Дефицит вменяемости

Куда подевалась вменяемость как ответственность?

Очень хороший писатель Виктор Конецкий как–то написал рассказ «Невезучий Альфонс». Речь там шла о судьбе послевоенного ленинградского мальчишки, ставшего морским офицером и которому страшно и везде не везло. Он мог накрыть залпом своего флагмана на учениях, пожертвовать собой ради общего дела, в результате чего страдали все без исключения, словом, не везло человеку. Но рассказ не о невезении, рассказ о вменяемости, то есть об ответственности. Писатель в итоге после описания всех злоключений Альфонса встречает своего героя в провинции, где тот командует небольшим катерком, который взял в жены женщину с двумя детьми, которым командует вздорная теща, но он все так же открыт и по–детски наивен: он тащит этот воз безропотно, так, как делал все и раньше. Он вменяем не в смысле психической адекватности, он вменяем потому, что всегда чувствует свою ответственность: перед товарищами, брошенными детьми, перед страной и флотом.


Вменяемость как ответственность не очень популярная категория в контексте перестроечного времени. В этом смысле мы многое потеряли. Причем важно вспомнить, что если в контексте западноевропейской цивилизации аналогом вменяемости чаще всего был и остается закон, поведение в рамках закона, то у нас это связано, скорее, с чувством, с внерациональными факторами.

Вообще слово «надо» —– одно из основных в данном контексте. Сейчас многое хочется сразу и сейчас, наверное, в этом нет ничего плохого, вопрос только в том, что всем и сразу ничего не обломится, как правило, надо много работать и часто просто терпеть. На днях вот рекламировали фильм про наших первых космонавтов. Конечно, «караваны ракет» действительно летят от звезды до звезды, но, прежде чем они полетели, сколько замечательных людей не просто терпели — гибли, сгорали, падали с небес. Одушевленность целью, великой целью — особенность ХХ века, потому что во многом эта цель была всеобщей, массовой. Почему–то национальную идею никто тогда не искал да о ней никто и не задумывался. И понятно почему: она была как планетарная, геополитическая, так и локальная, личная. Вот покорение космоса: об этом мечтали не для того, чтобы срубить бабки, а потому, что это как мечта всего человечества, так и личная мечта.

Конечно, мечты такого рода и ответственность высокого уровня — это не только ХХ век. Известна история, как протопоп Аввакум, отовсюду изгнанный и готовый претерпеть любые муки за веру, голодный и холодный, брел зимой по заснеженной дороге и жена его, которая всегда была рядом с ним, спрашивала его со стоном: «Петрович, долго ли муки еще эти терпеть?» И он отвечал: «Всю жизнь, Марковна, всю жизнь».

Нам памятен Павел Корчагин из книги Островского «Как закалялась сталь», памятна философия этой книги: все та же ответственность, помноженная на самопожертвование. Но вот интересны слова, какими авторы Британской энциклопедии сопроводили статью об этой книге: «Это рассказ о достижении успеха молодого калеки». Но что, Островский писал свою книгу «ради успеха», ради ордена, ради славы? Корчагин — воплощение прагматического стремления реализоваться во что бы то ни стало? Наверное, и это важно, но на первом месте все те же принципиальные вещи: дело, которому ты служишь.

Дефицит вменяемости — закономерное следствие разочарования, кризиса ценностей, привычных ориентиров. Зачем и ради чего напрягаться, если все текуче, все временно, относительно и вообще «однова живем». Все решают в конечном итоге деньги, а тогда, когда и они ничего не решают, надо создавать иной мир, свой мир, в котором тебе будет удобно, комфортно, и отвечать в этом мире ты будешь только за себя одного. Вот и вся вменяемость. Коммуникация приобретает виртуальный характер, ты можешь ее прервать одним движением компьютерной мышки, и никаких тебе последствий, никакой ответственности, да и за что отвечать, если мир–то виртуальный?

Что человек вменяет себе — важный вопрос, связанный не столько с личным здоровьем, сколько со здоровьем социальным. Террор, жесткие асоциальные действия, деструктивные поступки по отношению к самому себе — примеров проблем, накопившихся в современном обществе, не счесть. Такое чувство, что негативный контекст социума в ряде случаев превалирует над контекстом позитивным. И речь не идет о морали как всеобщей панацее. Речь идет о том, что дефицит вменяемости подвергает опасности социальную систему в целом. В обществе обязаны быть люди, готовые взять на себя ответственность не только за личную судьбу и личный кошелек. Назовите их как хотите: пассионариями, идеалистами, чудаками, людьми не от мира сего, но они должны быть. Иначе теряется связность, целостность окружающего нас мира, теряется смысл его существования, поскольку его, этот мир, называют человеческим именно потому, что там есть эти идеалисты, эти чудаки. Или герои. Это уж как кому нравится.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...