Чеки с кислинкой

В Пинском районе собирают клюкву комбайнами, а в Ганцевичском еще за ней и семьями выезжают на болота

НА ДАРАХ леса полешуки привыкли зарабатывать весомую копейку.  Дворцы на доход от той же клюквы конечно не построишь. Но прибавка к зарплате солидная. Сейчас в разгаре сезон уборки клюквы. Из-за угрозы пожаров действовал запрет на посещение лесов, сняли его только во второй декаде сентября, вот и пошел народ на «охоту».  Где выгоднее собирать ягоду – на промышленной плантации или болоте? Как жара повлияла на урожайность? Корреспондент «СГ» собирал садовую и дикую клюкву в Брестской области.


ОДИН из самых крупных производителей промышленной ягоды в Европе — ОАО «Полесские журавины» в Пинском районе. Плантации – на выработанной еще в советское время торфоплощадке.  Кислая почва «гуляла», приспособили под «грядки». В этом году здесь планируют собрать урожай в три раза выше прошлогоднего — около 500 тонн.

Клюквенные плантации состоят из чеков (прудов прямоугольной формы, размером с гектар). На одном застал около ста человек, собиравших ягоду вручную. Способ не из простых. Зато все честно: заключены с ОАО договора. Сколько собрал – столько заработал.  Расчет на месте наличными. 

Дмитрий Лобозинский из деревни Селище шестой сезон на ягоде:

— Клюква на этот раз знатная уродилась — размером с вишню, в два раза больше, чем дикая. Уже заполнил шесть мешков, весом по 40 килограммов каждый. В день за такую работу получаю 600 тысяч рублей. Почему не собирать? Обычно перебиваюсь на заработках в России, а здесь зарплату, причем немаленькую, дают в километре от дома. Жаль только, что всего месяц могу этим заниматься.

На плантации пять тракторов с мотовилами – малогабаритные МТЗ-220 и 320 с «жаткой». Клюква в чеке – под водой на 20—30 сантиметров. Ее спустили ночью по подводящему каналу из технологических прудов. Все рабочие в резиновых сапогах, в перчатках. На смене с шести утра – две бригады по шесть человек. 

Трактора неспешно двигаются по кругу против часовой стрелки. Уровень воды таков, что жатки не видно. Агрегаты создают водяной грунт, обрывают ягоду, та и  всплывает. А если яма какая, вдруг трактор провалится? Директор ОАО «Полесские журавины» Василий Лягуский объясняет, что это исключено: глубина одинаковая, грунт ровный. 

Рабочие тем временем соблюдают дистанцию, чтобы не «нарезать» лишние круги. На этом участке заняты только специально обученные люди.  

Ягода еще хорошо держится. Механически обивается и срывается не каждая.  Полностью заканчивают уборку чека вручную. Воду спускают, и «договорники» могут снова прийти с тарой.


Дмитрий ЛОБОЗИНСКИЙ: непросто собирать клюкву вручную

УРОЖАЙ отвозят на территорию цеха сортировки. В приямочнике ягода мокнет, потом транспортер подает в цех. На вибростоле клюкву моют, отделяют мусор. 

— Работают пять линий. Ежедневно перерабатывается до 10 тонн. Клюква распределена по трем классам. Чем выше, тем дороже.  В первом ручной сборки – крупная и спелая. В последнем вся вперемешку, — поясняет агроном Виталий Буката.  

До двадцати тонн клюквы собирают в течение одного дня. Ручную сборку начали еще с 24 сентября, «мокрую», механизированную — с 27.

Хранится ценный продукт в холодильной камере вместительностью 500—700 тонн. Поставки намечаются в Англию, Прибалтику, Польшу, где в канун Рождества клюква идет на ура. Но большая часть урожая экспортируется в Россию.

— Сильно теснят нас в этом отношении Канада и США.  (Хотя ОАО фактически разработало рынок после 2005 года. – Прим. Авт.) В итоге до Нового года продадим 40—50 процентов всего, что соберем. Остальное – в хранилище. Постепенно реализуем всю продукцию до следующего сентября. Контракты на продажу действуют круглый год, — уточняет Василий Григорьевич. 

Закупочная цена (ее диктует рынок) – 20 тысяч белорусских рублей за килограмм —  не менялась с прошлого года. И это несмотря на то, что стоимость электроэнергии, топлива и комплектующих для техники возросла. 

— Спасает высокая урожайность, — говорит директор. — На круг с каждого чека – в среднем по 20 тонн. В три раза выше, чем в прошлом году, но тогда внесли «коррективы» весенние заморозки. Однако и в этом сезоне, если бы жара продержалась полторы недели, не обошлось бы без проблем — резервная вода заканчивалась. Обмелели реки, уровень запаса достиг критического...

Всего на плантации 72 чека. Рекордным был 2005 год – около 30 тонн собирали на круг, в 1996 году – по 23 тонны. В минусах прошлый год – в среднем  7 тонн с гектара выходило.  

Плодоносит плантация 50—60 лет. Кроме удобрений раз в 3—4 года чек обрабатывают песком. Со временем он становится выше, нарушается водно-воздушный режим. Его реконструируют, снимают слой песка и «понижают» на 35 сантиметров. Процедура трудоемкая. 

В Ганцевичском районе в научно-экспериментальной базе «Журавинка» клюкву в промышленных масштабах в подобном учреждении начали разводить впервые в СССР. Коллекционный участок – около 50 сортов. Но только шесть включены в Госреестр для возделывания на промышленной основе. Фермер, который вырастил на своем участке сорт, не включенный в реестр, продаст клюкву на рынке. Но оформить документы на свою ягоду или саженцы не сможет. 

Директор — кандидат биологических наук Николай Павловский делится, с какой кропотливостью для опытного выращивания клюквы выбирали белорусское Полесье. Именно оно подходило больше всего: «В 1979 году начали строительство, заключили с Америкой договор на поставку черенков. Но затем Советский Союз ввел войска в Афганистан, и договор аннулировали. Окольными путями, через Канаду, купили черенки и привезли к нам». 

Теперь за выращивание ягоды берется только самый смелый. Ведь окупаются вложенные средства не скоро. Ученый только разводит руками:

— За 20 лет площади промышленных насаждений клюквы в стране не изменились – 120 гектаров. А плантации под голубику, к примеру, растут. Клюква требует особого ухода – полив, сбор и прочее. Да и спрос на голубику выше. Ее можно есть сколько угодно, в отличие от клюквы. К тому же большая проблема и с удобрениями – их производят только в Америке. А филиал завода в Европе закрылся. Удобрения попросту не купить… 

Сотрудники базы занимаются производством ягод на 12 чеках. В 2012—2013 годы продали более 120 тонн клюквы крупноплодной. Продают населению, райпо и индивидуальным предпринимателям, работающим на белорусском и российском рынках. 

Совсем недавно начали собирать новый урожай. В диаметре ягода – 2,5 сантиметра. Урожайность – около 20 тонн с гектара. Для сравнения, в прошлом году это было 5 тонн.


72-летняя пенсионерка Анна КУПРИЯННИК радуется урожаю

СЕЛЬЧАНЕ в Ганцевичском районе зарабатывают на сборе дикой клюквы. В отличие от промышленной, ухаживать за ней не нужно, растет сама по себе. Собирают по желанию, сколько сил и времени будет. Простоять целый день в болоте в резиновых сапогах, не наступить на гадюку и при этом не потеряться не каждому под силу. Старики неспроста говорят: «лес водит». Через четыре-пять часов, проведенных за таким занятием, у человека отекает спина, немеют ноги. Можно и в лесу потеряться, а в незнакомом болоте провалиться в топь…

72-летняя Анна Куприянник из Борок знает болота в округе с детства. А сейчас дары леса для нее – прибавка к пенсии. Но она замечает, что приезжие перебивают и без того скудный урожай. У одного болота как-то насчитала около 50 машин:

— Из Ганцевичей целыми семьями едут. Понимаю: одеть детей нужно, собрать на учебу. А мы в убытке. За два дня последних я за собранную клюкву выручила всего 400 тысяч рублей. И теперь не знаю: сдавать уже ягоду или себе оставлять. Наполовину полный мешок стоит в кладовке. 

В борковском сельмаге ягоду можно сдавать, не очищая от сора. Наличными рассчитываются сразу. Заведующая Любовь Покалюк уже приняла ценного лесного продукта на 35 миллионов рублей:

— С 15-го сентября мы платим по 26 тысяч рублей за килограмм клюквы.  В прошлом году максимальная цена доходила до 32 тысяч, но урожай был меньше. В этом тоже невелик, но людей на болоте сколько! Из города многих любителей даров леса доставляет к нам рейсовый автобус – по понедельникам, средам, субботам. 

 Заместитель председателя Ганцевичского райпо по заготовкам, промышленности и внешнеэкономической деятельности Александр Ермакович говорит мне, что пока сельчане ягоду сдавать не торопятся: «Клюква – не черника, в воде хранится месяцами. Сборщики ждут, что цена поднимется, однако она и так уже достигла пика. Мы готовы принимать клюкву даже после Нового года».

Отправить на экспорт планируют фуру клюквы. Партнеры из России и Польши уже заинтересовались.  Пока же заготовили ягод около 10 тонн. 

В Ганцевичском районе конкуренция — только в городе ее принимают четыре местных заготовителя. Приезжают из дальних районов – Кобринского, Лунинецкого... А в отдельных деревнях заготовитель — едва не каждый четвертый житель. Все они по итогам сезона оплачивают пятипроцентный налог в районную казну.


КОММЕНТАРИЙ

Заместитель председателя Ганцевичского райисполкома Артур ГРИГОРЯН:

— В прошлом году с прибыли от заготовок клюквы и черники в бюджет уплатили 470 миллионов рублей. В этом году, по предварительным прогнозам, рассчитываем на 600 миллионов. В числе наших постоянных партнеров  — райпо и частные фирмы из соседних и дальних районов. На заготовку клюквы скупщики подали 48 заявок. В прошлом году —  63. Но не каждый из них сейчас принимает ягоды. Разумеется, в таких условиях на плаву остается тот, у кого выше цена. Кстати, ее могут менять насколько раз в день. По этому поводу у местных скупщиков с приезжими даже возникали споры. Хотели «устаканить» цену, чтобы не росла и не падала. Но договориться не удалось. Рынок есть рынок: не умеешь заинтересовать покупателя, не берись.  

kovalev@sb.by

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости