«Черный передел» в тихой Блони

Чем пуховичская деревня может привлечь туристов

Почему пуховичская деревня притягивала народнические силы, кормила «брюхо революции» и чем сегодня может увлечь туристов
РАЗМЕСТИТЬ районный музей в нескольких километрах от Марьиной Горки, в Блони, — кому-то такое решение могло бы показаться странным. Однако местные власти на этот шаг пошли не просто так. Замысел был — сохранить культурное наследие своего района. А это деревянное здание с колоннами, построенное в XIX веке в стиле позднего классицизма, которое принадлежало народнику Анатолию Бонч-Осмоловскому. 

Так сегодня выглядит усадьба Бонч-Осмоловского.
Так сегодня выглядит усадьба Бонч-Осмоловского.

Наследство без права продажи

Само местечко Блонь при жизни его известного владельца называли очагом… революционной заразы. За что боролись, на то и напоролись: старое здание перешло после 1917 года от помещиков Бонч-Осмоловских в руки советской власти и долгое время оставалось административным. Только в годы Великой Отечественной здесь заседал немецкий унтер-офицер. В послевоенные годы на какое-то время в здании нашел приют музей народной славы госплемзавода «Индустрия». После развала Советского Союза сюда из Дукоры решили перевезти районный краеведческий музей. 

Здесь есть несколько тематических залов. В одном можно познакомиться с жизненным укладом сельского жителя, его орудиями труда и быта, показан интерьер деревенского дома, описываются традиции и обряды, которых придерживались наши предки… Но больше меня интересовали экспозиции, посвященные истории рода Осмоловских.

Научный сотрудник районного краеведческого музея Татьяна Буглак о событиях старины глубокой рассказывает с увлечением:

— Блонь в начале XIX века принадлежала польским помещикам Ассовским. В 1863 году после восстания Кастуся Калиновского местечко у них отобрали и передали царскому чиновнику из Минска — Осипу Бонч-Осмоловскому, чтобы усилить здесь русское влияние. Народнику Анатолию Осиповичу Бонч-Осмоловскому имение досталось в наследство. Отец был наслышан о революционной деятельности сына и оставил ему поместье без права продажи. 

Через 10 лет после смерти отца, в 1879 году, Анатолий приехал в Блонь.  Революционерка Варвара Ваховская, дочь богатого украинского чиновника, заключила фиктивный брак с Анатолием и последовала за ним в ссылку. За «хождение в народ» она была отдана на поруки отца и под надзор полиции. Но брак, который ей посоветовали революционные друзья, спас ее от родительской опеки. Со временем фиктивные отношения переросли в настоящие чувства, Варвара и Анатолий зажили душа в душу, воспитали четверо детей.

На помощь пришел Энгельгардт

Имение молодожены застали запущенным, хозяйство не приносило прибыли, но, по словам директора районного краеведческого музея Александра Прановича, новый хозяин был необычайно предприимчивым и энергичным. Анатолий Осипович и Варвара Ивановна поначалу хозяйствовали с большим напряжением, ведь не знали порой самых элементарных вещей. Не случайно Бонч-Осмоловский обратился за советами к известному профессору Энгельгардту, шестидесятнику, агроному, автору писем «Из деревни», в которых изложил свои взгляды на принципы хозяйствования в деревне.

Итак, Анатолий засучив рукава приводит все в порядок, строит мельницу, крахмальный завод, заводит породистый скот и делает поместье прибыльным. Часть вырученных денег он отдает партии «Черный передел», к которой примкнул еще в студенчестве — в 1879 году. Небезучастные Бонч-Осмоловские остались здесь, когда в 1891-м в России голодал весь юго-восток и юг. Тогда же Варвара Ивановна поехала с восьмилетней дочерью на Волгу организовывать столовые, кормить голодающих. В музее хранятся воспоминания сына Анатолия Осиповича — Ивана: «На следующий год (1892) возник вопрос о постройке большого здания для Блонского двуклассного училища. Отец обязался отпустить лес на постройку этого здания и оплатить все расходы, связанные с постройкой школы…» В революционное время в том здании проходили все митинги и собрания, но во время Великой Отечественной оно не уцелело.

Блонская библиотека

В 1896 году Бонч-Осмоловский знакомится в Швейцарии с социалистом-революционером, доктором Китловским. В Блонь он вернулся с двумя чемоданами с двойными стенками, промежутки которых были заполнены запрещенной литературой. Так начали собирать нелегальную библиотеку. Со временем Блонь стали посещать известные революционеры, а местечко называть «очагом революционной заразы». Здесь жили ссыльные и поднадзорные Екатерина Брешко-Брешковская, Сергей Ковалик, Григорий Гершуни. Приезжали сестры Екатерина и Александра Измайлович, Иван Пулихов и другие.

— В Блони активно привлекали к революционной деятельности простых людей. Осмоловский пытался организовать здесь социалистическую артель, снабдив ее землей и инвентарем. Вел вместе с женой пропаганду среди местных крестьян, из которых вышло немало революционеров. Иногда в округе бывали восстания, в которых участвовало около 500 человек, — рассказывает Татьяна Буглак. — Есть информация, когда Бонч-Осмоловский учился в Петербурге, под его студенческим билетом в лаборатории университета работал сам Николай Кибальчич над созданием динамита для покушения на царя. И такой факт, правда, неподтвержденный: часть приданого Варвары Ивановны отдали на последнее приготовление к покушению на Александра II.

В 1908 году началось шумное дело о Блонском крестьянском союзе как филиале Всероссийского крестьянского союза. В 1909 году его должны были рассматривать в Минске, но Анатолий Осипович решил выиграть время. Знакомый доктор выдал ему справку об обострении аппендицита, из-за чего он не может явиться в суд. В Минск, в качестве доказательства, послали в банке чужой аппендикс. Приехавшие в Блонь судебные приставы, решившие проверить состояние больного, увидели свидетельство — шов на правой стороне внизу живота.

О роде напишет правнучка

В музее много свидетельств жизни Осмоловских в Блони. Местная художница Татьяна Алипова по своим представлениям нарисовала портрет Варвары Ваховской. Правнучка доктора исторических наук Глеба Бонч-Осмоловского, сына Анатолия, Марина Андреевна Бонч-Осмоловская подарила музею генеалогическое древо рода, берущего свое начало в XV веке. Марина нашла руководителя музея Александра Прановича сама. Сегодня педагог, прозаик, член Союза писателей России, она живет в Германии и готовит книгу о своем роде. В 2012 году в год 500-летия рода Марина Бонч-Осмоловская собрала в Блони около 30 человек — потомков из Америки, Китая, России. Музею подарили старую мебель времен Анатолия Осмоловского. Глеб Анатольевич женился на дочери знаменитого профессора Георгия Морозова, русского лесовода, ботаника, почвоведа и географа конца XIX — начала XX века, жившего в Петербурге.

— Знаю, что кресло, стул, сундук точно принадлежали этому профессору, — рассказывает Татьяна Буглак. — Простояла эта мебель всю блокаду Ленинграда. Хранилась в старой коммуналке, потом ее решили отдать нам. Не исключено, что часть этой меблировки стояла когда-то здесь и принадлежала самому Анатолию Осмоловскому. 

Больше успеха у «Дудуток»

Сегодня здание усадьбы не пустует. Однако крайняя правая колонна уже не выполняет своей несущей функции. В крещенский мороз здесь вряд ли усидишь без шубы, местами виднеются щели в стенах. Капитального ремонта, в котором явно нуждается постройка, в этом году не будет. Начальник отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Пуховичского райисполкома Юрий Васильев сказал: «Бюджетом в этом году денег на это не предусмотрено. Но, возможно, сделаем текущий ремонт».

Усадьба вряд ли сможет посоперничать за внимание туристов с музейным комплексом «Дудудки» в том же Пуховичском районе, полагают Александр Пранович и Татьяна Буглак. Но как вариант привлечь внимание — включить усадьбу в турмаршрут. Заместитель начальника отдела образования, спорта и туризма Пуховичского районного исполнительного комитета Владимир Губаревич говорит, что в районе разрабатывается план турмаршрута, который задумывался еще к открытию чемпионата мира по хоккею:

— Правда, тогда проект по разным причинам не довели до конца. Посещают приезжие в основном Мир, Несвиж. У нас же с туристами негусто. А ведь действительно показать есть что — географический центр Беларуси, усадьба Бонч-Осмоловских, старая Блонская церковь 1826 года, чудотворная Марьиногорковская икона Божией Матери. Главное, с креативом подойти к этому делу и суметь себя достойно представить. 


Фото Виталия ПИВОВАРЧИКА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Яраш, Менск
Пытаньне да навуковага супрацоўніка музэю Тацяны Буглак: скуль у Блоні ўзяліся "польскія памешчыкі"? Можа гэта была нашая шляхта?
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?