«Для меня быть публичным – это нескромно»

Спустя  три  десятка  лет  композитор  Владимир  Кондрусевич  представил  публике   «Солнце  сквозь  листву»

Спустя  три  десятка  лет  композитор  Владимир  Кондрусевич  представил  публике   «Солнце  сквозь  листву»

Он написал музыку  к сорока пяти кинофильмам и более чем к ста спектаклям. Эти постановки прошли на сценах Государственного академического театра оперы и балета Беларуси, Белорусского театра юного зрителя, Белорусского государственного музыкального театра, Купаловского и Горьковского театров,  МХАТа имени А.Чехова (Москва), драмтеатра Белостока (Польша), театра оперы и балета в нижнем Новгороде, театров Каунаса, Магдебурга, Люблина, Тюмени. 

А тридцать лет назад  в Национальном академическом драматическом театре им. Якуба Коласа состоялся дебют: режиссер Валерий Маслюк и Владимир Кондрусевич поставили спектакль «Клеменс». На днях в Белорусском государственном музыкальном театре прошел авторский вечер композитора Владимира Кондрусевича «Солнце сквозь листву», посвященный 30-летию творческой деятельности маэстро. 

В программе вечера были представлены сцены из балета «Мефисто», мюзиклов «Стакан воды», «Джулия» и «Опасные связи», выступления молодых артистов Алены Ланской, Дарии, Юлии Гусевой, Ивана Буслая и Дмитрия Карпинчика. Поздравить композитора с тридцатилетием творческой деятельности пришли артисты Горьковского театра, драмтеатра им. Якуба Коласа, ТЮЗа, ТБД. 

Лауреат и дипломант международных, всесоюзных, республиканских конкурсов и фестивалей  Владимир Кондрусевич признается, что за все это время не было времени организовать подобное выступление: 

— У меня всегда было слишком много работы. И, честно говоря, для организации подобного мероприятия требуются большие энергетические затраты. К тому же  я человек закрытый, веду довольно замкнутую жизнь. Для меня быть публичным –  это нескромно. Судить о человеке нужно по проделанной работе, а не по тому, сколько раз он появился на телевидении или страницах газет. Хотя, знаете, я буквально накануне концерта получил письмо от поклонников, там была такая строчка: «Еще тогда вы заслуживали этих афиш, хотя вас находили и без них…» Видно, действительно пришло время показать, чем я занимался все эти годы. 

— Расскажите о вашем детстве. Как началось увлечение музыкой? 

— О, я помню  как сейчас тихую улочку Северную в Гродно, где я родился. У нас там был свой домик, и, когда вспоминаю свое детство, меня охватывает чувство ностальгии. Помню большой черный репродуктор: мне казалось, что стоит выключить звук, и песня остановится, а потом ее снова можно будет включить. А вот в музыкальную школу, скажу честно, пошел неохотно: все мальчишки играли в футбол, а мне приходилось заниматься. После музыкальной школы окончил музыкальное училище в Гродно, в котором, кстати, в свое время учился знаменитый Чеслав Немен. Поступил в консерваторию, закончил аспирантуру по композиторскому отделению у Евгения Глебова. Если посчитать, то в общей сложности на учебу ушло 25 лет. 

— Я слышала историю,  что, будучи студентом консерватории, вы были исключены за свое увлечение «Битлз»… 

— Да, было такое дело. Тридцать пять лет назад. Во время учебы в консерватории  у меня была своя группа, назывались мы «Пане-брате». Кстати, название юбилейного вечера «Солнце сквозь листву» — это строчка из песни того периода, написал я ее в 1969 году. В 1971-м я выступил инициатором проведения рок-фестиваля в радиотехническом институте. Но слово рок, конечно,  нужно было использовать очень осторожно, потому это был просто фестиваль  ВИА.  Следует сказать, что наш коллектив был очень популярен в то время, многие ждали этого концерта только из-за нашей команды. Помню, людей собралось очень много, кому не хватило мест в зале, залезли на чердак, вынули смотровые решетки и оттуда наблюдали за концертом. Исполнить мы успели только первую песню на английском языке, после которой зал от восторга и от возбуждения поднял такой рев… А потом на сцену вышел человек в костюме и объявил, что по техническим причинам продолжения концерта не будет. И на следующий день меня исключили из консерватории, а я учился на 3-м курсе, был отличником, получал именную стипендию. Правда, через две недели восстановили: на мою защиту тогда поднялся весь курс. Единственное, из-за чего мне горько, – наша группа после этого случая прекратила свое существование. 

— С возрастом музыкальные предпочтения как-то менялись? 

— Конечно, я с большим трепетом отношусь к той музыке, которую мы играли в период моей юности. Наверное, осталась все-таки ностальгия по молодости… Когда в Москву приезжала группа «Rolling Stones», я получил массу положительных эмоций на концерте. Это было воспоминание из тех далеких дней, ассоциации с порой студенчества. 

Мне очень нравится писать «театральную музыку». Во-первых, это каждый раз новая эпоха и новое настроение: спектакль «Журавлиные перья» — это колорит Японии, «А зори здесь тихие» — музыка чувств и подсознания и т.д. Во-вторых, работа над спектаклем всегда коллективная – это труд режиссера, художников, балетмейстера. Я всегда встречаюсь с каждым из них, изучаю костюмы артистов, сценические декорации, чтобы более точно передать какое-либо настроение в музыке. В этом и прелесть театральной музыки – каждый раз находишь что-то новое для себя. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...