Делай, что должен

"Все 10 лет моего участия в политике я последовательно отстаиваю те ценности, в которые верю", - утверждает Ольга АБРАМОВА.
"Все 10 лет моего участия в политике я последовательно отстаиваю те ценности, в которые верю", - утверждает Ольга АБРАМОВА. Депутат Палаты представителей от 106-го избирательного Восточного округа Минска и лидер общественного объединения "Яблоко" в специальном представлении не нуждается.

- Ольга Михайловна, поясните, пожалуйста, читателям, в чем ваше кредо?

- Это - вера в народовластие, значимость демократической процедуры, частную инициативу, рыночную экономику, политические и гражданские свободы. Это вера в то, что в будущем наша суверенная страна займет достойное место в Европе вместе с дружественной нам Россией, с которой мы должны иметь особые отношения и дорожить ими.

- Интересно, что изначально привело вас в политику?

- Гражданский, человеческий, личностный интерес. В 90-х годах меня очень волновал вопрос о судьбах образования - в условиях усиления национал-демократического прессинга. Я пыталась воспротивиться, но в одиночку не получалось. Стала искать единомышленников, а это привело меня в тогдашнее Движение демократических реформ - точно такую же социально-либеральную организацию, как сегодняшнее "Яблоко". На парламентских выборах 1995 года завоевала мандат в соперничестве с 13 конкурентами. Еще не будучи депутатом, участвовала в разработке законопроекта "О двуязычии". Негативную тенденцию удалось переломить, и в этом, считаю, есть и моя заслуга.

- Многие считают, что вы умело отстаиваете свое мнение. Это объективная оценка?

- Хотелось бы верить. Как правило, у меня есть четкая позиция по самым острым вопросам. Я, например, считаю, что сейчас не время принимать закон о Национальном собрании. Ведь даже если мы впишем статью о контрольных функциях парламента, то она не реализуется. Прежде необходимо внести изменение в действующую Конституцию. Также выступаю против проекта закона об информационной безопасности, хотя в нем есть и рациональное - идея защиты государственной и коммерческой тайны. Есть еще ряд норм права - в статьях закона о гражданстве, в Уголовном кодексе, в законе о политических партиях, - по которым мое мнение не совпадает с мнением большинства Овального зала.

- Как реагируете, когда ваша идея или поправка к закону не проходит?

- Знаете, я убедилась на собственном опыте, что иногда даже не очень существенно, что твоя точка зрения не находит поддержки в данный момент. Важно, что тебя внимательно выслушают и задумаются над твоими словами. А когда прогнозы подтвердятся, будьте уверены: рано или поздно парламентарии поддержат здравые идеи.

- У вас есть и опыт деятельности в оппозиции. Насколько она, по вашим наблюдениям, восприимчива к альтернативным взглядам?

- Четыре года, с 1996-го по 2000-й, я входила во внесистемную, непарламентскую оппозицию. И окончательно убедилась, насколько сложно и даже практически невозможно доказать что-либо в этой среде - там не хотят слушать никаких предложений, кроме радикальных. А я как политик-центрист всегда была более склонна к общественному компромиссу. Не единожды "Яблоко" и я как его руководитель подвергались самой жесткой критике. Мы, например, не поддерживали авантюрную идею "альтернативных президентских выборов 1999 года" и "бойкота" парламентских выборов 2000 года. Теперь очевидно, что стало результатом двух электоральных бойкотов. Политическая оппозиция в выборных органах власти почти не представлена. А значит, не имеет возможности влиять на принятие властных решений и защищать интересы значительной части избирателей. Еще нас клеймили позором за участие в общественно-политическом диалоге 2000 года. Но в итоге все гражданское общество пользовалось плодами того диалога - введением в Избирательный кодекс института внутренних наблюдателей на выборах. Кстати, я лично написала тогда 13 поправок, и 7 из них вошли в новую редакцию кодекса.

- Как вы считаете, где тот предел, до которого до_лжно отстаивать свой подход?

- Отстаивать нужно до конца, но стараться быть при этом трезвомыслящим, гибким и терпимым. Я, например, абсолютно убеждена, что необходимо ввести мораторий на смертную казнь. Но даже моя семья (а это главная для меня референтная группа) не разделяет мое мнение. Я раздумывала над этим и, мне кажется, разобралась, почему люди так думают. По-моему, это такая мистическая боязнь - привлечь к себе злую судьбу: если я, дескать, проголосую за отмену, то, не дай Бог, завтра мой ребенок окажется жертвой какого-нибудь маньяка. Почему-то люди не думают о другом - что их близкий человек может быть ошибочно обвинен в преступлении, которого он не совершал. То есть по тем или иным мотивам, но общество не готово принять это тяжкое решение. Но есть европейский опыт, и он учит: решение об отмене всюду и всегда принимают политики. Это и есть бремя ответственности политических лидеров. Политикой вообще нелегко заниматься профессионально. Но уж если ты выбрал этот путь (или если сам путь выбрал тебя), то лучше руководствоваться правилом: "Делай то, что должен, - и будь что будет".
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?