Дальше они не пройдут, или Крах операции «Плутон»

ДВАДЦАТЬ пять лет назад, окончив Академию Революционных вооруженных сил Республики Куба, я вернулся домой, чтобы продолжить службу. За четыре года учебы многое узнал об этой далекой стране, ее народе, а главное, убедился в неиссякаемой силе революционного духа кубинцев, их готовности защищать свою страну

Вспомнил об этом совсем недавно, во время дружеской встречи в Минске Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Куба в Республике Беларусь Херардо Суареса Альвареса с бывшими советскими военнослужащими, которые в разные годы выполняли интернациональный долг на кубинской земле.

Кубинский посол рассказал о значимости разгрома американских наемников на Плайя-Хирон в апреле 1961 года для укрепления обороноспособности страны в условиях многолетней экономической блокады и необъявленной Вашингтоном войны против Кубы. В свое время мне пришлось побывать в местах высадки американских диверсантов на территорию Кубы в апреле 1961 года, неоднократно беседовал и с участниками тех ожесточенных боев, подробно изучал классически проведенную противодесантную операцию.

ПРОИСХОДИЛО это так. В первых числах января 1961 года Вашингтон разрывает дипломатические отношения с Кубой и приводит в состояние боевой готовности около 150 военно-морских судов и десятки тысяч военнослужащих. Формальный предлог — проведение военно-морских учений в Карибском море. Но США практически не скрывали, что ведут подготовку к военному вмешательству в дела Кубы. Фидель Кастро обратился к новому президенту США Джону Кеннеди с предложением обсудить сложившиеся отношения между двумя странами. Кеннеди, зная, что подготовка к вторжению заканчивается, отказал. В этих условиях кубинский лидер выступил с призывом к народу создать в стране комитеты защиты революции для предстоящей борьбы против внешней и внутренней опасности.

Завершающим аккордом психологической войны против кубинской революции накануне вторжения стал выпуск госдепартаментом США так называемой «Белой книги» о Кубе, напичканной злобными материалами, чтобы создать негативное общественное мнение в США и других странах против острова Свободы. Центром оголтелой антикубинской деятельности стал город Майами во Флориде. Директор ЦРУ Ален Даллес отвечал за осуществление секретного плана «Плутон», содержавшего порядок подготовки и проведения вторжения на Кубу. Контроль десантной  операции возлагался  на  Пентагон.  Под  руководством американских офицеров шла усиленная подготовка контрреволюционеров и наемников в созданных специальных лагерях в Гватемале и Никарагуа, учебно-тренировочных центрах в Майами и Новом Орлеане. В начале апреля 1961 года обучение контрреволюционеров завершилось, была создана так называемая «бригада 2506».

14 апреля 1961 года наемники на кораблях отправились в никарагуанский порт Пуэрто-Кабесас, откуда должно было начаться вторжение. Там экспедицию приветствовал никарагуанский диктатор Луис Самоса, который глумливо заявил, что ждет в подарок кусочек фиделевской бороды.

Бригада состояла из роты управления, четырех пехотных, моторизованного и парашютно-десантного батальонов, роты танков, бронеотряда и батальона тяжелых орудий. Командование ВВС США передало в распоряжение ЦРУ 14 военно-транспортных самолетов и 24 бомбардировщика В-26, на которых наспех намалевали кубинские опознавательные знаки. В сформированную морскую тактическую группу вошли 5 вооруженных судов бывшей кубинской судоходной компании «Гарсиа Лайн корпорейшн», 2 пехотно-десантных корабля ВМС США и 7 танкодесантных катеров. На американских военно-морских базах в готовности находились авианосцы «Эссекс» и «Шангри-Ла», а также десантный вертолетоносец «Боксер» с батальоном морской пехоты на борту. На судах находились 5 танков М41 «Шерман», 10 бронетранспортеров, 18 противотанковых орудий, 30 минометов, 70 противотанковых ружей «базука», около 2,5 тысячи тонн вооружения и боеприпасов.

ПЕРЕД вторжением самолет-шпион У-2 произвел фоторазведку всей территории Кубы. Быстроходный катер «Техана» по ночам доставлял на Кубу оружие, которое прятали в тайниках внутренние контрреволюционные элементы.

В 6 часов утра 15 апреля американские бомбардировщики В-26 нарушили мирный покой кубинцев, сбросив бомбы на жилые кварталы, железнодорожные и шоссейные дороги. Группа «Линда» нанесла удар по аэродрому Сан-Антонио-де-лос-Баньос, «Пума» — по Кампо-Колумбия, а «Горилла» — по Сантьяго-де-Куба. Через «свободную печать» и по национальным каналам США солгали, что самолетами, бомбившими кубинские аэродромы, управляли восставшие и сбежавшие за границу кубинские летчики.

Фидель Кастро выступил с большой речью на похоронах жертв вражеской бомбардировки. Он потребовал от правительства США представить в ООН фамилии летчиков, номера и типы самолетов, зная, что с территории Кубы не взлетал ни один самолет и не сбежал ни один летчик.

В стране было объявлено о введении повышенной боевой готовности, личный состав народной милиции получил оружие и перешел на казарменное положение.

Созданное эмигрантское правительство уже находилось на аэродроме Опалока во Флориде и ждало переброски на специально подготовленном самолете в «освобожденный район Кубы».

16 апреля морской десант на семи транспортных судах в сопровождении двух американских эсминцев и авианосца «Эссекс» вышел из Пуэрто-Кабесас по направлению к Кубе и взял точный курс на бухту Кочинос (залив Свиней) к месту высадки. В это время около берегов провинции Пинар-дель-Рио уже крейсировал отряд американских кораблей, который даже имитировал операцию по подготовке к высадке. На воду спускали шлюпки, морская пехота в полном боевом снаряжении занимала места в них. Другой отряд кораблей подозрительно крейсировал на другой стороне острова возле Баракоа. Несмотря на то что это происходило за пределами территориальных вод, такие действия свободно просматривались невооруженным глазом с берега. Они демонстрировали собой отвлекающий маневр, чтобы скрыть предательскую высадку интервентов в бухте Кочинос.

РАННИМ утром 17 апреля небольшой отряд народной милиции, который нес службу в местечке Хирон, на южном побережье провинции Лас-Вегас, увидел приближающиеся к берегу десантные лодки. Попытка осветить их автомобильными фарами, чтобы опознать, закончилась тем, что с лодок был открыт шквальный огонь. Оставшиеся в живых милиционеры стали отходить, успев сообщить по телефону в Гавану о начавшемся вторжении.

Морская тактическая группа наемников в темноте вошла в залив Кочинос. С флагманского корабля «Благар» были спущены резиновые лодки с разведывательно-диверсионными группами. Они зажгли ориентирные огни для обозначения мест высадки наемников на берег. Противник удачно рассчитал выбор места высадки. Вокруг бухты Кочинос полосой в четыре-пять километров была твердая земля, покрытая лесом. Недалеко находилась взлетно-посадочная площадка. Короче говоря, это был идеальный плацдарм для вторжения.

Получив сообщение о высадке десанта, революционное правительство приняло решительные меры для его уничтожения. В стране было введено военное положение и объявлена всеобщая мобилизация. Не имея точных сведений о количестве высадившихся в Хироне наемников и имеющегося у них вооружения, Фидель не торопился применить против них все силы армии. Одним из первых вступил в бой батальон курсантов училища, готовившего офицеров для народной милиции. Командовал батальоном Хосе Рамон Фернандес, в прошлом кадровый армейский офицер, перешедший на сторону революции.

ФИДЕЛЬ лично руководил ходом боевых действий. Было решено сначала нанести удар по кораблям противника, потопить их или отогнать от берега, лишив десант материальной, огневой, психологической поддержки со стороны моря. Эту задачу выполнила крошечная авиация революционных вооруженных сил. Двум реактивным Т-33, нескольким старым Б-26 и британским «Си Фьюри» удалось потопить четыре транспорта наемников, повредить и поджечь главный транспортный и штабной корабль «Хьюстон», на котором находился пехотный батальон «Рио-Эскондидо», а также большая часть тяжелого вооружения и боеприпасов бригады. Не успевшие высадиться на главный плацдарм наемники в панике покинули судно и, дезорганизованные, вплавь бросились к противоположному берегу, заросшему заболоченным лесом. Кубинские летчики очистили небо от вражеских самолетов, сбив несколько американских Б-26. Авиация также поддерживала действия наземных сил и наносила удары по противнику, закрепившемуся в Плайя-Хирон. Артиллерия заградительным огнем по акватории бухты не дала возможности спасти отрезанных на плацдарме наемников.

Большую часть времени Фидель провел непосредственно в зоне боевых действий, лично вел огонь из орудия САУ-100 по транспортному судну, которое было потоплено. Огонь четырнадцати артиллерийских и минометных батарей после 30-минутной артиллерийской подготовки обеспечил продвижение 7 кубинских батальонов и 20 танков в направлении Плайя-Хирон. Остановив интервентов, подразделения кубинских вооруженных сил перешли в наступление. Бои продолжались 72 часа. К вечеру 19 апреля враг покинул Плайя-Хирон, остатки наемников отступили в болота Сьенага-де-Сапата. Там они были окружены.

Лишь немногим удалось бежать на уходивших судах. Около 1200 наемников оказались в плену и предстали перед судом. Операция «Плутон», за которой стояла самая могущественная держава мира, с треском провалилась. Это было первое боевое крещение молодой кубинской армии, весь остров праздновал первую победу.

Операция в бухте Кочинос закончилась полным политическим и военным провалом антикубинской истерии США. Даже президент США, который не счел возможным лгать в такой катастрофической ситуации, взял ответственность за крах операции на себя. Кеннеди признал: «Победа — дитя многих родителей, а поражение всегда сирота».

Куба потребовала от США компенсации за ущерб, который был нанесен экономике страны вторжением наемников. В декабре 1962 года наемники были возвращены, а США пришлось заплатить требуемую компенсацию на общую сумму 63 миллиона долларов. Куба получила 500 тракторов, другие необходимые народнохозяйственные товары, медикаменты и детское питание.

На въезде в поселок Соплильяр, где в апрельские дни 1961 года шли кровопролитные бои, стоит поврежденный американский танк, а рядом с ним плакат «Дальше они не пройдут» — символ победы свободолюбивого народа. И предостережение агрессору.

Леонид ПРИЩЕПА, выпускник Академии РВС Кубы

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости