Источник: Знамя юности
Знамя юности

Дирижер Александр Анисимов: ничего против попсы не имею. Сам люблю Стинга

Дирижер Александр Анисимов: «Однажды мою репетицию посетил дух Вагнера»

Народный артист, главный дирижер Национального симфонического оркестра Александр Анисимов никогда не выпускает дирижерскую палочку из рук. На встречу молодежной аналитической группы РОО «Белая Русь» маэстро пришел тоже с ней. Он рассуждал о диалектике музыки, а также рассказал, почему на концерте в Буэнос-Айресе почувствовал себя Марадоной и как однажды ощутил присутствие Вагнера на репетиции. 

Музыка не для фона
– Александр Михайлович, вы пришли в музыку или все же музыка вас нашла?

– Вы верно подметили, она сама меня нашла. Папа преподавал философию в ленинградской консерватории. И хотя профессиональным музыкантом не был, собрал богатую коллекцию виниловых пластинок, дружил с композиторами. Частыми гостями у нас дома были его лучшие студенты Елена Образцова, Юрий Темирканов. Меня рекомендовали Свешникову, ректору Московской консерватории. Спел для него, как оказалось, его любимую песню: «Вижу чудное приволье, вижу нивы и поля...» Меня, конечно же, приняли.

– Интересуется ли музыкой современная молодежь? 

– В последние лет пять на своих концертах стал замечать много молодых лиц. Причем это не «джинсовые» ребята, а леди в вечерних туалетах, парни в костюмах и смокингах. Они не случайные зрители, а истинные поклонники искусства. Однажды в Минске в переходе меня остановил юноша с гитарой: «Можно пожать вашу руку? Вы дирижер Анисимов. Я хожу на ваши концерты». Сказать, что мне было приятно – ничего не сказать. Это было лучшим доказательством: все, что я делаю, не зря. Помню, дал ему свою визитку и предложил звонить по любому поводу: если будет нужен творческий совет или не хватит денег на билет в филармонию. Хотя я понимаю, что воспринимать и любить классику дано не каждому, в основном ребята увлечены популярной и электронной музыкой. В Парижской, Берлинской, Нью-Йоркской консерваториях открыты курсы электронной музыки. Я и сам люблю некоторых популярных исполнителей. Например, Стинга. Из современных тенденций немного раздражает то, что музыка все чаще становится фоном. Заходишь в магазин – музыка, садишься в такси – музыка, приходишь в ресторан – опять музыка. Если это возможно, я прошу ее выключить. У человека должно быть время тишины для размышлений, отдыха или работы. 

Вышел бы на новогоднюю сцену, но никто не придет

– Слышала, что за одно выступ­ление дирижер теряет около полутора килограммов веса. Это так? 

– Видите две свободные дырки на ремне? Когда ухожу со сцены, его приходится затягивать максимально, ведь дирижерская работа – это не только размахивание палочкой, это еще и напряженный интеллектуальный и эмоциональный труд. Еще вчера утром репетировал в Москве, а вечером – в Минске. Концертный график плотный, восстанавливаться приходится прямо во время репетиций. Даже в отпуске не получается бездельничать и вдоволь полежать на диване. Стараюсь путешествовать, общаться с коллегами, делиться опытом. Несколько лет назад Новый год встречал на сцене в Токио: мы перешагнули полуночный рубеж под бой курантов из «Золушки» Прокофьева. Мне нравится эта традиция. Она существует во многих странах мира. Помню, в Японии четыре предновогодних вечера с Токийским оркестром играли Девятую симфонию Бетховена для пятитысячного зала. Это было незабываемо. Там такая энергетика! Циклы предновогодних концертов проходят и у нас. Буквально на днях, 30 и 31 декабря, мы собрали два аншлаговых концерта. А вот Новый год встречал в кругу семьи. С радостью провел бы эту ночь со зрителями, но, боюсь, был бы в зале один. Все-таки пока бой курантов у нас принято слушать дома. 

– Вы давали концерты на всех континентах. Где самая благодарная публика? 


– Выступал в театре Колон в Буэнос-Айресе. На эту сцену в разные времена выходили Тосканини, Караян, Шаляпин. Пятитысячный зал стал просить сыграть на бис. Мы исполнили «Щелкунчика» Чайковского. Зрители просто взорвались, раздались такие грохот и овации, что я на минуту почувствовал себя легендарным аргентинским футболистом Марадоной. Энергетика сцены всегда ощущается. Наверное, в это сложно поверить, но, когда мы в Ирландии репетировали цикл Вагнера «Кольцо нибелунга», я спиной ощутил присутствие композитора в зале. Меня охватил необыкновенный восторг. Точно знаю: он там был.

Тепловая пушка не спасала – играли в пальто

– Руководите Национальным симфоническим оркестром уже 16 лет. Как он изменился за это время? 

– Когда только пришел, филармонию закрыли на капремонт. Мы ютились в кинотеатре «Современник». Там не было отопления, стояла тепловая пушка, которая рычала, как самолетный двигатель. Она была дополнительным «музыкальным» инструментом на всех концертах, но от холода не спасала – играли в пальто. Это были самые сложные времена. Тогда на концерте могло быть всего три человека. Однажды утром проснулся и сказал себе: «Я не буду выступать при пустом зале». Чтобы заинтересовать зрителей классикой, пришлось пойти на хитрость: включить в программу хороших популярных музыкантов: «Океан Эльзы», «Новый Иеру­салим», «Яблочный чай». Мы стали собирать аншлаги, причем те, кто пришел на концерт послушать джаз, искренне аплодировал нам за Девятую симфонию Бетховена. Постепенно привили вкус публике к нашим композиторам – Гореловой, Глебову, Смольскому. 

– Вы не выпускаете дирижерскую палочку из рук, даже когда спите? 

– Она мне так же дорога, как портфель для Жванецкого. Когда собирался к вам на встречу, первым делом положил палочку в рюкзак: знал, что без нее ничего хорошего сказать не смогу. 

Александр АНИСИМОВ

Родился: 8 октября 1947 года в Москве

Образование: Московское хоровое училище имени А. В. Свешникова, Ленинградское хоровое училище имени М. И. Глинки, Ленинградская консерватория имени Н. А. Римского-Корсакова, Московская консерватория. 

Карьера: занимал пост главного дирижера Национального академического Большого театра оперы и балета, Пермского академического театра оперы и балета, Национального симфонического оркестра Ирландии, Филармонического оркестра Кореи и Ростовского музыкального театра. Был приглашенным дирижером Ленинградского театра оперы и балета имени С. М. Кирова. Дирижировал первым концертом в Москве оперной певицы Монтсеррат Кабалье. Сегодня маэстро – главный дирижер Государственного академического симфонического оркестра Беларуси и Самарского академического театра оперы и балета.

odubrovsk@sb.by

фото Сергея Лозюка

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...