«Делаю в модели памятник героям Отечественной войны»

Как мог бы выглядеть памятник героям войны в белорусской столице

«Делаю в модели памятник героям Отечественной войны», — писал из эвакуации знаменитый архитектор Лангбард

31 августа 1942 года. В поселке Красные Ткачи под Ярославлем находится в эвакуации группа советских художников и архитекторов из блокадного Ленинграда. Целая дружная коммуна, поселившаяся в бывшем имении поэта Николая Некрасова и поэтично именующая себя «ЯРБАХ». В их числе и 60-летний профессор Ленинградской академии художеств Иосиф Лангбард, прославившийся тем, что создал в Белоруссии: Дом правительства, главный корпус Академии наук, Оперный театр.

По закону парадокса война застала Иосифа Григорьевича в Минске, куда ленинградский зодчий прибыл решать вопросы, связанные со строительством Дома Красной армии (Дома офицеров). Выбраться из города, окруженного немцами, ему удалось лишь ночью 25 июня, когда столицу БССР уже покинули правительство и ЦК партии. Он вернулся в Ленинград, но в начале февраля 1942 года вместе с группой профессоров и студентов Академии художеств его эвакуируют в Ярославскую область, в бывшее некрасовское имение.

Подобно другим членам «ЯРБАХа», маститый архитектор включается в работу, причем необычную. Он создает макет памятника героям второй Отечественной, как называет ее сам, войны. В самую лихую годину великий мастер думает о победе.

Об этом мы можем судить по уникальным документам, лишь недавно ставшим достоянием широкой общественности: личным письмам самого зодчего, адресованным председателю Союза советских архитекторов БССР Александру Воинову. Их передал в дар Белорусскому государственному архиву научно-технической документации проживающий в Санкт-Петербурге внучатый племянник Лангбарда Константин Соколов.

«31 августа 1942 года.

Дорогой Александр Петрович!

В настоящее время я по заданию Комитета по делам искусств делаю в модели памятник героям Отечественной войны для выставки «2-я Отечественная война». Работа обещает быть интересной, но живу и работаю в таком захолустье, что ничего подсобного нельзя иметь, даже гвоздя не могу достать. Все мои вещи и материалы остались в Ленинграде, т.к. условия эвакуации были таковы, что надо было унести шкуру в собственных зубах, и то… вставных. Может быть, и я могу быть полезен, то я к вашим услугам. В Ленинграде я потерял много близких товарищей, но раны будем считать потом».

«3 октября 1942 года.

В правление ССА БССР

Приношу искреннюю благодарность правлению Союза и за себя, и за некоторых моих товарищей за выписку нам газеты «Правда» и за присылку газеты «Советская Беларусь». Этой товарищеской заботой вы свое­временно удружили здесь не только мне. Краткий доклад о своей творческой работе я вышлю на днях. Оттяжка вызывается тем обстоятельством, что желательно свой доклад иллюстрировать фотоснимками со своих работ на темы Отечества. Возможность эта выяснится в ближайшие дни. Это выразится приблизительно в двух десятках снимков архитектурных мотивов, которые хотелось бы оставить в распоряжении Союза».

«16 октября 1942 года.

Дорогой Александр Петрович!

Я намеревался отчет о своей работе подкрепить фотоснимками, но по условиям времени это оттягивается приблизительно до 1 ноября, а потому я вам направляю отчет без фото, а после 1-го дополню.

В настоящее время у меня почти готова модель монумента «Героям Отечественной войны», модель архитектурно-скульптурная. А к концу октября мне надо эту модель доставить в Москву на выставку…

У меня готов эскиз памятника-музея на товарищеское соревнование. Правда, размер листов невелик – 1/2 листа ватмана. Я с большим трудом достал в Ярославле пару листов бумаги. Приходится очень экономно тратить. Из Ленинграда я с собой ничего не мог захватить и сейчас очень страдаю без вещей и принадлежностей. На месте достать мне ничего не удается, т.к. материальные средства у меня тоже минимальные. Тем не менее в отношении композиции у меня много сделано. Жаль, что не могу почтой вам прислать.

…Я охотно выставил бы свою модель на соревнование Белоруссии, если Комитет по делам искусств, с которым я связан договором, не будет возражать».

К сожалению, по разным причинам благородные идеи Лангбарда не увидели свет. Памятники по его эскизам в Минске так и не появились.

На снимке: так выглядел проект музея-памятника Великой Отечественной войны для БССР.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости