«ЧП» локального масштаба

Почти месяц некоторые средства массовой информации нагнетают слухи о нештатной ситуации на втором руднике ОАО «Беларуськалий». Некоторые для придания налета сенсационности своим публикациям щекочут нервы читателям сообщениями о подземном озере, на которое наткнулись проходчики, и угрозе катастрофы, которая может якобы привести к затоплению рудника. Что же на самом деле происходит на этом подземном объекте и бывали ли в других странах аналогичные случаи?

Правда и вымысел об угрозе затопления рудника в Солигорске.

Почти месяц некоторые средства массовой информации нагнетают слухи о нештатной ситуации на втором руднике ОАО «Беларуськалий». Некоторые для придания налета сенсационности своим публикациям щекочут нервы читателям сообщениями о подземном озере, на которое наткнулись проходчики, и угрозе катастрофы, которая может якобы привести к затоплению рудника. Что же на самом деле происходит на этом подземном объекте и бывали ли в других странах аналогичные случаи?

Люди против стихии

24 июня этого года на руднике второго рудоуправления ОАО «Беларуськалий» при ведении горных работ на глубине 445 метров проходческий комбайн натолкнулся на породы, которые специалисты называют брекчированными. В результате началось выделение рассолов в выработку. Шахтеры оперативно оповестили об этом диспетчера, который вызвал на место ЧП руководство рудника и рудоуправления. Было принято решение отогнать комбайн в безопасное сухое место. Следующими шагами стали меры по отведению рассолов в разведочную выработку и на вентиляционный штрек, которые находились ниже уровня комбайна. Но поскольку рассолов поступало много, примерно 40 кубометров в час, решили пригнать еще два комбайна и проходить дополнительные выработки для их отвода.

— К сожалению, опыта по локализации подобных рассолопроявлений у нас не было, — говорит директор второго рудоуправления Игорь Кожич, — поэтому обратились за помощью к специалистам ОАО «Белгорхимпром», БГУ, РУП «Белгеология», РУП ПО «Белоруснефть», иностранной фирме MINOVA. На первоначальном этапе по их рекомендации были построены временные бетонные перемычки, однако из-за давления на них рассолов и растворения прилегающих пород они не могут обеспечить надежной защиты. В настоящее время разработан проект и начато сооружение постоянных гидроизоляционных перемычек, которое должно быть завершено до 27 августа.

Одновременно с этим руководство ОАО «Беларуськалий» развернуло работы по монтажу каскада трубопроводов протяженностью свыше 10 километров для отвода рассолов в отработанную зону рудника.

Был создан оперативный штаб во главе с генеральным директором предприятия Валерием Кириенко. Он заседает два раза в день. Была сформирована также межведомственная комиссия под руководством первого вице-премьера Владимира Семашко. Участие в совещаниях принимают руководители и специалисты концерна «Белнефтехим», ОАО «Беларуськалий», ОАО «Белгорхимпром», ОАО «Трест «Шахтоспецстрой», РУП «Белгеология», РУП ПО «Белоруснефть», Института общей неорганической химии НАН Беларуси, Солигорского ГРОЧС. Разработан первоочередной и перспективный перечень мероприятий для ликвидации поступления рассолов в горные выработки рудника.

На одном из совещаний ученые предложили техническое решение проблемы: пробурить скважину с поверхности в область рассоловыделений с последующей закачкой под давлением тампонирующих растворов. С 20 июля фирма «Дельта» приступила к бурению при помощи лучшего в Беларуси оборудования. Она же привлекает российских специалистов, использующих новейшие технологии,  чтобы соблюсти максимальную точность и снизить погрешность прохождения скважины. Реализация этого технического решения будет осуществлена в течение 40—45 дней.

Следует заметить, что рудник продолжает работать в обычном режиме и добывает ежесуточно, как и раньше, 25 тысяч тонн руды. На предприятии одновременно принято решение запретить проведение всех работ в районе тектонических нарушений. Кроме того, будут пересмотрены правила по защите рудников от затопления. Также намечено проводить дополнительные геолого- и сейсморазведочные работы, чтобы предотвратить повторение подобных ситуаций в будущем.

Поступления рассолов уменьшились по сравнению с первоначальным более чем в два раза.

Не надо ля-ля!

А теперь о нагнетании обстановки. Некоторые далекие от геологии и горных работ люди пробуют утверждать, что шахтеры наткнулись под землей на озеро, размером с два Солигорских водохранилища, и что оно может полностью затопить рудник. Главный геолог предприятия Дмитрий Барбиков опровергает:

— На глубине около полукилометра, — говорит он, — где произошло рассолопроявление, подземного озера быть не может. Природные пещерные озера находятся гораздо выше. Подземные воды разделяются на пресные, минерализированные и рассолы. Добавлю, что горизонт, откуда началось рассолопроявление, распространен на ограниченной площади, соответственно, и вмещает в себя ограниченное количество рассолов. При этом прослои рассолосодержащего песчаника не имеют прямой гидравлической связи с другими водоносными горизонтами, и тем более с грунтовыми водами.

Некоторые сравнивают возникшую ситуацию с затоплением рудника в российском городе Березники в 2006 году. Однако там темпы затопления составляли примерно 1000 кубометров в час, произошло попадание грунтовых вод в шахту. У нас же ситуация совсем иная.

80 рудников уже погибло

Первый калийный рудник близ немецкого города Ашерслебен затонул еще в 1886 году. С тех пор его судьбу разделили еще около 80 рудников, расположенных на разных континентах.

У каждого калийного месторождения свои особенности. Например, в Германии часто встречаются месторождения в форме купола. Для Канады типично столбовое залегание солей, при котором они расположены почти вертикально. Верхнекамское месторождение практически пологое, и калий здесь залегает пластами на глубине 300—500 метров. При этом главная задача при добыче — оставить в неприкосновенности верхний и нижний слои. Выход за их пределы чреват притоком грунтовых вод и последующим затоплением рудника. Пренебрежение этим правилом приводит к плачевным результатам. В частности, еще в конце XIX — начале ХХ века несколько рудников в Германии (Ашерслебен-3, Ассе-1, Гедвигсбург и др.) были затоплены из-за добычи каинита — труднорастворимого минерала, который находится в своде соляного купола и вместе с другими нерастворимыми породами образует «шляпу», предохраняющую залежь от грунтовых вод.

Не удалось избежать проблем и североамериканским добытчикам калия. На соединенных между собой рудниках К-1 и К-2 близ канадского города Эстерхази компания Mosaic в течение нескольких лет добывает калий в условиях притока рассола. В конце января 2007 года приток рассолов в шахту Mosaic резко возрос — до 25 тысяч галлонов в минуту (американский галлон составляет 3,79 литра). Однако уже в начале марта Mosaic заявила о том, что приток стабилизировался на уровне 5 тысяч галлонов в минуту, что позволяет дальше эксплуатировать рудник.

Затопление может длиться от нескольких дней до нескольких лет. Примером катастрофического затопления стал рудник французско-конголезской компании «Компани де потас дю Конго», которая разрабатывала месторождение в Конго. Построенный ею калийный рудник не проработал и нескольких лет. В 1977 году в течение трех дней приток рассолов в шахту увеличился с 17 до 10000 куб. м/час.

Первый случай затопления рудника в России приходится на 1986 год. Тогда авария произошла недалеко от Березников на рудоуправлении № 3 «Уралкалия». Небольшая струйка воды за несколько недель превратилась в мощный поток. Вскоре рудник пришлось закрыть, а спустя несколько месяцев в месте прорыва воды в шахту образовалась воронка глубиной около ста метров — грунтовые воды размыли соляную толщу, в недрах образовалась пустота, в которую обрушились вышележащие слои.

Следующая авария случилась через 9 лет в северной части Верхнекамского месторождения, которую осваивает компания «Сильвинит». 5 января 1995 года в результате землетрясения силой 5 баллов по шкале Рихтера на руднике второго рудоуправления ОАО «Сильвинит» в течение нескольких секунд на площади 950 на 750 м образовался провал глубиной более четырех метров. Под угрозой затопления оказались сразу два рудника, которые в свое время были соединены выработкой, чтобы облегчить задачу шахтостроителям. Кроме того, появился риск для жилой застройки Соликамска, под которой расположен рудник. От масштабной катастрофы город тогда спас счастливый случай. С вышележащих пластов опустился 20-метровый слой пластичной глины, который «запечатал» водоносный горизонт, не позволив воде проникнуть в рудник.

В октябре 2006 года в рудник первого рудоуправления «Уралкалия» стали поступать воды рассольного горизонта. Спустя 10 дней рассолоприток резко активизировался до 1200 кубометров в час. Насосное оборудование перестало справляться с ним, и рудник пришлось закрыть.

Для жизни Березников авария не имела драматических последствий из-за практически завершенных закладочных работ, однако повлияла на городскую инфраструктуру, находящуюся в зоне аварии. Прорыв водозащитной толщи случился в районе железной дороги и газопровода, ведущего на местную ТЭЦ, а значит, и провал с большой долей вероятности мог произойти именно там. В течение двух недель после аварии ТГК-9 построила новый газопровод. Движение пассажирских поездов на опасном участке было остановлено, и в короткие сроки был построен обводной путь.

Авария на первом руднике «Уралкалия» — одна из самых сложных в истории калийной промышленности. Хотя бы потому, что в мире не отмечено случаев, когда аварийный рудник находился бы непосредственно под промышленным городом с населением 180 тысяч человек. Но ситуации, когда на поверхности были расположены более мелкие населенные пункты, все же встречались.

Больше всего случаев затоплений приходится на долю Германии. Только в окрестностях Штаcфурта и Ашерслебена расположено около 30 рудников, большинство которых затоплены еще в конце XIX—начале XX века. Последствия затопления шахты в Ронненберге (пригород Ганновера) оказались весьма драматичными. Когда летом 1975 года в течение двух недель в калийный рудник поступило более 7 миллионов кубометров воды, опускания поверхности достигли 25 см в день. По домам пошли трещины, часть жителей Ронненберга даже пришлось эвакуировать. Правда, уже через несколько дней они вернулись в свои дома. Теперь в этом городе трудно отыскать даже намек на следы былых разрушений: все дома отремонтированы и приведены в порядок, а о калийном прошлом города напоминает только солеотвал на окраине.

Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

На снимках: Поступающие рассолы отводятся в аккумулирующие выработки; Место рассолопроявления.

Фото БЕЛТА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?