Минск
+17 oC
USD: 2.02
EUR: 2.26

Кто еще вместе с государственными службами занятости помогает трудоустраиваться людям с инвалидностью

Давайте поработаем вместе

Дмитрий ЛОГОЙСКИЙ, прежде чем попасть на предприятие «Светоприбор», долго не мог найти работу.
Фото автора
Специалисты, работающие с людьми с инвалидностью, констатируют, что у тех либо заниженная, либо завышенная самооценка. Многие из них, минуя службы занятости, пытаются самостоятельно найти работу на свободном рынке вакансий. А получив отказ, и не раз, опускают руки. Однако в стране есть немало организаций, готовых помогать, направлять и даже сопровождать людей, которым никак не удается найти «место под солнцем».

Инвалидность — не приговор

По словам заместителя председателя Центрального правления Белорусского товарищества инвалидов по зрению (БелТИЗ), директора Центра успешного человека Михаила Антоненко, сегодня у всех, кто хочет работать, есть возможность реализоваться.

— Люди с инвалидностью по зрению трудятся администраторами сайтов, занимаются коммерческой деятельностью, программируют, — перечисляет Михаил Николаевич. — А еще работают операторами печатного оборудования, переводчиками.

Однако иногда гражданам, имеющим проблемы со зрением, найти работу все же нелегко. Дмитрий Логойский, прежде чем устроиться на предприятие «Светоприбор» БелТИЗ, обращался в разные места.

— Я был готов пойти кем угодно, лишь бы взяли, — вздыхает он.

В детстве Дмитрий травмировал один глаз, который начал плохо видеть. По молодости думал, что «само пройдет», а когда обратился к врачам, те только развели руками.

— Время было упущено, уже ничего нельзя было сделать, глаз стал незрячим, — добавляет Дмитрий.

В итоге ІІІ группа инвалидности. В 2013 году во время операции на сосудах второго глаза повредили зрительный нерв, из-за чего тот стал хуже видеть.

— До этого у меня было свое дело — восстанавливал паркетные и деревянные полы. Но после операции этим заниматься уже не смог. Несколько лет ушло на реабилитацию. Потом безрезультатно пытался найти работу. К сожалению, из-за внутриглазного давления зрение меняется в течение дня, — сетует литейщик изделий из пластмасс. — Мне повезло попасть на «Светоприбор».

Дмитрий показывает детали будущих розеток и выключателей. Его задача — следить за работой станков, которые их изготавливают, и удалять брак. Зарплата здесь хоть и небольшая (в марте инвалиды по зрению получали 428 рублей), но к ежемесячной пенсии это все же существенная прибавка.

— У нас в штате трудятся свыше 1400 человек, из них более 700 имеют инвалидность І, ІІ или ІІІ группы по зрению, —
говорит директор УП «Светоприбор» Константин Конойко. — Сегодня во всем мире для сборки, упаковки розеток и выключателей используются только автоматы. Однако мы умышленно не автоматизируем сборку — чтобы инвалиды по зрению могли иметь работу. Государство нам предоставило определенные льготы по налогам, за что мы очень благодарны. Это компенсирует финансовые потери предприятия от использования трудоемкой ручной сборки.

Константин Константинович отмечает, что, когда человек видит, что он нужен, и трудится на благо общества, у него появляется определенный моральный стимул.

К слову, на «Светоприбор» приходят устраиваться на работу как люди незрячие с детства после окончания спецшколы, так и те, у кого проблемы со зрением возникают в разные периоды жизни. Таким сотрудникам в первую очередь оказывают психологическую поддержку. Затем начинается их социально-трудовая реабилитация. На предприятии научат не только самостоятельно справляться в быту, но и пользоваться тростью, работать на компьютере и, безусловно, выполнять все манипуляции в цеху.

Тренажерный зал, расширенный здравпункт, где работают все основные специалисты, конкурсы и корпоративы, санаторно-курортное лечение и выезды в зону отдыха за 10 процентов от стоимости — существенные бонусы для работы на предприятии. Поэтому текучесть кадров здесь минимальная.

Адаптироваться к новым условиям

— Востребованная профессия, возможность работать из дома по гибкому графику и спектр обязанностей разной сложности, 
— перечисляет плюсы профессии специалиста по работе с клиентами руководитель контакт-центра компании «Гипермаркет услуг 124» Наталья Шудейко.

В свое время это предприятие стало одним из первых, создавших рабочие места для колясочников и занимающихся их адаптацией к трудовой деятельности. Сейчас в штате организации 70 процентов людей с инвалидностью. Среди них люди с миопатией, ДЦП, сахарным диабетом, сердечники, перенесшие инсульт и с другими диагнозами.

— У нас достаточно неравномерный численный состав. Мы работаем с сотрудниками по договорам подряда. Есть те, кто устроен в штат в рамках адаптации к трудовой деятельности сроком от 6 до 12 месяцев, и те, кто работает давно на различных проектах, — продолжает вводить в курс дела Наталья. — Некоторых подключаем по мере необходимости. Как правило, это жители небольших городов и деревень, заинтересованные в подработке.

Длительность трудовой адаптации определяет МРЭК. Во время ее прохождения сотрудник получает зарплату, которую покрывает государство.

— Помимо этого, каждый наш сотрудник работает по карте мотивации. Таким образом, если стараться, можно заработать больше. Плюс есть сдельная доля за количество минут, которые человек назвонил. Если получается, что итоговый заработок больше оговоренной с Минтруда и соцзащиты суммы, то этот остаток покрывает само предприятие, — объясняет Наталья Шудейко. — Однако стоит понимать, что заработную плату сотрудников, работающих с людьми по трудовой реабилитации, стоимость оборудования, траты на материальную базу никто не возмещает.

Слабослышащие кассиры-контролеры — достаточно распространенная практика в европейских гипермаркетах. У нас так называемые тихие кассы появились в одной из торговых сетей два года назад.Фото Ивана Яривановича

В компании готовят не только специалистов по работе с клиентами, или, как их еще называют, операторов контакт-центра, но и администраторов WEB-сервера, тех, кто занимается продвижением, созданием сайтов.

— Это достаточно востребованные на рынке труда профессии. Поэтому порой наши сотрудники даже до окончания трудовой адаптации уходят в другие компании на более высокие, чем у нас, зарплаты, — добавляет собеседница. — Бывает, что некоторые работники проходят трудовую адаптацию, и по ним сразу видно, что впоследствии они не будут работать. По факту инвестиции, затраченные на них, не возвращаются, — констатирует Наталья. — Цели у всех неодинаковые, равно как и скорость обучения, ведь к нам приходят разные люди. Некоторые до получения инвалидности занимали высокие должности, у них высшее образование, приличный трудовой стаж и опыт. Такие достаточно быстро овладевают профессией.

Самым активным обычно предлагают продолжить работать в «Гипермаркете услуг 124». Остальные дальнейшим трудоустройством занимаются самостоятельно.

— Уверена, что по окончании трудовой адаптации у нас в компании полноценно прошедший ее человек с инвалидностью сможет работать в любом кол-центре, — резюмирует Наталья Шудейко.

Реальная помощь

— Людям с инвалидностью надо помогать трудоустраиваться, потому что это сдвинет большой пласт трудовых кадров, которые у нас до сих пор не используются, —
говорит председатель Белорусской ассоциации помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам (ОО «БелАПДИиМИ») Елена Титова.

Это общественное объединение 31 мая отметит свое 25-летие. Четверть века назад родители детей с интеллектуальными и множественными нарушениями, осознав, что в мире нет чудодейственного лекарства, которое вылечит их особенных мальчиков и девочек, задумались о будущем своих ребят.

— Нам предлагали либо сидеть с ними дома, либо отдавать в интернатные учреждения, — продолжает небольшой экскурс в историю Елена Георгиевна. — Последний вариант неприемлем для родителей и невыгоден для государства. Поэтому в первую очередь мы добились, чтобы у детей с интеллектуальными особенностями появилась возможность получать образование. Но до этого в 1996 году сами открыли первый центр «Остров надежды», чтобы посмотреть, какое обучение необходимо особенным ребятам. Во все мероприятия вовлекали госструктуры, специалистов образования. Рады, что в том числе и наш опыт лег в основу центров коррекционно-развивающего обучения и реабилитации, которые начали открываться в стране после 2000-х годов. На их базе были созданы классы для детей с тяжелыми нарушениями. Но мы понимали, что центры дети окончат, а что дальше?

Чтобы найти ответ на этот вопрос, члены БелАПДИиМИ общались с коллегами из других стран, перенимали их опыт, стажировались.

— Мы узнали, что в Америке с конца 1990-х годов успешно развивается модель ассистирования человека при его трудоустройстве. Наши зарубежные коллеги не раз повторяли, что работать могут все, за исключением людей, которые нуждаются в постоянной медпомощи, — рассказывает Елена Титова. — А ведь большинство наших детей, даже с эпилепсией, ДЦП, синдромом Дауна, не нуждаются в постоянной медпомощи. Важно только подобрать для них доступный труд.

БелАПДИиМИ в 2010 году учредила несколько предприятий для трудоустройства людей с особыми потребностями. Четыре из них работают до сих пор. А с 2012 года объединение запустило первый проект сопровождаемого трудоустройства. Основной его целевой группой стали люди с интеллектуальными нарушениями, которые менее конкурентоспособны на рынке труда.

— С мая мы запускаем уже четвертый такой проект, потому что он очень востребован, — сообщает председатель объединения. — Несмотря на то что модель сопровождаемого трудоустройства уже не инновационная, среди стран СНГ мы единственные, кто занимается трудоустройством людей с интеллектуальными нарушениями.

В БелАПДИиМИ в рамках проекта работают два специалиста по сопровождаемому трудоустройству. Они оценивают навыки каждого обратившегося за помощью человека с инвалидностью, его способности, таланты, интересы и желания, составляют индивидуальный план подбора рабочего места, ведут переговоры с нанимателями, помогают адаптироваться кандидату на рабочем месте в течение длительного периода.

Помимо этого, организация выполняет госзаказ — один сотрудник ассоциации помогает находить работу и адаптироваться на ней людям с инвалидностью I и II группы. Начавшись как эксперимент в одном столичном районе, этот опыт тесного взаимодействия с государством организация планирует распространить по всей стране.

— На сегодня содержание одного человека с инвалидностью в интернате в месяц обходится государству в тысячу рублей. Гораздо выгоднее, если он будет работать, платить налоги, пользоваться различными услугами. Практика показывает, что люди с инвалидностью, занятые на работе, меньше нуждаются в социальной помощи, у них улучшается самочувствие. Плюс открывается огромный потенциал, — небезосновательно утверждает Елена Титова.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...