Минск
+4 oC
USD: 2.57
EUR: 2.78

Супермягкая зима — повод для тревоги или радости?

Что-то стало пригревать…

У воинственной Греты Тунберг появился антипод — 19-летняя немка Наоми Зайбт. Недавно она стала звездой форума Heartland Institute, проведенного в рамках конференции ООН по климату в Мадриде, а также лицом кампании, цель которой — поставить под сомнение поддерживаемое большинством ученых мнение об антропогенной природе климатических изменений. Проще говоря, «анти-Грета Тунберг» — скептик, отрицающий экологическую угрозу и считающий, что панику специально подогревают. Интересный поворот на фоне почти полного отсутствия у нас зимы.



И если пешеходы с автомобилистами этому только рады, то садоводы-огородники в тревоге: что же будет с урожаем? Нам надо привыкать к мягкой «европейской» зиме или на будущий год погода обязательно должна взять свое? На пороге весны мнения спорщиков, как всегда, разделились. Одна — в больших сомнениях, другой — в не меньших надеждах. А вас, уважаемые читатели, уходящий сезон на какие мысли наводит?

Нужен тормоз

Людмила ГАБАСОВА
Не стану кривить душой, Рома: мне тоже этой зимой было чрезвычайно комфортно. Ни тебе гололеда, ни разводов на замшевой обуви, ни метели каждое божье утро в лицо. Сын не жаловался на холодовую аллергию, дочка — на ненавистную ей лыжную подготовку. Душа не болела за дворовых кошек и собак, которые уже, похоже, начали новый брачный сезон. В первой декаде февраля запели птицы, начали пробиваться из земли какие-то ростки, запахло мятежной весной… Красота!

А с другой стороны, все знакомые огородники ходят хмурые: погибли посаженные с осени лук с чесноком, в конец распоясались кроты (эх, представляю, что станет теперь с любимым газоном на даче…). Мой несчастный лабрадор за зиму трижды готовился к весне — сбрасывал шерсть. Собирая по квартире все эти бесконечные клочки-клубки, я всякий раз спрашивала себя: такое нормально?

В странах, не привыкших к суровым зимам и 15-градусным морозам как минимум в течение двух недель, нормально абсолютно. А в Беларуси? Помнишь же наше краснощекое детство: сугробы, раскатанные повсюду ледяные дорожки, скрипящий под ногами снег, санки каждые выходные?.. Сейчас же даже как-то странно было слышать от медиков предупреждения об опасностях тюбингов — где на них было кататься в городе, ума не приложу. А кто слепил хоть одного нормального снеговика? Ау, отзовитесь! Как-то резко мы стали Центральной Европой. Что не может не вызывать дурных предчувствий. Потому что разумное развитие событий — постепенная эволюция, а не стрессовые скачки.

«Природа-мать мудра, да сын безмозглый» (Уильям Шекспир).

Эксперты твердят в один голос: 2019 год выдался просто аномальным, самым теплым за всю историю метеонаблюдений. Среднегодовая температура воздуха возросла на 0,5 градуса. 2020-й, подозреваю, побьет и этот рекорд. Синоптики пророчат, что март и апрель будут на 0,5 — 1 градус теплее климатической нормы. Душа, естественно, поет, а мозг вопиет, обвиняя ее в эгоизме. Это нам, людям, хорошо, а матушке-природе? Там же все так сложно устроено, цепляется друг за друга, ничего случайного, ни одного необязательного звена! Мы лишь ее легкомысленные дети, с точки зрения истории планеты совсем несмышленыши и, думаю, еще не в силах просчитать все последствия.

Наоми Зайбт отрицает глобальное потепление в силу юного возраста — я же наблюдаю изменение климата собственными глазами. Что уж говорить об ученых! Они предупреждают о повышенном риске засух, обмеления рек, лесных пожаров. Кстати, твои любимые грибы тоже могут исчезнуть с лица Земли, ведь для них нужен хороший дождик… И у меня нет оснований не доверять выводам доклада Межправительственной группы экспертов ООН по изменению климата: к 2055 году население планеты ежегодно будет сталкиваться со стихийными бедствиями из-за подъема уровня Мирового океана, к 2050-му экстремальные наводнения, которые ранее наблюдались в прибрежных и островных городах примерно раз в 100 лет, станут ежегодными. Прошлым летом генсек ООН вообще объявил «чрезвычайную климатическую ситуацию» на планете. Причем есть и такое мнение: изменения климата могут свести на нет последние 50 лет прогресса в развитии, глобальном здравоохранении и усилиях по сокращению бедности. Уже через 10 лет свыше 120 млн человек рискует оказаться за чертой бедности и наиболее тяжелый удар придется по и так небогатым странам. Каково?

Нет, Роман, радоваться тут грех. Уж лучше пусть вернутся наши умеренные зимы с «лютым»-февралем. Я готова терпеть морозы, метели и бураны, пока бедная природа потихоньку-полегоньку адаптируется к изменяющимся реалиям — к побочным продуктам жизнедеятельности человека, который много чего напортачил за время своего существования. Как затормозить процесс? Сейчас этим заняты лучшие умы. И прошедшая псевдозима показала: им надо уже идти на коллективный мозговой штурм! Тут я даже готова смириться с истеричными речами Греты Тунберг…

gabasova@sb.by

Надоело мерзнуть

Роман РУДЬ
Скажи-ка мне, Людмила, что бы ты подумала, увидев лет 20 назад человека, который в одиночку, без всякой компании с кем-то беседует? Оживленно жестикулирует, возражает и соглашается вроде как сам с собой? Наверное, решила бы, что перед тобой сума-сшедший. А сегодня ты прекрасно видишь, что у человека в ухе блютуз-модуль, и понимаешь: он всего лишь разговаривает на ходу по телефону. И не стремишься перейти на другую сторону улицы, а воспринимаешь это как норму. То, что вчера смотрелось дико, сегодня считается абсолютно естественным.

Так и с погодой.

Она действительно меняется, но стоит ли делать из этого проблему? По-моему, мы просто являемся свидетелями рождения новой нормы, которая уже через несколько лет станет восприниматься как должное. Заполошные вопли о том, что климат навеки сломался, ненадолго останутся в прошлом. Но еще лет через 50 наши внуки, может быть, с удивлением будут смотреть на снежные хлопья с неба, а социальные сети снова наполнятся паникой: «Откуда снег в нашем теплом климате? Земля остывает?!»

Планета у нас живая, как мы сами, и настроение ее меняется под воздействием разных факторов. Но на самом деле не происходит ничего страшного. Происходит непривычное, что всегда поначалу пугает. Однако наши родители, например, не устраивали вселенского плача из-за того, что зимой 1960 — 1961 годов температура оказалась на 4,9 градуса выше нормы. И мы с тобой, если вспомнить, не впадали в ступор от того, что в 1990 году в Беларуси вдруг грянула совершенно майская погода… в феврале. В Бресте тогда температура превысила 17 градусов тепла, и тот абсолютный рекорд не побит до сих пор. Но массового психоза, который наблюдается сейчас по поводу климата, и тогда не случилось. Наверное, потому, что не было интернета, социальных сетей и Греты Тунберг с ее истерикой.

«Предсказания — искусство продавать за наличные деньги чьи-либо ожидания» (Амброз Бирс).

Этой зимой произошло банальное совпадение. Над Арктикой не установился антициклон, который обычно гонит ледяной воздух по земному шарику, и этот природный факт «удачно» лег на риторику о том, что глобальное потепление будто бы скоро растопит весь мировой лед, что вызовет небывалые наводнения. Короче, как всегда, мы все пропадем — так обычно заканчиваются подобные прогнозы. Все эти пророчества я считаю пустым трепом.

И вот почему. В 1989 году авторитетный специалист, целый руководитель Программы ООН по окружающей среде Ноэл Браун сделал заявление, которое хором подхватили все мировые СМИ: он сказал, что к 2000 году большая часть Земли в результате всемирного потепления окажется под водой. Скажи-ка мне, Люда, как тебе сегодня доплылось до редакции? Не прохудилась ли лодка, которая уже два десятка лет, если верить Брауну, является нашим основным средством передвижения по затопленной планете? Вижу, тебе и самой смешно. Так что рекомендую и к нынешним прорицателям природных кошмаров относиться с улыбкой.

Хотя и недооценивать их не стоит. Оголтелые борцы с глобальным потеплением, прикрываясь благими экологическими целями, способны весь мир пустить по миру, прости за каламбур. Их движение превращается в рычаг давления, влияющий на принятие решений как глобальными корпорациями, так и правительствами государств. Битва за климат становится обычным инструментом конкурентной борьбы, когда целые отрасли промышленности в одной стране губятся по причине их якобы вредного влияния на экологию. Причем выигрывают почему-то столь же «вредные» производства, но в других государствах. Еще чаще за фанатиками от климата стоят их личные меркантильные интересы, как в случае с семьей Тунберг, уже поспешившей зарегистрировать имя дочурки в качестве прибыльной торговой марки.

Понятно, что алармизм — это форма психологической защиты перед неведомым будущим. Но и его должно быть в меру. Поэтому меня радует, что все чаще слышны разумные голоса без ноток паники. Например, немки Наоми Зайбт или Изабеллы Нильссон Ярванди из Швеции. Эти девушки справедливо призывают не поддаваться провокациям всяких там Грет и наслаждаться внезапно теплой зимой как подарком природы. Абсолютно разделяю их позицию.

rud@sb.by

Брейк!

Признаюсь сразу: я ни разу так не наслаждалась ненавистным мне холодным сезоном, как в этом году. Как ты, собственно, Роман, всех и призываешь. Зиму я терпеть не могу с самого рождения, а тут в 20-х числах января — молнии и первый гром в Минске, полторы недели назад во дворе, где стоит наш Дом прессы, расцвели крокусы. Птички запели, да и солнце нынче нас радует своим появлением куда чаще. Ну красота же! Вот думаю, с такими подарками природы, глядишь, и первый заплыв на Вяче можно спланировать где-нибудь к апрелю.

И только мой умудренный жизнью приятель, заядлый дачник и любитель «тихой охоты», ворчит не переставая: из-за отсутствия снега почва пересохла и не уродит, в лесах не будет ягод и грибов, картофельные поля подчистую съест не погибший от морозов колорадский жук. А недавно в командировке от крестьян услышала и вовсе настораживающую новость: песчаные бури, про которые в детстве нам рассказывали на уроках географии, уже наша с тобой реальность, Роман. Причем даже не на Гомельщине, где появляется все больше растений степной зоны, а в сотне километров от Минска. Если тенденция продолжится, то через десяток-другой лет вместо наших богатых ржаных и пшеничных полей будут красоваться одни ковыли. И это еще меньшее из зол. Не знаю, как ты, Роман, а я для своих потенциальных внуков и правнуков такой перспективы не хочу. Поэтому при всей моей нелюбви к трескучим морозам и вьюгам все же отдаю победу Людмиле и надеюсь, что ученые придумают, как нам вернуть холодную зиму. А греться будем летом.

Лилия ХЛЫСТУН.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: РЕЙТЕР
Загрузка...