Через коды, через расстояния

Ректор БГУ Андрей КОРОЛЬ: в ближайшие три года планируем организовать полноценное дистанционное обучение по большинству специальностей

Группа зевает. Лектор читает свою лекцию монотонно, как пономарь… Думаю, каждый хоть раз в жизни становился свидетелем такой картины. А есть примеры другие — педагог все занятие «держит» учащегося или студента, увлекая своим предметом. Но как преподавать интересно и доступно? На днях этот вопрос, кстати, впервые в системе высшего образования в режиме онлайн-конференции, обсудили в Белгосуниверситете. Авторский курс «Методика обучения через открытие: как обучать всех по-разному, но одинаково», участниками которого стали также РИВШ, ГрГУ имени Янки Купалы, Лицей БГУ и колледжи, — одна из форм повышения квалификации преподавателей. О том, какие изменения назрели в этой сфере образования, а также о проблемах трудоустройства выпускников и экспорте образовательных услуг корреспондент «Рэспублікі» побеседовала с автором курса — ректором БГУ Андреем КОРОЛЕМ.

Андрей КОРОЛЬ

«От заштампованности нужно уходить»

— Онлайн-форму для проведения своего курса я выбрал не случайно. Знаю немало случаев, когда педагоги зажигались чьим-то интересным опытом, а потом, без практических навыков того, как это реализовать, теряли свой энтузиазм. Потому что одно дело информация, другое — практика. Мы предложили нашим участникам разработать собственные открытые занятия, на которых каждый создает свой уникальный образовательный продукт. Потом выслушали их и вместе оценили. Впереди еще два таких мероприятия. Практика показывает: многие обучаемые ждут, что им предложат что-то «правильное», и не готовы действовать, мыслить самостоятельно, что-то изобретать. Дайте нам, а мы выучим и будем этим пользоваться — такая позиция
свойственна, кстати, и многим студентам. Но процесс обучения должен быть другим. Когда человек испытывает определенные трудности, когда нужно подумать, выйти за привычные рамки, перебороть себя, тогда и результат будет иным. Если бы с первого класса нас учили отвечать на вопрос «что сделать?», а не «как услышать?», к нам в вузы студенты приходили бы другие. Это вопрос заштампованности мышления, от которой нужно уходить. 

— Андрей Дмитриевич, почему, на ваш взгляд, преподаватели не хотят мыслить креативно?

— Поверьте, я знаю разных преподавателей, в том числе школьных, до которых вузовским далеко. Но есть и педагоги, которые даже не задумываются, как преподавать свой предмет интересно. Почему? Причин тому много. Возможно, они попробовали в свое время что-то новое и не получили ответной реакции. Я убежден, если будущий педагог в студенчестве прошел через методы обучения, основанные на создании собственного продукта, он будет другим. Потому что только через действие мы меняем себя. И это не просто философия. 

— Выходит, старшее поколение педагогов потеряно?

— Я бы так не сказал. Многие из них поактивнее молодых будут. Кроме того, творческие подходы в преподавании хороши не всегда. Например, врач-диагност обследует больного в четком соответствии со стандартами. Какое тут творчество? Да и нужно ли делать все общество творческим? Смотрите, образованная Германия в свое время не предотвратила фашизм. А ведь там было столько замечательных философов! 

Занятие не должно быть трансляцией, это скучно, оно должно быть консультационным, проходить в режиме диалога.
Фото Юрия МОЗОЛЕВСКОГО

— На ваш взгляд, современные образовательные стандарты позволяют раскрыться школьнику, студенту? Или нужно что-то менять?

— Я далек от мысли, что стандарты нужно менять коренным образом . Но то, что мы должны в них в большей степени учитывать личностный компонент, использовать субъективные формы оценивания деятельности студента, — это факт. Это все равно что давать студенту задание нарисовать вазу, а потом снижать ему оценку за ее неверное видение. Он не должен рисовать так, как ее рисовали до него. Он имеет право на свое мнение. Поэтому изменения в стандартах должны быть. Но, безусловно, на научной основе. С прицелом на того, кто будет их реализовывать. Потому что есть много примеров, когда стандарты меняют, снабжая их умными словами и терминами, которые в итоге никто не понимает. Такая ситуация была лет пять назад в России, где создали второе поколение федеральных образовательных стандартов. Они вложили туда очень хорошие вещи. Но многие вузовские коллеги признавались, что не знают, как это реализовать. И теперь там проходят обучающие семинары. Систему нужно выстраивать грамотно.

«За дистанционным образованием не будущее, а настоящее»

— Сегодня многие страны пребывают в поиске новой философии образования, достаточно вспомнить Финляндию. А каким путем идти нам?

— Мы можем использовать элементы опыта многих стран, и мы это делаем. Взять хотя бы тестовые формы контроля знаний. Они родились не здесь и не сейчас, а в 1950-е годы в Чикагском университете. И в разные этапы в США от них отказывались, а потом вводили. Есть много прогрессивного и во Французской школе, например метод Марии Монтессори. Нам нужно использовать международный опыт. Но как бы где-то ни было хорошо, самое главное — не забывать о своих историко-культурных особенностях и корнях. Один из известных педагогов говорил, что образований в мире столько, сколько видов культур. Это фундамент, с которого все начинается. Только тогда мы будем конкурентоспособными. Кстати, мы не растеряли имидж советской школы, и это тоже дорогого стоит. Поэтому наше образование, например медицинское, очень ценится в ряде стран. Знаю не понаслышке, что к нам специально на учебу едут студенты из Индии и Шри-Ланки. За знаниями, а не за дипломом. 

— То есть наши шансы развивать сферу образовательных услуг высоки?

— В любом случае нам нужно совершенствоваться, работать над методами обучения, развивать техническое оснащение вузов, сеть современных общежитий. В то же время необходимо работать над дистанционными формами обучения. Сегодня это азбука жанра. Суть не просто в том, чтобы вывесить какую-то информацию в открытом доступе, а предлагать готовый контент на международных платформах, с лекциями ведущих профессоров, четко разработанными заданиями, критериями оценивания, чтобы иметь право выдавать дипломы. БГУ в ближайшие три года планирует организовать полноценное дистанционное обучение не по всем, но по многим нашим специальностям. Как на русском, так и на английском языке. Контент на английском появится в обязательном порядке, потому что он ориентирован на ту аудиторию, которая готова за образование платить. 

«Нужен ли единый знаменатель»

— Сегодня в стране пересматривают содержание образовательных программ, сроки обучения. На ваш взгляд, нужно ли все специальности привести к единому знаменателю?

— Во всем нужен дифференцированный подход. Общая температура по больнице — показатель неэффективный. Есть высокотехнологичные специальности, где сроки обучения должны быть продолжительными. Другое дело, что учебные программы необходимо пересмотреть с точки зрения дублирования материала средней школы и вуза, в том числе по непрофильным специальностям. Это нужно подчищать. Но важно делать это аккуратно, чтобы, как говорится, с водой не выплеснули ребенка. Срок обучения зависит от многих вещей. Если мы видим, что информации по предмету становится больше, сроки обучения не следует растягивать до бесконечности. Так можно учиться всю жизнь! А вот лекционные формы, на мой взгляд, должны претерпеть изменения. Занятие — не трансляция, это скучно, оно должно быть консультационным. В режиме диалога. Изменение целей, стандартов обучения влечет за собой изменение форм и методов обучения. Иначе нельзя. Это все равно что вставить мотор от «Ямахи» в «Запорожец» и рассчитывать, что он поедет. 

— Нужно ли менять методику оценивания?

— Все это взаимосвязано. Если мы привнесем личностный компонент в обучение, увеличим время самостоятельной работы студента, мы должны это оценить. Такие методы существуют. Пока мы учим студента давать в ответе информацию, которую ему предоставили заранее. Чем выше степень соответствия, тем выше оценка. Есть другой подход: чем нестандартнее ответ, чем интереснее аргументация, тем выше балл. Это не означает, что студент не понимает вопрос, просто он смотрит на него под другим углом. 

— Можно использовать какие угодно креативные методы, но будет ли востребован специалист на рынке труда? Как это определить?

— Это во многом зависит от мотивации работодателя принимать участие в подготовке студентов. Из личного опыта могу сказать: такой активностью обладают не более 20% директоров предприятий. А ведь такая позиция сэкономила бы деньги, которые затрачиваются потом на переучивание. Но так мыслят далеко не все. На мой взгляд, выход в создании консультационной группы, куда входили бы работодатели и факультеты. Главное, чтобы это не стало «свадебной процессией», а чтобы это был рабочий орган. И такой опыт у меня, когда я работал ректором регионального вуза, был. Проблем у нас не было – крупные промышленники были повернуты в сторону университета. Схема простая, будем налаживать ее и в БГУ. 

veraart14@mail.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...