Дипломат миролюбия

Сегодня отмечается 90–летие белорусского дипломата Анатолия Емельяновича Гуриновича

Дипломат Анатолий Гуринович вышел, как и многие другие государственные деятели того времени, из солдатской шинели...
Рукописи не горят. Это изречение верно в том случае, когда речь идет не о клочке пожелтевшей бумаги, а об идеях, востребованных следующими поколениями. В этом еще раз убеждаешься, обращаясь к истории белорусской дипломатии, в которой навсегда вписан и яркий образ белорусского дипломата ХХ века Анатолия Емельяновича Гуриновича — его 90–летие отмечается сегодня. Перечитывая его речи и выступления в ООН, удивляешься, насколько актуальны они и сейчас. Голос Беларуси мощно звучал в Организации Объединенных Наций с самых первых дней создания, услышан призыв к миру и теперь, не случайно генсек ООН призвал поддержать переговоры по Украине в Минске... А закладывались основы дипломатии миролюбия самой историей республики–партизанки, которая делегировала на трибуну ООН своих лучших сынов.


Дипломат Анатолий Гуринович вышел, как и многие другие государственные деятели того времени, из солдатской шинели. В конце сорок первого семнадцатилетний Анатолий вместе с отцом и матерью стал связным Минского подпольного горкома партии, и это испытание во многом предопределило его судьбу. Забегая вперед, скажу, что когда Гуринович впервые прибыл в ранге министра иностранных дел в ООН и председатель сообщил, что он воевал в партизанском отряде, — весь зал встал и бурно аплодировал.


Впрочем, путь к этому был долог и тернист. Сначала высокий худой юноша в солдатской шинели с двумя медалями пришел в Белорусский государственный институт народного хозяйства. Окончил его с отличием и был направлен в Москву в Высшую дипломатическую школу.


Государственную службу начал с должности помощника заведующего политическим отделом Министерства иностранных дел БССР. Неоценимую помощь в освоении премудростей профессии ему оказал в это время талантливый и многоопытный Кузьма Киселев, министр иностранных дел БССР. Подсказывал, советовал, направлял. В сентябре 1953 года министр как обычно собирал белорусскую делегацию на VIII очередную сессию Генеральной Ассамблеи ООН. Он включил в нее Анатолия Гуриновича, писателя Михася Лынькова, историка Ф.Новикову и других. Это была первая поездка Гуриновича в Америку, и в этот раз он впервые выступил на сессии Генеральной Ассамблеи ООН.


Через четыре года пробным трансатлантическим рейсом по маршруту Москва — Нью–Йорк — Москва снова прилетел в США, получив назначение второго секретаря постоянного представительства СССР при ООН. Выполняя служебные обязанности в референтуре по экономическим вопросам, он занимался и делами, связанными с предстоящим открытием постоянного представительства Беларуси при ООН.


Крупным событием в служебной биографии Гуриновича было подписание нашей республикой Московского договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой. В Москву съехались делегации 88 стран. Момент подписания приняли по фототелеграфу редакции газет: «А.Е.Гуринович подписывает...» — сосредоточенный, молодой, красивый.


Заявив о себе как о способном деятеле во внешнеполитической деятельности, 14 мая 1966 года Анатолий Гуринович был назначен министром иностранных дел БССР, избран членом ЦК КПБ. В сентябре новый министр впервые возглавил белорусскую делегацию, которая вылетела в Нью–Йорк, на Генеральную Ассамблею ООН. Тогда–то председатель и объявил под бурные аплодисменты, что за массовый героизм в войне с фашизмом Белоруссию назвали республикой–партизанкой, а нынешний оратор один из ее сыновей...


Из множества выступлений Анатолия Емельяновича я бы вспомнил одно, которое как будто бы написано для наших дней. На очередной сессии Генеральной Ассамблеи в сентябре 1967 года Гуринович призвал делегатов срочно рассмотреть вопрос о недопустимости вмешательства во внутренние дела государства, о ликвидации иностранных военных баз. И сегодня актуально звучит его мысль о том, что безопасность одного государства не должна строиться на ущемлении безопасности другого.


Каждая иностранная группа имела свои особенности. Бывший начальник отдела международных отношений Анатолий Мардович (кстати, также выпускник института народного хозяйства) рассказывает:


— И белорусские дипломаты за рубежом имели свое национальное лицо. Оно было заинтересованным, озабоченным, иногда непримиримым. Неизменным оставалось одно: обостренное чувство справедливости, чувство локтя, оптимизм, желание отстоять духовное величие страны и своего народа.


Кстати, существует свидетельство, как американцы воспринимали выступления Гуриновича по их телевидению. Об этом выразительно написал Максим Лужанин. Писатель заболел и пропустил одну важную трансляцию, поэтому вынужден был обратиться к знакомой миссис Кунштад, которая и передала ему свои впечатления: «Очень хвалила выступление белорусского министра по телевидению. Во–первых, английский язык — блеск, во–вторых, он говорил и сказал то, что хотел, а не то и не так, как хотелось, и к чему склонял ведущий Кравс. С этого времени я симпатизирую вашей стране». Американцы восхищались тем, что впервые белорус во весь голос рассказывает о своей стране по телевидению самого большого города света.


Так уж было предопределено историей, что политическая биография Анатолия Гуриновича тесно переплетена с творчеством многих белорусских писателей и журналистов. Всякий раз кто–то из них обязательно включался в белорусскую делегацию, которая в сентябре вылетала в Нью–Йорк, на очередную сессию Генеральной Ассамблеи ООН. За 24 года он близко познакомился с известными писателями, среди которых: Максим Лужанин, Павел Ковалев, Иван Науменко, Михась Калачинский, Борис Саченко, Иван Шамякин, Евгения Янищиц, Василь Зуенок и другие. Их присутствие за рубежом очень много значило для белорусского министра — становилось духовной опорой. Они же писали свои очерки, воспоминания об американском образе жизни и о наших дипломатах, дарили свои стихи.


Нью–Йорк — пожалуй, самая напряженная часть дипломатической деятельности Гуриновича. Здесь он возглавлял белорусские делегации на регулярных, чрезвычайных и специальных сессиях Генеральной Ассамблеи ООН, а также на других международных организациях. Анатолий Емельянович постоянно сотрудничал с делегациями СССР, возглавляемыми Андреем Громыко, а также с делегациями УССР и других стран. Да, сотрудничал, но никто не велел ему быть «младшим братом». Он имел один голос, как все.


Анатолия Гуриновича как дипломата признавали и ценили не только в Белоруссии, России, Украине, но и во всем мире. По продолжительности пребывания на посту министра иностранных дел ему принадлежит рекорд — 24 года.


Приятно сказать: он состоялся как дипломат. И не где–то там, а в своем самобытном белорусском крае. Какие же качества и черты дипломата оставил он новым поколениям?


Мир прекрасен как планета людей, как согласие между народами, как отсутствие войны. А.Гуринович хорошо знал страшную цену войны и превыше всего ценил миролюбие и благо мира. Свое главное назначение он видел в борьбе за мир и недопущении войны, в развязке международных конфликтов и сохранении жизни человека. Это — стержень его деятельности.


Анатолий Шельдов, проработавший с ним почти сорок лет, отмечает:


— Если мы говорим о всей многолетней и многоплановой работе Анатолия Емельяновича, то довольно часто звучит слово «впервые», подчеркивающее важные факты белорусской дипломатии. Он в возрасте моложе 30 лет возглавил делегацию Беларуси на сессии Европейской экономической комиссии ООН. Впервые в истории нашей республики был избран председателем одного из комитетов на сессии Международной организации труда. Приложил немалые усилия, чтобы Белоруссия была избрана одним из непостоянных членов Совета Безопасности ООН. За время его деятельности министром он добился увеличения числа работающих от республики в секретариатах международных организаций с 5 до 37 человек.


Не выдержало сердце дипломата 9 апреля 1999 года, Гуринович внезапно умер от инсульта. Как он и просил, его прах отвезли в деревню Пережир Пуховичского района, на сельское кладбище, где лежат его родные и близкие. Он похоронен там, куда несли и приносят живые цветы.


В одном из залов Министерства иностранных дел открыли экспозицию, посвященную дипломатической деятельности Анатолия Емельяновича Гуриновича. Сотрудница управления внешнеэкономического анализа Юлия Ильина познакомила меня с этой экспозицией, переросшей в Центр истории МИД и белорусской дипломатической службы. Ценнейшие архивные материалы, документы и книги! Сюда частенько заглядывают начинающие сотрудники министерства и студенты факультета международных отношений.


Сегодня, когда Беларусь идет по пути самостоятельного развития, укрепляя свой политический суверенитет, помогая соседям урегулировать конфликты, сильно возросла роль нашего государства как полноправного субъекта международных отношений и его окрепшей белорусской дипломатии. Никто не сомневается, что наши новые дипломаты уже немало сделали за рубежом, опираясь на испытанные традиции, а могут сделать еще больше.


Эдуард КОРНИЛОВИЧ, кандидат исторических наук, член Союза писателей Беларуси.


Советская Белоруссия №171 (24552). Вторник, 9 сентября 2014.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости