«Демократия»: распивочно и на вынос

Циничная профессия — консультанты по «цветным революциям»
Циничная профессия — консультанты по «цветным революциям»

Таксист, подвозивший меня на днях до работы, заинтриговал, что знает самый короткий анекдот. И рассказал — «цветная революция». Не смешно в общем–то, но он уверял, что в Украине сейчас его любят рассказывать все. Действительно, далекий от молочной реки с кисельными берегами ландшафт жизни украинцев при Кучме сейчас стал еще меньше похож на пряник. Кстати, Юлия Тимошенко принципиально не рассказывает анекдотов о революции, говорит, что для нее это слишком серьезно. Правда, как–то поделилась с журналистами забавным случаем, как однажды в самый разгар майданной эпопеи, увидев стайку бродячих собак с оранжевыми ленточками, накормила их. Мол, бойцы революции должны быть сытыми. Впрочем, за истинных бойцов революции Юлии Владимировне тревожиться нечего, их сытость в буквальном и переносном смысле сомнению не подлежит. Крупнейшие европейские и американские издания уже давно представили на своих страницах обширную и беспощадную цифирь: когда, как и сколько фонды из США и других стран перечислили на «революции», будь то Украина, Грузия или Кыргызстан. В том, что перевороты делались не ими, не сомневаются теперь даже мои киевские родственники, которые в эйфории таскали детей на морозный майдан, веря, что собственными руками творят себе счастливое будущее. Что же прячется за кулисами «цветных революций»? Технологии, финансы, спецслужбы? Кто вдохновители и организаторы? Что получает в итоге народ? Каков реальный ландшафт после смены декораций? «Цветные революции» — благо или зло?

Че Гевара наоборот...

«ООО «Революция» — так назвал свое исследование немецкий журнал «Шпигель», сотрудники которого взялись вскрыть изнутри деятельность нового международного бизнеса и его представителей — мастеров по демократиям на заказ. По большей части это молодые мужчины, но и в их рядах есть женщины. Познакомились они, как правило, в университетах. Оставаясь в тени, они разрабатывают свои стратегии, присматриваются к рекламной и торговой практике мультимиллионеров, используют маркетинговые технологии глобальных компаний, таких как «Кока–кола», «Найк» или «Майкрософт» Билла Гейтса. От бизнеса берутся броские и запоминающиеся брэнды — «революция роз» в Грузии, «оранжевая революция» в Украине, «революция тюльпанов» в Кыргызстане. От классиков сопротивления — элементы революционного «конструктора», например, акции неповиновения Махатмы Ганди. А Интернет и средства коммуникации помогают поставить дело на поток.

Зачинателями нового бизнеса не только «Шпигель», но и другие именитые СМИ считают лидеров сербского движения «Отпор» Ивана Маровича, Александра Марича по кличке Че и др. Правда, интересно, почему имя Че Гевары, яростного борца с Америкой, приклеили себе координаторы, которые спонсировались и обучались в Штатах. Видимо, для устойчивой ассоциации с пламенной и бескорыстной борьбой. В таком же духе, напирая на идейность, эти коммивояжеры по делам «бархатных революций» общались и с немецкими журналистами: «Если меня призывают в другие страны и я верю во что–то, то я передаю свой опыт, помогаю добиваться позитивного развития». Похвальное стремление, но благотворительностью революционных дел мастера не занимаются. Где и какие курсы ведут, какой гонорар берут за день или за час, они, конечно, не говорят. Денежные потоки «Отпору» еще считаются запретной темой. Но исследователи к революционному пылу не восприимчивы и утверждают, что еще во время подготовки к свержению Милошевича белградцы получили из Вашингтона — от фонда «National Endowment for Democracy» — около 3 миллионов долларов. То же самое относится и к пожертвованиям в размере неизвестной суммы, поступившим от фонда республиканцев. В общей сложности Америка направила 40 миллионов долларов. Поддержал «Отпор» и известный фонд «Freedom House». В общем, заокеанские деньги плюс горячие юные головы, желающие погонять адреналин и стать действующим лицом истории, сделали свое дело, правление Милошевича прекращается. Но почему не наступают процветание и благодать? — спрашивают теперь те, кто искренне верил в переворот. Потому что ломать — не строить, и этому, увы, пока бесполезно, учит и всемирная история. Яркий пример, когда в 1914 г. Гаврила Принцип, Неделько Габринович и Трифко Грабеч готовили покушение на австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда. Эти юные фанатики, сжигаемые кто чахоткой, а кто идеями великой Сербии, подобно невестам, не шли мыслями дальше алтаря и не просчитали, что спровоцируют Первую мировую войну. Их заблуждения в XX веке нашлось кому скопировать и в веке нынешнем.

Но вернемся к истории «Отпора» по «Шпигелю» — после свержения Милошевича организации приходится создавать иерархические структуры, разрабатывать политическую программу, «Отпор» опускается с высот борьбы за свободу в низины политических склок, и в 2003 году партия терпит сокрушительное поражение на выборах.

Мутная вода в Куре

От политического небытия ее спасает электронное послание, в котором грузинские друзья просят поделиться опытом. Тем временем в Нью–Йорк за помощью к Джорджу Соросу приезжает некто Александр Ломая, инженер примерно 30 лет от роду, руководитель тбилисского филиала Института открытого общества Джорджа Сороса. Он просит посодействовать в избавлении от насквозь коррумпированного Шеварднадзе, и самый удачливый в мире спекулянт обещает помочь с финансированием «экзит–полов» и не только с этим. Вскоре в Тбилиси и пригороде появляются первые оранжевые плакаты с призывом к избирателям «Иди и голосуй», по образцу «Отпора» создается студенческое протестное движение «Кмара» («Хватит»). Позднее белградский «консультант Марич» скажет, что грузины были самыми способными его учениками. Еще бы им не быть способными: много ума маршировать по улицам да расклеивать плакаты не требуется. Тем более что условия для смены режима неплохие: люди возмущены коррупцией и бесхозяйственностью в стране. Есть и необходимый народный трибун — Михаил Саакашвили, юрист, получивший образование в США и совершивший немало поездок в Белград с необозначенной целью. Свои прозрачные интересы в Грузии у американцев — после того, как стало ясно, что отсюда с 2005 г. по трубопроводу стоимостью 2,5 миллиарда долларов пойдет на Запад нефть из Каспийского моря. Американский посол Ричард Майлс становится связным между различными лагерями противников режима. Активисты «Кмары» готовятся в это время к свершению великих деяний, слушают лекции, смотрят обучающие фильмы. Режиссер такого кино Питер Акерман признается — ненасильственное сопротивление является «ящиком с инструментами, своего рода арсеналом оружия, великолепно подходящим для ключевых регионов, где хотят утвердить свое влияние политики США». Итак, схема переворота, отработанная в Сербии, не дала сбоя и здесь — выборы, обвинения правящей партии в фальсификации, протесты, демонстрации, штурм парламента и отставка Шеварднадзе. Более того, бизнес у консультантов по революциям в грузинском случае, похоже, может быть бесперебойным. Сейчас, спустя два года, в стране опять зреют все предпосылки для революции — скудный доход 40 евро в месяц, безработные множатся, а непризнанные автономии Абхазия и Южная Осетия все так же бунтуют, несмотря на все обещания красноречивого президента Саакашвили. Народ понимает, что у кормушки всего лишь сменились лица, а коррупция не ушла вместе с Шеварднадзе. Можно опять приглашать революционных дел мастеров.

Подсчитали — прослезились...

Самый популярный революционный инструмент — грабли, теперь мрачно шутят и украинцы, намекая, что именно на них, родимых, наступили год назад. А ведь поначалу для консультантов и финансистов «оранжевых» все складывалось очень удачно — благодаря неожиданно массовой народной поддержке и более чем щедрой финансовой подпитке. «Мы точно не знаем, сколько миллионов или десятков миллионов долларов были выделены правительством США на президентские выборы в Украине, — откровенничает депутат от республиканской партии Рон Пол, — но мы знаем, что большая часть этих денег предназначалась для поддержки определенного кандидата — Виктора Ющенко. Активистов созданной молодежной организации «Пора» за счет зарубежных фондов возят на инструктаж, среди них разные люди — и пылкие идеалисты, такие как Алина Шпак, и расчетливые прагматики, как программный директор фонда Сороса Владислав Каськив (сейчас, кстати, «герой–революционер» обвиняется в присвоении денег, которые народ вносил на майдане в урны для пожертвований). За несколько недель до выборов в киевском аэропорту выгружались целые чемоданы денег, рассказывала своим знакомым бухгалтер оппозиционной организации «Наша Украина». Пожертвования одного частного лица из США в размере свыше 150 тысяч долларов пришлось даже временно отложить в сторону, поскольку никто не знал, что с этими деньгами делать. Палатки и полевые кухни уже заботливо куплены предпринимателем Давидом Жванией, поддерживающим оппозицию. А дальше было отлично известное всем объявление победителем Виктора Януковича и недельная осада майдана, которая превратила холодно рассчитанное восстание в эффектную, но — сиюминутную победу. Спустя год Украина оказалась на тех же стартовых позициях. Даже хуже. Да и не только Украина, а также уже упоминавшиеся Грузия и Кыргызстан — коррупция, бедность, почти лежащая на лопатках экономика. Кыргызстан — вообще отдельный разговор, эту революцию многие эксперты называют «белой», подразумевая передел власти баями, сколотившими капиталы на героине.

Зато «тренеры по революциям» внакладе не остались, они собираются на семинары и обсуждают «новые рынки» от Восточной Европы до Центральной Азии и Ближнего Востока, куда их «фирма» еще не пришла. Зрелищно и красиво размахивать на баррикадах знаменем свободы — это, слов нет, благородное на вид ремесло. Но только на вид! Эти продавцы революций, совсем как распространители гербалайфов, не предупреждают о последствиях употребления своего товара. Совет почти от Станислава Ежи Леца: если власть предлагают на улицах, посмотри, в каком она состоянии.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?