художники не избалованы вниманием. Особенно художники-фотографы, — говорит белорусский фотограф и куратор выставочных проектов Владимир Парфенок. — Фотография — падчерица среди всех искусств. Не всегда на нее обращают внимание.

У нас нет музея фотографии, нет образования для фотографа на высшем уровне, вся структура работает достаточно плохо. Фотограф, который занимается искусством, не может жить, лишь продавая свои работы. Он должен заниматься прикладной фотографией, снимать свадьбы, рекламу. Поэтому мы очень обрадовались, узнав, что в этом конкурсе есть номинация “Художественная фотография”. Верим, что премия поможет сдвинуть проблемы наших творческих фотографов с мертвой точки.

Помимо фотографий, за обладание призами Национальной премии в области изобразительного искусства боролись также работы в номинациях: “Творческий дебют”, “Дизайн”, “Живопись”, “Графика”, “Скульптура”, “Монументальное и монументально-декоративное искусство”, “Декоративно-прикладное искусство”, “Искусствоведение и критика”. Все работы — не старше трех лет. Скучных и не вызывающих эмоций среди них нет.

Инсталляция Сергея Белоокого “Йод-131/Черный дождь”

Чего только стоит попасть под “Черный дождь” Сергея Белоокого. Инсталляция посвящена последствиям аварии на ЧАЭС. Посетитель заходит в темную комнату, где под потолком висят на проводах стеклянные бутылочки из-под йодного раствора со светящимися лампочками внутри, а вокруг раздается странный трещащий звук. Это визуальное изображение радиоактивного дождя и его влияния на человека. Надолго заставляет задержаться и серия фотографий Сергея Кожемякина. Чтобы спасти несколько любимых деревьев в центре Минска от городской суеты и сохранить их необычайную ауру после строительства рядом с ними крупной гостиницы, он перенес их образы в музейное пространство, переводя в негативное изображение. Автор убеждает, что лишенные телесности образы-деревья обретают новое символическое значение.

И находясь у их изображения, действительно начинаешь чувствовать нечто новое, большее.

Невозможно не заметить и кресло Элины Шиндлер. И не только из-за его внушительных размеров. Внешне пластичное, эргономичное, современной формы, оно выполнено с сохранением традиций белорусского зодчества и бондарничества из экологической фанеры. Мебельная коллекция Guda, которую разрабатывает Элина, неплохо смотрелась бы в домах современных белорусов. Но, к сожалению, производители не слишком заинтересованы внедрять идеи наших дизайнеров.

Дизайнерское кресло из коллекции Guda Элины Шиндлер

— Когда в штате предприятия есть свой дизайнер, с фрилансерами никто не хочет разговаривать, не важно, с какой идеей вы к ним пришли, — делится автор. — У белорусских дизайнеров очень много толковых идей, но нет возможности сделать хотя бы их прототип. Например, для изготовления моего кресла, которое вышло в финал премии, использовалась современная технология 3D-фрезерирования. Мне пришлось потратить много сил на переговоры со специалистами, чтобы они мне его изготовили, и израсходовать на это немало личных средств. Увы, дизайнеры у нас вынуждены реализовать свои идеи за собственный счет. Нет денег — все проекты идут в стол, так и не доходя до зрителя.

Художники верят, что Национальная премия в области изобразительного искусства, которую ждали представители всех без исключения творческих направлений в этой сфере, поможет дать зеленый свет хотя бы некоторым их проектам. Ведь материальная поддержка победителям конкурса составила ни много ни мало 100 базовых величин, а это на сегодняшний день 2300 белорусских рублей — согласитесь, довольно не плохой аванс для создания чего-то “этакого”.

Ознакомиться с работами финалистов и лауреатов Национальной премии в области изобразительного искусства можно до 27 мая в минском Национальном центре современных искусств на площадках пр-т Независимости, 47 и ул. Некрасова, 3.

mila@sb.by

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?