Чек на дне бутылки

Цена войдет в товар: как будет работать новая залоговая система по сбору тары и упаковки?

Опускаешь бутылку или банку из-под напитка в принимающее устройство — таромат, а в ответ получаешь положенную плату или чек на покупки. Эта система работает в магазинах десятка европейских стран. Поэтому такие отходы редко попадают в мусорку, а затем и на свалки.

Система достаточно простая и действенная. Например, в Германии в переработку идет 99 процентов таких отходов, в Норвегии — 95, в Финляндии — 93, в Швеции —85. У нас — пока 25 процентов. Вот почему на сбор упаковки через депозитную залоговую систему, который планируют в ближайшем будущем организовать в Беларуси, возлагают большие надежды. В том, как она будет работать, в возможных подводных камнях, мировом опыте разбиралась журналист «Рэспублікі».

Сегодня многоразовая тара не слишком популярна — предприятия переходят на одноразовую упаковку: ПЭТ-бутылки, алюминиевые банки, тетрапаки. Зачастую эксклюзивные, поскольку предприятия стремятся продвинуть товар любой ценой.


Хорошо забытое старое

Тем, кто родился в СССР, идея сбора одноразовой или многоразовой упаковки через депозитную залоговую систему хорошо знакома. Правда, тогда речь шла лишь о многоразовой стеклянной таре, которую запросто можно было сдать в специальном приемном пункте, в том числе на базе самого магазина. За бывшую в употреблении тару (в зависимости от объема) выручали 12—22 копейки, вспоминает начальник управления по обращению с ВМР «Оператора вторичных материальных ресурсов» Анатолий Шагун:

— Конечно, это было организовано на уровне того времени, то есть как позволяли тогдашние технические средства: тара передавалась из рук в руки. В целом система хороша тем, что за счет финансовой заинтересованности потребителя позволяет не выбросить тару, а вернуть ее назад.



Конечно, кроме принципа, с советским прошлым сходства у новой системы не- много. Хотя бы потому, что с развитием общества, технологий сегодня многоразовая тара не слишком популярна — предприятия переходят на одноразовую упаковку. Это ПЭТ-бутылки, алюминиевые банки, тетрапаки. Зачастую эксклюзивные, поскольку предприятия стремятся продвинуть товар любой ценой.

Из-за этого, говорят экологи, число таких отходов растет в геометрической прогрессии. По некоторым подсчетам, на каждого жителя планеты в год приходится 600—800 килограммов всех видов мусора. Это вес небольшого слона. У нас в стране этот показатель находится в районе 400 килограммов. А значит, убеждены эксперты, если не принимать мер, эта цифра может вырасти еще на треть.

Кардинальное решение

Нет, сбор мусора, как и его переработка, в стране организован. По данным за прошлый год, перерабатывается 17 процентов от всех образующихся в стране коммунальных отходов. И эта цифра растет. Тем не менее пока, признает Анатолий Шагун, львиную долю ВМР собирают предприятия, то есть, что по законодательству они обязаны собрать раздельным сбором. Около четверти от общей цифры — это то, что несут на заготовительные пункты граждане на возмездной основе. В основном речь идет о макулатуре и стекле. А остальное — сортируется на сортировочных линиях мусороперерабатывающих заводов.



Неплохо, но можно лучше. И мировой опыт показывает, что залоговая депозитная система сбора тары может изменить ситуацию кардинально. Так, например, случилось в Литве, которая внедрила этот опыт всего пару лет назад, говорит Анатолий Шагун:

— Стимулом в Литве стала директива ЕС об обращении с отходами, согласно которой к 2020 году нужно собирать не менее 50 процентов выпускающейся на рынок упаковки. Стоял вопрос: либо дальше развивать систему раздельного сбора этого вида отходов, которая уже реализовывалась, но давала результат на перспективу, либо применить что-то более действенное. И они применили депозитную залоговую систему, всего за пару лет достигнув показателя по сбору использованной упаковки более 80 (!) процентов. Кстати, систему создавали сами производители пива, безалкогольных напитков. Здесь был их прямой интерес, потому что в противном случае они платили бы за сбор тары третьим организациям или штрафы за бездействие.


Цена вопроса

Конечно, вопросов, которые предстоит решить авторам белорусского проекта, немало. Ведь речь идет о создании всех условий для внедрения системы. А это означает разработку законодательства, которое бы позволило реализовывать сбор упаковки, поиск инвесторов для создания системы сбора, работу с производителями напитков и населением. И, конечно же, предстоит определить так называемую цену вопроса.

В разных странах требования по размещению тароматов разные. Как правило, они устанавливаются в гипермаркетах, а также магазинах в зависимости от размера торговой площади. Планируется применить этот опыт и у нас.

Сколько можно получить за пустую тару в странах Европы? От 10—15 евроцентов, уточняет Анатолий Шагун. Исключением является разве что Германия: здесь цифра достигла 25 центов. Поэтому и результат сбора так высок. Цена за любую тару, как правило, назначается одна, чтобы не было путаницы.

А как у нас? Этот вопрос еще обсуждается, говорит Анатолий Шагун:

— В соседней Литве залоговая цена составляет 10 центов. Об этой сумме думаем и мы, то есть о 20 копейках. Кстати, предварительные опросы показывают, что с нами солидарны и граждане. Тем не менее, это еще в стадии обсуждения. Мы планируем провести масштабное социологическое исследование, чтобы найти ответ на этот вопрос и в целом понимать готовность общества заниматься таким сбором отходов. Но нужно четко понимать, что цена товара на залоговую сумму вырастет. То есть если пакет сока стоил 2,5 рубля, то к ним приплюсуется залоговая стоимость тары. Вернуть ее можно, опуская тару в таромат.

Еще один важный аспект — доступность и четкая работа системы. Ей тоже уделяется большое внимание, заверяет Анатолий Шагун:

— Что касается доступности, в разных странах требования по размещению тароматов разные. Как правило, они устанавливаются в гипермаркетах, а также магазинах в зависимости от размера торговой площади. Планируется применить этот опыт и у нас. Что касается сельской местности, там, где нет больших объемов продаж, может появиться ручная приемка такой тары. Словом, доступ к системе получат все, независимо от географии и размера населенного пункта.

На каждого жителя планеты  в год приходится 600—800 килограммов всех видов мусора. Это вес небольшого слона. У нас в стране этот показатель в районе 400 килограммов. А значит, убеждены эксперты, если не принимать мер, то эта цифра может вырасти еще на треть

Учесть все интересы

Система может заработать уже через пару лет. По крайней мере, 2020 год прописан в документах. Проекты нормативных актов уже подготовлены и направлялись заинтересованным для первого чтения, информирует Анатолий Шагун. Второе чтение планируется через месяц. А при Министерстве ЖКХ создана рабочая группа, в которую вошли все, кого затрагивает вопрос, начиная с чиновников и заканчивая представителями розничных торговых сетей и производителей напитков. Понимание того, что перемены в системе сбора мусора диктует время, есть. Анатолий Шагун обещает:

— Планируем учесть все интересы. И бизнеса, и охраны природы.


Тем не менее, есть и некоторые опасения и вопросы. Например, как быть с авансированием сданной тары? Ведь товар в этом месяце может быть еще не продан, а за возвращенную тару заплатить нужно уже сегодня. Этот и другие вопросы еще будут обсуждаться.

В целом инициаторы находятся еще в самом начале пути. А для того, чтобы система заработала, нужно найти владеющего вопросом инвестора. Так, объясняет Анатолий Шагун, вопрос решили в соседней Литве:

— Проведены первые подсчеты, которые показали, что для внедрения системы потребуется около 100 млн евро. Этим обусловлена необходимость искать инвесторов. И не просто инвесторов, а тех, кто имеет опыт подобной работы, чтобы система работала безотказно.



Именно безотказно, без сбоев и проблем, потому что, если они случатся, население может идею не поддержать. А это как раз тот случай, когда население сделает погоду в реализации всей системы. Поэтому работе с гражданами в проекте отводится важное место, подчеркивает Анатолий Шагун:

 — Предварительные результаты показали, что к депозитной системе готовы до 70 процентов граждан. И мы очень надеемся, что они нас поддержат.

Есть, правда, еще один вопрос: а справятся ли перерабатывающие предприятия с увеличившимися объемами отходов? Не отправятся ли они на свалки? Анатолий Шагун заверяет, этого не случится:

— Вся тара, которая будет входить в депозитную систему, в Беларуси перерабатывается. И жестяная банка, и ПЭТ, и стекло. Проблем с первыми двумя категориями нет. Больший объем ПЭТ может даже позволить увеличить глубину переработки. И, возможно, предприятия с дробления и продаж сырья перейдут на выпуск собственной продукции. Что касается стекла, то стеклобой может как перерабатываться у нас, так и стать дополнительной статьей экспорта: он очень востребован на рынке соседних государств — России, Украины.

МНЕНИЕ

Владислав Скребцов, исполнительный директор союза «Гильдия пивоваров»:


—  С «Оператором вторичных материальных ресурсов» мы активно работаем в плане выработки четкой концепции внедрения в стране депозитной залоговой системы по сбору тары. Нам еще многое предстоит определить. Например, в кратчайшие сроки требуется выработать решение по администрации системы с обязательным участием бизнеса. Необходимо определиться с ролью инвестора в структуре депозита, механизмом его привлечения и созданием прозрачных условий его деятельности. Возможно, потребуется внести изменения в законодательные акты.

Очевидно одно: администрацией депозита должна быть некоммерческая организация, куда войдут представители бизнеса либо бизнес-ассоциаций. Таков опыт соседней Литвы, которая, реализуя систему всего два года, достигла высоких показателей. А нам следует равняться на лучшие примеры. В Литве бизнес принимает активное и непосредственное участие в администрировании системы. Возможно, и нам следует поступить так же.

Администрация системы — орган, контактирующий с государством, принимающий решения, в частности, по залоговой депозитной стоимости тары. Инвестор же, который хочет вернуть вложенные средства, выступает в роли подрядчика. Например, устанавливающего и обслуживающего тароматы. У инвестора — коммерческий интерес, у администрации системы — работа без извлечения прибыли.

Могу сказать, что союз «Гильдия пивоваров» и в целом бизнес готовы к диалогу с государством в плане создания модели залоговой депозитной системы. Мы готовы оказать любую посильную помощь. Но на сегодняшний день очевидно, что внедрение системы к 2020 году — очень амбициозный план. Реальность свидетельствует о необходимости проработки всех деталей.

Что касается возможного падения продаж с введением системы, мы этого не опасаемся.  Если провести грамотную работу с населением, этого не произойдет.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Наталия Шаблинская, исполнительный директор некоммерческого объединения «Ассоциация розничных сетей» :


— На сегодняшний день торговля не готова к внедрению депозитной залоговой системы по сбору тары. Розница не настолько крепко стоит на ногах, чтобы ей за свой счет проводить эксперименты. У нас уровень рентабельности такой, что мы и внутри сетей развиваемся слабо. Так что выступить, скажем, в роли инвестора системы мы попросту не сможем. Как и не сможем самостоятельно изыскать средства на выдачу населению залоговой стоимости за тару. Ведь тут система такая: даже если товар не продан, деньги потребителю нужно вернуть уже сейчас. Где взять дополнительные средства на залог? Хотя, конечно, сама идея сбора — очень хорошая, но непонятен механизм реализации.

На мой взгляд, депозитная залоговая система — другой бизнес и в других странах организован по-иному. Пока у меня много вопросов. Например, как мы будем утилизировать эту тару, кому сдавать, где хранить? Торговые площади ведь не резиновые. Более того, около года Ассоциацию не приглашали ни на одно заседание комиссии по этому вопросу. Хотелось бы, чтобы данная проблема рассматривалась при участии всех заинтересованных сторон.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости