Давай помиримся

В Гродно к разрешению споров все чаще привлекают медиаторов

Судебные тяжбы по самым, казалось бы, простым житейским делам порой тянутся годами. Соседи не поделили участок земли — в суд, муж с женой не могут выяснить отношения — в суд, и так далее. Суды завалены работой, и это ни для кого не секрет. Полтора года назад в стране приняли Закон о медиации. За красивым словом — кропотливая работа по урегулированию споров и проблем, не прибегая к вынесению приговора суда. Гродненщина — лидер по количеству медиаторов. 


Сейчас многие, наверное, задумались: где найти таких медиаторов и на что они способны? К примеру, Экономический суд Гродненской области придумал ноу-хау: к определению о возбуждении дела выдают памятку, где рассказывается прежде всего о выгоде медиации. А на оборотной стороне прилагается список действующих медиаторов. Как отметили сами судьи на I Республиканской конференции медиаторов в Гродно, в выделении одного или двух медиаторов можно было бы усмотреть даже некоторые проявления коррупции. А так все медиаторы находятся в равном положении, и стороны, желающие достигнуть урегулирования спора, получают полную информацию о такой возможности. На данном этапе это вынужденный шаг, пока система не заработает сама.

Только с начала года на Гродненщине проведено 180 медиаций, по которым в 98% случаев достигнуты соглашения. Для сравнения, в 2015 году во всей стране их было всего 200. Правда, не все области продвинулись одинаково успешно. На Гомельщине и Брестчине медиации разовые, в Могилевской области также нет особой активности. Сегодня основная проблема медиаторов в том, что их не знают. А если и знают, то не особо доверяют. Сказывается и низкая юридическая грамотность населения. 

В этом плане в пример можно привести Россию. Помните передачу на НТВ с названием «До суда»? Она была создана специально для того, чтобы привлечь внимание широкой публики к становлению института медиации. Актеры довольно подробно воспроизводили ситуацию, которая когда-то была в реальности или могла бы быть. Ссоры родителей с детьми, недопонимание между родственниками, криминальные семейные драмы. И это дало результат. Именно в России впервые стали использовать восстановительную медиацию. Она касается уголовных дел. В нашей стране внедрение ее в уголовный закон проходит достаточно сложно. Как показывает практика, сотрудники милиции, ведущие преследование подозреваемого, мало внимания уделяют жертве. 

К примеру, произошла авария с пострадавшим. Преступник получил наказание с выплатой денежной компенсации. Но часто родственники остаются недовольными, мол, деньги не вернут здоровье родного человека. И вообще, хоть бы прощения попросил. 

Часто в процессе выяснения оснований, толкнувших на преступление, и объяснений, почему они так поступают или поступили, происходит сдвиг в сторону принятия социальных ценностей. Но здесь важно, чтобы не происходил торг между жертвой и правонарушителем, а реально обсуждались причины, которые привели к преступлению, и то, что сейчас чувствует жертва или ее близкие. 

В какой ипостаси в этом случае выступает медиатор? На каком этапе он подключается к следствию и не хочет ли он его заменить? Такими вопросами задаются все заинтересованные. Сами медиаторы не видят никаких противоречий. Никто ведь не предлагает заменить наказание словами: «Простите, я больше так не буду». В основе восстановительной медиации заглаживание причиненного ущерба жертве. В идеале такие встречи приводят к признанию несправедливости произошедшего, осознанию правонарушителем своей вины. Эти встречи не заменяют судебные разбирательства, но их результаты могут быть учтены судом при принятии решений. 

С какой стороны ни посмотри — медиатор просто находка. Профессионально, дешево и конфиденциально разрешит проблему. Как он это сделает — остается за кадром. В суде одна из сторон обязательно выходит проигравшей, в медиации ищут и находят общий интерес. Итогом переговоров должно стать медиативное соглашение. Если его нет — работа не удалась.

anula.k@mail.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...