Чи-и-з

Сущность нашего современника определена как "человек разумный".
Сущность нашего современника определена как "человек разумный". Но, вероятно, не менее точным будет и другое название - "человек смеющийся". Ведь ученые считают, что даже самые умные животные не умеют смеяться, хотя могут испытывать эмоции, радоваться.

"Веселую" волну ничто не сдерживает

Ученые называют смех феноменом, присущим лишь нам с вами. И до конца механизм того, как он "образуется", не выяснили. Но известно, что физиологически - это слабый электрический заряд, который передается от одной нервной клетки к другой.

Нейробиологам удалось зафиксировать волну смеха в головном мозге человека. Сперва они просили своего "подопытного" на разные лады произносить слово "чи-и-з" - получалась просто механическая улыбка, как у Чеширского Кота. При этом энцефалографы ученых рисовали такие линии, будто человек серьезен. И опыт бы не удался, если бы его что-то не рассмешило, - он от всей души расхохотался.

Волна смеха появилась в так называемых лимбических - довольно древних структурах головного мозга - и его коре. Такие структуры есть и у животных (отвечают за функции органов, эмоции, память, сон, инстинкты), а вот кора у них слабо развита, наверное, поэтому они и не смеются.

Кстати, оказалось, что мозг чем-то напуганного человека "передает" на энцефалограф волну страха. Она возникает в тех же отделах мозга, что и волна смеха, но имеет как бы знак минус, а не плюс. Интересно, что в мозге есть структуры, стремящиеся "погасить" эту негативную волну, то есть он сам, помимо воли человека, противостоит страху, а вот "веселую" волну ничто не сдерживает.

Чтобы выяснить механизм смеха, ученые наблюдали в замедленной съемке за реакцией человека, которому рассказывали анекдоты.

Оказалось, когда любой из нас слушает такую историю, мышцы лица замирают (вот потому так неприятен чересчур длинный анекдот!). По окончании истории в одно мгновение мозг оценивает, причиняет ли описанное происшествие кому-то непоправимый вред. Если нет - человек смеется.

Получается, комическое довольно тесно связано с трагическим. Представьте ситуацию: толстяк поскользнулся на банановой кожуре и шлепнулся. Вы сперва улыбнетесь, а то и рассмеетесь, но потом, видя, как он морщится от боли и не может подняться, уже без всяких ухмылочек посочувствуете и спросите, не надо ли вызвать "скорую". Так что Аристотель не зря считал, что смешное - это "какая-нибудь ошибка или безобразие, никому не причиняющие страдания и ни для кого не пагубные".

"Ибо восплачете!"

Отношение людей к смеху в разные времена было разным. Так, у древних римлян он был даже частью религиозных ритуалов. Вознося хвалы богу виноделия Бахусу, все должны были напиться допьяна и веселиться. Древние египтяне и вавилоняне имели "расписание": в определенные дни все должны были смеяться, чтобы боги оставались благосклонными.

А в средневековой Европе смех считался греховным. И хоть в Библии сказано, что "веселое сердце благотворно, как врачевание, а унылый дух сушит кости", это не относится к бурному проявлению радости. Она должна быть тихой и умиротворенной. Хохот ревнители веры воспринимали не иначе как "бесовский". В прежние века священники особенно любили цитировать Евангелие от Луки: "Горе вам, так смеющимся ныне, ибо восплачете". Вопрос: "А смеялся ли Христос?" - многих привел на костер.

Впрочем, некоторые современные философы считают смех как раз доказательством того, что человек наполовину принадлежит этому миру, наполовину - какому-то иному, потустороннему. Животные слишком земные. В отличие от нас, они не могут относиться к происходящему в реальной жизни с юмором, иронией, то есть отстраняться от ситуации. Именно эта способность человека, обусловленная тем, что он подсознательно знает о существовании некоего идеального мира, по мнению таких философов, делает его существом метафизическим.

С таким выводом можно не соглашаться, но безусловно одно: смех - это своеобразный индикатор, который помогает отличить "своего" от "чужого". Не зря у англичан есть поговорка: женись на той девушке, которая смеется над тем же, что и ты. Кстати, разные народы смеются очень по-разному.

Сирано де Бержерака "пересмеял" калека

У европейцев принято шутить по поводу правителей, а китайцы этого никогда не делают. Но те же китайцы охотно потешаются над иностранцами, чего никогда не позволяют себе японцы. Юмор некоторых наций нам кажется несмешным. Скажем, мы не будем, как американцы, хвататься за бока, читая комикс о толстухе, которая так похудела, что бюстгальтер стал ей слишком велик. Да и у немцев юмор грубоват.

А вот французы отличаются остроумием. Например, в истории осталось имя поэта Поля Скаррона, жившего в XVII веке. О нем Анатоль Франс сказал: "Это тот из смертных, у которого было меньше всего причин смеяться, а он, как никто, умел смешить других". В кабинете его шляпа была прикреплена к веревке, продетой в блок, он дергал за веревку, и шляпа приподнималась. Так он приветствовал гостей. Скаррон был парализован, он сидел в деревянном футляре, напоминающем бочку, но улыбка не исчезала с его лица. Его творчество совпало с временем фронды - общественно-политического движения против абсолютизма власти. Глядя в окно на орущую толпу, Скаррон выбрасывал ей, как листовки, порции смеха. А прежде сочинил послание королеве с предложением открыть во дворце благотворительную больницу, где он будет единственным пациентом, так как совмещает в себе болячки десятков людей.

Королева и придворные хохотали и, конечно, в Лувр калеку не пустили, но пенсию он получал. Кстати, поэт пикировался с Сирано де Бержераком, убивая его своим смехом, а тот не мог вызвать на дуэль человека в бочке! При этом Скаррон денно и нощно страдал от боли. И только смех помогал ему жить.

Добрая шутка - целебна

Это не красивый образ. Современные ученые доказали, что в организме хохочущего образуется изрядное количество эндоморфинов - естественных обезболивающих веществ. Был проведен интересный эксперимент: детям велели держать руки в ледяной воде столько, сколько смогут. В среднем они терпели 87 секунд. Но если в это время им показывали комедию, ребятишки выдерживали неприятную процедуру в течение 125 секунд, т.е. почти в полтора раза дольше. А уровень гормона кортизола в их слюне свидетельствовал о том, что они легче переносят холодовый стресс.

Смех, кроме шуток, полезен для здоровья. Медики из Бернского университета утверждают, что всего одна минута радостного хохота (не циничного или злорадного) приносит такую же пользу, как 45-минутная зарядка. Ведь работают множество мышц: движутся плечи, грудная клетка, диафрагма, не говоря уж о мышцах лица. Сердце бьется чаще, повышается артериальное давление, то есть растет уровень кислорода в крови и его в достатке получают все органы. А медики из Балтимора обследовали 300 человек, половина из которых - инфарктники, оценивая их чувство юмора. Оказалось, не попадавшие в кардиологические клиники более смешливы. И дело не всегда в том, что перенесшим острый приступ уже не до смеха. У весельчаков уровень холестерина - главного врага сердечников - был ниже. Кроме того, лучше работали эндокринная и нервная системы.

Веселье защищает и от простуды. Существуют исследования, подтверждающие, что так можно укрепить иммунитет на два дня. А последствия мрачного настроения - ослабление защитных сил организма на сутки.

И для психики смех полезен. Мы часто смеемся над бедами, даже сквозь слезы. Это защитная реакция, которая позволяет человеку как бы отодвинуться от проблемы на безопасное расстояние, откуда она кажется маленькой-маленькой.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи