Опытная сотрудница таможни — о хитроумных контрабандистах, психологии и женской интуиции

Чемоданное настроение

В следующем году Светлана Дуденайте, начальник отдела таможенного поста «Национальный аэропорт Минск» Минской региональной таможни, отметит, как сама она шутит, «серебряную свадьбу» со своей работой. Без малого четверть века она оформляет вещи пассажиров, которые подлежат декларированию. Звучит вроде бы просто, но сложность заключается в том, что многие граждане не перестают испытывать бдительность таможенников, норовя провезти с собой сверхнормативные вещи, деньги, спиртное. Постоянное внимание к мелочам, тонкое знание психологии, навыки профайлинга — не зря у Светланы имеется целая коллекция грамот, благодарностей и даже медали «За бездакорную службу» III и ІІ степени. 

Скоро Светлана отметит «серебряную свадьбу» со своей работой.

Оценка с первого взгляда 

Светлые волосы, хрупкая изящная фигурка в форменной одежде — чаще всего Светлану Алексеевну можно видеть в зоне прилета, где она контролирует работу подчиненных, а заодно опытным взглядом окидывает пассажиров, спешащих к зеленому коридору. По манере держаться, взгляду, одежде, походке она определяет не только вероятность того, что человек «перегрузился» при покупках в дьюти-фри, но и его примерную сферу деятельности, род занятий.

— Вот смотрите: идет стройная девушка в бежевом пальто. Очевидно, она не повезет товар и не станет торговать на рынке. Это не ее стиль, она не так одета. Путешествия, дешевые отели — это не про нее. Скорее всего, барышня была в командировке, возможно, она референт, — на ходу проводит свой профайлинг советник таможенной службы второго ранга, то есть подполковник. 

Что интересно, в юности Светлана вовсе не мечтала служить на таможне. Она закончила педагогический университет и преподавала в школе английский язык. Но как-то узнала, что в аэропорту набирают работников со знанием иностранного языка.

— Тяжелое для всех время — 1990-е годы, — вспоминает она. — Зарплата учителя тогда была совсем маленькой… В общем, я подумала, что у меня может получиться регистрировать пассажиров на рейсы, собрала документы и поехала в аэропорт. Случайно столкнулась с начальником отдела кадров таможни, он предложил заполнить анкету и дал направление на медкомиссию. С 4 мая 1995 года — никогда не забуду этот день! — я стала работать инспектором таможенной службы. Учеба? Да, конечно, были специальные курсы. 

Светлана говорит, у здешних старожилов разное образование — ни в одном вузе курс таможенного дела тогда не читали. Как правило, это выпускники иняза и юристы, в меньшем количестве представлены экономисты и выпускники технических вузов. 

Тогда в составе таможни был так называемый дипломатический отдел, и несколько лет Светлана работала в VIP-зале, в правительственном секторе:

— Мы оформляли все официальные делегации, всех участников саммитов и прочих событий, которые проходили в нашей стране. Я повидала глав разных государств, которые сюда прилетали. А потом отдел реорганизовали, и мы продолжили работу в зоне прилетов обычных пассажиров — оформляем товары, которые подлежат таможенной очистке. 


«Малядесь, нашла!» 

Иногда таможенники находят у пассажиров наркотики. Но это, как правило, не случайность, а результат работы многих людей из разных служб и отделов, когда уже известно, кого нужно досмотреть особенно тщательно, с привлечением служебных собак. Другое дело — товары. Некоторые пассажиры не теряют надежды провезти их без таможенной очистки. Но опыт, интуиция и наметанный глаз Светланы не оставляют им шансов… 

Учитывается буквально все: пункт отправления рейса, поведение пассажиров и даже манера укладки вещей. 

— Однажды из маленького чемоданчика, который можно провозить в ручной клади, я извлекла 42 детские школьные жилетки и такое же количество галстуков и бабочек — это произошло как раз перед началом учебного года. Все было скручено в тоненькие жгутики и плотно уложено, — вспоминает Светлана. — Даже коллеги не поняли, чем привлек мое внимание молодой человек. А мне показалось странным, что он, выйдя в зону таможенного контроля, ринулся к зеленому коридору, даже не глядя по сторонам. Два шага осталось, один… И тут я с предложением пройти на досмотр. У него стали огромные глаза, принялся возмущаться. А я, точно фокусник, вынимала из чемоданчика одну жилетку, вторую, третью, десятую, двадцатую… 

По мнению Светланы, при просвечивании аппаратом чемодана хорошо видно, лежат в нем вещи для личного пользования или товар для коммерческой деятельности. В поклаже туриста чего только не увидишь — тапочки, полотенца, зубные щетки, фены и косметика. Но нет там плотно, без просветов уложенных однородных вещей. Впрочем, с человеком, которому предстоит тщательный досмотр, предварительно беседуют о цели, длительности поездки. Смотрят и в паспорт, чтобы узнать, насколько часто он летает. Если человек раз в год бывает в отпуске и везет с собой стопку полотенец, вряд ли он контрабандист.

Задачу со звездочкой не так давно задал таможенникам иностранец:

— У молодого хорошо одетого человека были два чемодана и коробка. Из-за нее-то меня и подозвал инспектор: в ней лежали… 32 пустые коробочки от хороших дорогих телефонов — фактически от целой товарной партии. Просветили, вручную проверили весь багаж — ничего! Парень же вполне доброжелательно себя ведет, неплохо говорит по-русски, лицо абсолютно непроницаемо. Телефонов нет, а пустые коробки, в конце концов, провозить не запрещено. Уже хотели прощаться, он берется за тележку для багажа, и тут я вижу в корзинке для сумочек его курточку — легкую, тоненькую. Пытаюсь приподнять — а она тяжелая, будто в карманах 2—3 литра спиртного. И тут лицо пассажира дрогнуло, маска слетела. Оказалось, дорогие тонкие телефоны он сложил стопочками и распихал по карманам. И знаете, что мне сказал? «Малядесь, нашла!» Признаться, от контрабандиста я похвалы не ожидала… 


Об ирисах и шарфах

Немного цифр: за дежурную смену, которая длится 12 часов, Светлана проходит по коридорам и лестницам аэровокзала до 14 километров. Живет она в городе Червень Минской области, в 110 километрах от аэропорта. Чтобы приехать на работу к девяти утра с прической и макияжем, ставит будильник на 5.20. Домой возвращается около одиннадцати… При таком ритме, кажется, впору приезжать и падать от усталости. Но это не о Светлане! Ведь дома ее ждут муж и сын, а еще подобранная 11 лет назад кошка Мура и немецкая овчарка Джесси. Наверное, именно общение с ними дает силы и для работы, и для прочих увлечений. 

В сезон Светлана очень любит повозиться в огороде, где выращивает лук, чеснок, клубнику и обязательно помидоры с огурцами. Она чрезвычайно гордится своими экзотическими ирисами голубого, фиолетового и оранжевого цвета, кустами роз. Еще одно хобби — вязание на спицах. Кардиганы, свитеры, кофточки, шапки, шарфы, носочки, варежки и даже перчатки — все это Светлане по силам. 

— В следующем году будет двадцать пять лет, как я работаю на таможне, — вновь возвращается она к теме службы. — Сама удивляюсь такой цифре, ведь получается, что я всю жизнь здесь. И очень этому рада! Ни разу ни на секунду не пожалела, что пришла сюда. Я люблю свою работу, горжусь тем, что столько здесь отработала, а все мои близкие гордятся мной. 

nevmer@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Татьяна СТОЛЯРОВА
Загрузка...