Денежные единицы и нули

Появятся ли реальные конкуренты у доллара?

Появятся ли реальные конкуренты у доллара?


Возможно, пока рано списывать в архив Бреттон–Вудскую систему, завязанную на доллар. По самым пессимистичным для США прогнозам, эта страна еще несколько десятилетий будет оставаться самой мощной экономикой на планете. И статус доллара как основной мировой резервной валюты никем не ставится под сомнение. Однако, как пишут в своем последнем исследовании аналитики ЦРУ и ФБР, Америке хочешь не хочешь, а придется делиться властью. Понятие «многополярный мир» из разряда желаемое переходит в разряд действительное. Кризис, эпицентр которого находится как раз на Уолл–стрит, стал катализатором центробежных тенденций. Это особенно заметно в финансовой сфере.


По закону разбитого градусника разлетевшиеся ртутные шарики притягиваются и образуют более крупные капли. Увеличилась сила притяжения к новым полюсам (хотя Европу «новым полюсом» можно назвать с очень большой натяжкой). В спокойные времена жителей страны фьордов, гейзеров и Бьорк тема европейской интеграции интересовала постольку–поскольку, а сейчас они готовы по любому курсу обменивать свои кроны на евро. Напомню, что пару месяцев назад исландский премьер–министр Гейр Гаарде предложил срочно переходить на евро...


Впрочем, вся эта история с заявкой Рейкьявика — пример скорее экзотический, чем показательный. 300–тысячная страна погоды в еврозоне в любом случае не сделает — ни хорошей, ни плохой. Другое дело Великобритания, которая, по некоторым сведениям, тоже рассматривает возможность отказа от фунта стерлингов в пользу общеевропейской валюты.


Фунт лиха


Сенсационную новость сообщил председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу. Согласитесь, немного странно только, что не британский премьер–министр Гордон Браун или кто–то еще из его правительства.


Международный финансовый кризис оказался для евро менее болезненным, чем для фунта. Курс британской валюты за последнее время сильно упал. «Я не могу нарушить конфиденциальность переговоров, проведенных по этому поводу. Но сейчас мы к этому ближе, чем когда–либо ранее, — сказал еврокомиссар. — Я знаю, что большинство британцев по–прежнему выступают против евро, но у них есть время подумать. Многие влиятельные люди в стране уже склоняются к тому, что это был бы правильный шаг».


Когда в ночь на 1 января 2002 года в 12 государствах еврозоны был введен в оборот наличный евро (безналичные расчеты велись к тому времени уже несколько лет), британцы продолжили расплачиваться старым добрым фунтом. Не потому, что Великобритания не подходила по каким–то финансовым критериям — с этим как раз все было в порядке. Лондон в который раз проявил свой евроскептицизм.


В свое время Великобритания так же долго тянула с вступлением в ЕЭС. Премьер–министр Уинстон Черчилль охотнее рассуждал об общем англо–американском гражданстве, чем о единой Европе. Когда на Даунинг–стрит одумались и подали заявку, французский президент Шарль де Голль в отместку наложил на нее вето. В итоге только с третьего раза в 1973 году Великобритания присоединилась к Европейским сообществам.


Опытным путем


У британцев были и другие причины осторожничать с введением евро, кроме того что их полностью устраивал банкнот с портретом королевы. Создание единой европейской валюты можно назвать величайшим финансовым экспериментом в истории человечества. Как в любых других экспериментах, успех не был гарантирован.


Хроника европейской валютной интеграции — это довольно внушительный перечень поражений. Достаточно упомянуть, что с введением евро ЕС отстал от первоначального плана на 20 лет, он должен был появиться еще в начале 80–х. Но коньяк, как известно, чем старше, тем лучше. За долгие годы переговоров удалось обговорить все тонкости. Благодаря многолетней «выдержке» евро, пожалуй, стал только крепче.


Жалобы французов, у которых бомж теперь просит 1 евро вместо 1 франка (т.е. в пять раз больше — инфляция, понимаешь!), можно понять. Но сложно оспаривать те преимущества, которые единая валюта принесла европейской экономике. Не случайно еврозона продолжает расширяться. В плановом порядке с 1 января Словакия перешла на евро. Потихоньку готовятся и наши соседи — Польша, Латвия и Литва. Шведы и датчане, которые в свое время на референдумах отвергли единую валюту, подают сигналы о намерении переголосовать.


Тише едешь — дальше будешь


Если евро можно назвать величайшим финансовым экспериментом, то распад СССР стал величайшим антиэкспериментом. Вскоре после того как над руинами развеялась пыль, некоторые постсоветские политики начали думать над тем, как бы вернуться к единой валюте. Старые советские экономические связи еще не были разрушены, завязывались и новые контакты. Но большинство проектов осталось в лучшем случае на бумаге, в худшем — на словах. На память приходит Единое экономическое пространство, которому уже даже придумали название денежной единицы — алтын. Но внешнеполитический разворот Украины на 180 градусов похоронил эту идею.


Ближе всего к валютному союзу, несомненно, подошли Беларусь и Россия в Союзном государстве. Для этого есть экономическая основа: не секрет, что введение единой валюты выгодно только там, где идет интенсивная торговля. Но единый рубль не был введен ни 1 января 2005 года, ни 1 января 2006–го, ни 1 января 2008–го — сроки постоянно переносятся.


Впрочем, отставание от графика — не главная проблема. Как показывает опыт ЕС, единая валюта — это не тот случай, когда надо торопиться. Валютный союз должен быть взаимовыгодным и справедливым, только тогда он будет долговечным. Пока не удается найти такую формулу, которая отвечала бы обоим этим критериям.


Общие дензнаки — это ведь не только экономический, но и политический вопрос. До сих пор не принят Конституционный акт, следовательно, не ясно, как будет распределяться власть в Союзном государстве. Белорусские власти настаивают на равноправии как обязательном условии сохранения независимости и суверенитета. В Кремле указывают на разные масштабы двух государств. Тем не менее Минск и Москва периодически делают заявления о том, что этот вопрос не снимается с повестки дня.


Чужой пример заразителен


Единую валюту сегодня хотят шесть государств Латинской Америки во главе с Венесуэлой. Название уже придумали: сукре — по имени героя войны за независимость испанских колоний в Америке. А вот с экономическим обоснованием проекта дело обстоит труднее.


Еще сложнее ситуация в Африке. Африканский союз намерен перейти на афро, но эти планы скорее из области фантастики, о чем свидетельствует установленный срок — далекое будущее — 2021 год.


Даже США, Канада и Мексика договариваются об общей денежной единице — амеро. Только не совсем понятно, зачем это нужно доллару.


Откуда черпают вдохновение изобретатели, понятно из названий новых валют — афро, амеро. Отцы–основатели евро могут гордиться.


Восточные сказки?


Высоки шансы завести единую валюту у арабских государств Персидского залива. С 2002–го, года введения наличного евро, Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман и Саудовская Аравия обсуждают эту идею. Ориентир — 2010 год.


Страны Персидского залива объединены не только географически, но и экономически. В первую очередь тем, что львиную долю доходов получают от торговли нефтью и газом. Сейчас эти сделки совершаются в долларах, и национальные валюты перечисленных государств (кроме Кувейта) жестко привязаны к нему. Но утверждать, что нефтедоллар или, если хотите, динар Залива вытеснит из расчетов американскую валюту, преждевременно. Скорее арабские монархии пытаются застраховать себя от рисков, связанных с колебанием курса доллара. А там как получится.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Бобруйчанин
Что касается российского рубля, то в Беларуси его давно не считают чужой валютой. "Россия" - как соседние дензнаки, называют банковские служащие и простой люд, т.е. мы, в свободном доступе во всех обменниках. Кроме этого доступны и конверсионные операции, когда российский рубль можно прямо поменять на доллар или евро. Т.е. практически как в российских обменных пунктах. <br /><br />С другой стороны, если говорить о валюте Союзного государства, то, по моему мнению - она должна быть наднациональной, т.е. эмитироваться не банком России или Беларуси, а банком Союзного государства. Кроме этого, не приемлем вариант с одним эмиссионным центром, на котором настаивает Кремль. При таком сценарии, когда деньги будет печатать и чеканить лишь Москва и Питер, Минск может оказаться в очень трудной ситуации. В один прекрасный момент у нас начнет ощущаться дефицит дензнаков, и восполнить их сможет лишь "денежный" поезд или самолет из России. И это " ist nicht gut". <br /><br />В любом случае, белорусский рубль, при всех сегодняшних кризисных нюансах, не самая плохая валюта для сбережений и просто жизни. Девальвация - вещь временная и необходимая. Да и не все вопросы по единой валюте СБиР проработаны. В общем, время на размышление есть.
Сварожич
Бумажный вопрос такой скользкий, и дурно пахнущий, что не пристало нам простым смертным в нём разбираться?! Или всё таки бумажка будет одна, вопрос в том кто печатать будет, чем она обеспечена, и нужна ли она вообще? Может стоит подумать над заменой макулатуры, чем ни будь более стоящим.
мушавер
извините но на данном этапе белорусский рубль единственная приемлимая для страны валюта.прошло две недели а бакс подешевел ра 100бр. а евровообще на 170бр.это как.так что придет еще день когда тому кто предложит доллар для расчетаза товар или услугу будут давать в глаз.а наш рублик будет только крепнуть на фоне этого фин.кризиса. и еще вот кончатся реликтовые сосны в канаде и кончатся доллары .не на чем будет их штамповать бумаги не будет.а это единственное что есть ценного в долларах. удачи в делах.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?