Что скрывает пыль веков?

Доля балтской крови в белорусской незначительна?

Кто мы и где наши корни? Этот вопрос – ключевой для развития самосознания — задавали себе еще далекие предки каждого народа и, за неимением фактов, придумывали красивые легенды о своем происхождении. Ведь извлечь из тьмы веков правильный ответ, то есть разобраться в замысловатых путях миграции древних племен, восстановить картину развития и укрепления этносов, их разделения или упадка под воздействием различных обстоятельств, слияния с другими народами, было задачей немыслимой. Она и сегодня чрезвычайно сложна. Но ученые – историки, археологи, антропологи, этнографы, лингвисты, генетики — не оставляют попыток постичь тайну. Проводятся более глубокие исследования, выдвигаются новые гипотезы, которые всякий раз вызывают прилив интереса к проблеме и оживляют споры. Когда-нибудь в этих спорах родится истина, устраивающая всех. Во всяком случае, ученые в это верят.

В свое время, в 70-е годы прошлого века, гипотеза известного российского археолога Валентина Седова, утверждавшего, что восточнославянские племена, пришедшие в VI веке нашей эры на землю современной Беларуси, поглотили балтский субстрат, стала неожиданным откровением. Другими словами, истинными пращурами белорусов он фактически предложил считать балтов, поселившихся на этой земле раньше славян, но затем слившихся с ними и принявших чужой для себя древнерусский язык. Авторитет ученого и приводимые доводы кого-то убедили, и гипотеза со временем стала называться теорией. В Литве, где к белорусам многие и раньше относились с симпатией, как к братьям по крови, она пользуется особенной популярностью. Бальзамом на душу стала идея балтского субстрата и для некоторых наших любителей политизировать чисто научный вопрос: мол, то-то чувствуется, что мы настоящие европейцы, не в пример восточным соседям, которые сами в шутку говорят, что «поскреби любого русского – обнаружишь татарина».

Но время шло, появлялись более совершенные методы обработки материала, новые данные. В связи с этим обратила на себя внимание интересная статья Александра Кушнира в сборнике научных трудов «Актуальные вопросы антропологии», вышедшем в этом году в издательстве «Беларуская навука».

— В юности я сам был сторонником идеи Седова, и даже когда собирался обобщить накопленный многими исследователями краниологический материал, то есть измерения параметров ископаемых черепов, намеревался найти подтверждение его теории, — говорит научный сотрудник кафедры этнологии, музеологии и истории искусств Белорусского государственного университета Александр Кушнир. – Но факты рассказали об обратном. Компьютерный анализ большого количества материала, взятого из археологических коллекций Беларуси, Литвы и России и собранного мной во время раскопок на территории республики, использование новых антропометрических признаков позволили сделать вывод о том, что сколько-нибудь заметного балтского влияния на формирование антропологического типа средневекового населения Беларуси не прослеживается. Да, краниометрические данные говорят, что незначительные признаки метисации есть, но малочисленное в те времена балтское население – ятвяги, восточные аукштайты, жемайты и другие – в круг брачных контактов славян все же практически не включалось. Это, впрочем, вовсе не свидетельствует о том, что полочане, дреговичи, радимичи и другие племена в VI—VII веках были исключительно замкнутым этносом. На исследованном антропологическом материале прослеживается влияние на облик предков белорусов, например, племени… водь – малочисленного ныне финно-угорского народа, проживающего на севере Ленинградской области России. В свое время племя было союзником полочан в боевых набегах на Новгород и, надо полагать, после очередной неудачной междоусобицы частично бежало на территорию нынешней Беларуси, опасаясь преследований новгородцев.

И все же возникает вопрос: если доля балтской крови в славянской оказалась незначительной, то как два этноса умудрялись существовать на одной территории параллельно, не сливаясь? По мнению Александра Кушнира, разгадка кроется в том, что не было никакого параллельного существования. Славянские племена вытеснялись из степных районов с мягким климатом более могущественными кочевниками и вынуждены были уходить на север, в леса. При этом славянская колонизация занятых балтами земель если и протекала без крупных столкновений, следов которых археологами пока не обнаружено, то только потому, что местное население, устрашенное неожиданным нашествием превосходящего по численности народа, попросту бежало от пришельцев.

Увы, нравы тогда были жестоки, а жизнь трудна. Тем более в краю, где вегетационный период составляет немногим более ста дней, а свободных от леса участков тогда практически не было. В какую бы пору года славяне ни появились на новых местах, у них не было времени на то, чтобы выполнить труднейшую работу – выжечь и выкорчевать лес, посеять зерно и дождаться урожая, без которого племя не переживет зиму. Всем этим они занимались, уже обжившись. А в первый год могли пользоваться только готовыми пашнями, силой вынудив хозяев покинуть их.

Подтверждение этому сценарию Александр Кушнир неожиданно нашел в исследованиях литовского антрополога Гинтаутаса Чесниса. В одной из работ он отметил появление в VI—VII веках на территории северной Литвы новых племен, обладающих характерными для балтов признаками, но немного отличающихся от местного населения. Надо полагать, это и были беженцы с юга.

Что интересно, литовцы с давних времен и по сей день зовут белорусов гудами. Почему и что это означает? Ученый считает, что это слово, не несущее сегодня никакой эмоциональной нагрузки и закрепившееся даже в географических названиях белорусских деревень, происходит от трансформированного слова «готы». Еще до пришествия славян балты натерпелись от готов – германских племен, продвигавшихся из Скандинавии на юг в первые века нашей эры и по традиции тех лет не церемонящихся с теми, кто вставал на их пути. Готами или гудами, не видя большой разницы, назвали и новых пришельцев – славян. Точно так же, как в России много позже немцами долго называли всех иностранцев.

Через многие столетия, когда конфликты, вызванные великими миграциями народов, утихли и забылись, когда из разрозненных племен восточных славян и балтов сформировались устойчивые этнические группы, закрепившиеся на своих землях, белорусы и литовцы смогли-таки объединиться и построить общее государство – Великое княжество Литовское. Но это была уже другая глава истории.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?