Минск
+18 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28

Часы на ремешке, а время убегает

Будучи приглашенным на день рождения к другу, решил приобрести в подарок кварцевые часы Минского часового завода.
Будучи приглашенным на день рождения к другу, решил приобрести в подарок кварцевые часы Минского часового завода. Помнится, мой "Луч" безотказно тикал на руке лет десять. Но каково же было удивление, когда друг сообщил об уникальных особенностях моего подарка - стрелки часов двигались в обратном направлении. Как выяснилось впоследствии, "неправильные" часы совсем не редкость. И гарантийная мастерская не в силах что-либо изменить...

Эта история более чем поучительна. И наталкивает на вопрос: в состоянии ли мы починить более сложный и разрушающийся механизм? То есть само производственное объединение "Луч".

В конце 80-х Минский часовой завод гремел на весь Союз. Наши механизмы тикали под разными циферблатами на многих континентах. Зарплата на заводе была одной из самых высоких. Но в начале 90-х завод перешел в коллективную собственность работников предприятия. Тогда казалось, что самостоятельность поможет ему выйти на новые вершины производства и качества. Генеральный директор, главный инженер, их заместители активно путешествовали по миру, изучая зарубежный опыт. Даже зам. по кадрам побывал за океаном. Заводская общественность с тихой грустью наблюдала за активностью начальства, ожидая, что в результате и им чего-то перепадет... Но надеждам не суждено было сбыться.

...На углу проспекта Скорины и бульвара Толбухина стоит мрачное недостроенное здание с почерневшими от времени оконными рамами. Это - в определенном смысле сегодняшний символ некогда преуспевавшего "Луча". В недостроенном корпусе похоронены не только деньги, на которые можно было бы обновить устаревшее оборудование, но и надежды рабочих (очень квалифицированных, кстати!) на достойную перспективу и соответствующую зарплату.

А еще - это "циферблат" управленческого стиля, который демонстрируется в последние годы. Он называется "шараханье": несостоявшийся корпус был продан за бесценок, как и спортивный комплекс, и гостиница, и часть нижнего этажа сборочного производства. Теперь готовится к продаже складская база в поселке Колодищи. Что дальше?

Может быть, очередной "грандиозный" проект прорыва на внешний рынок? Но на "Луче" это уже проходили. В начале 90-х несколько миллионов минских часовых механизмов охотно купил Гонконг. Чтобы выполнить заказ, завод тогда работал на пределе, едва не дойдя до введения ночных смен. Однако выгода положенных на алтарь победы гигантских стараний работников непонятна по сей день. Розничные цены не только не окупали затрат, но и впоследствии упали в полтора-два раза ниже себестоимости.

Завод был поставлен на грань финансового краха. Особенно если учесть, что в спешке пятая часть поставленных в Гонконг механизмов оказалась бракованной. Их ремонт обошелся предприятию в хорошую копеечку.

"Выгодный" заказ оставил "Луч" наедине с изношенным оборудованием, понес потери и трудовой коллектив. Часть рабочих и инженеров покинули предприятие сами, не видя света в конце тоннеля. Но руководство "Луча", едва оправившись от последствий первого удара непродуманного решения, делает новый и тоже рискованный шаг. Был взят валютный кредит (в несколько миллионов долларов), и на эти деньги у одной малоизвестной швейцарской фирмы приобретены комплекты дорогих деталей часов. На заводе их собирают и выпускают на рынок по... 350 - 1.000 долларов. Расчет, очевидно, был на российских миллионеров. Но и этот шаг показал неспособность маркетинговых служб выработать всесторонне продуманное решение. "Черный" август 1998 года вдребезги разбил рискованную идею. Дорогие золотые часы осели на заводских складах. Говорят, что в нынешнем году их удалось продать что-то около 40 штук... Это в "позитиве". А в "негативе" - невозвращенный валютный кредит и все с этим связанное...

Да, какими-то перманентно неудачными и хронически провальными оказались все принимаемые управленческие решения последних лет. Нельзя сказать, что правление на это не реагировало. За последние десять лет на заводе сменилось восемь заместителей директора по экономике. Похоже, однако, ни один из них не справился с задачей. И бизнес-планы существовали автономно от производства.

Итог закономерен. Завод работает, но результаты этой работы вряд ли кого могут устроить. Пока все держится на опыте и умении оставшихся рабочих и инженеров, настоящих подвижников, преданных своему делу людей. Но имеет ли все это отношение к успеху на рынке, тем более такому специфичному! Ведь сегодня изготовить и продать часы - значит преодолеть тяжелейшую конкуренцию россиян, японцев, швейцарцев, наконец! А это возможно лишь при современном и грамотном менеджменте. Тогда, надо полагать, что появятся новые идеи, а стало быть, и серьезные решения. Жить старой славой - значит осознанно идти к краху.

На "Луче" многие годы правит бал примитивный бартер. Вокруг предприятия давно и прочно сформировалась привилегированная прослойка фирм-дилеров, которым зачастую (по неизвестным причинам!) часы отгружались на 20 процентов ниже заводской отпускной цены. Для чего это делалось? К чему это привело? Вопросы, вопросы...

Можно, конечно, убаюкивать трудовой коллектив несбыточными обещаниями. Но этого нельзя делать бесконечно. Если реальностью стали задержки зарплаты, задолженность за сырье, свет и тепло, то это говорит не больно о дне сегодняшнем, но и о перспективах. А выход правлению видится в поисках "собственных резервах". В итоге на собрании акционеров руководство завода предложило... санкционировать дополнительную эмиссию акций. Чтобы рассчитаться с кредиторами. Двенадцать процентов акций предложено передать государству. Но разве это выход? Акционеры дружно проголосовали за это решение. Но нужна ли Минфину, точнее государству, нежданно-негаданно свалившаяся на него обуза?

Что мы видим сегодня? Зарплата по-прежнему задерживается, администрация не в силах организовать труд коллектива, по сути дела, с производства выдавливают "лишних" людей. На все это молчаливо взирает профсоюз. Собрание следует за собранием...

Позволю себе маленькое резюме. В случае с Минским часовым заводом мы видим конкретный пример "псевдоприватизации" и "псевдоакционирования", когда коллективное руководство оказалось подменено бесконтрольным управлением административной группы. Конечно, в этом не было бы ничего плохого, если бы сложнейшие производственные и иные задачи решались подобающим образом...

Наш комментарий

По просьбе "СБ" заместитель начальника управления промышленности Мингорисполкома Александр Ахремчик прокомментировал сложившуюся на "Луче" ситуацию. По его словам, за восемь месяцев общая кредиторская задолженность акционерного общества превысила семь миллиардов рублей. Из них около двух миллиардов - недоимка по платежам в бюджет. Плюс около четырех миллионов долларов валютного кредита. Все это, вместе взятое, дало основание налоговым органам блокировать счета завода и автоматически "списывать" все поступающие средства. Кроме того, при росте темпов производства на складах мертвым грузом залег трехмесячный запас продукции. Часы, технология изготовления и дизайн которых, не обновлялись многие годы, не выдерживают конкуренции на внешних рынках.

В минувшую пятницу с участием представителей муниципальной власти состоялось очередное собрание АО с обсуждением предлагаемых антикризисных мер. Одна из них состоит в передаче на будущий год пакета акций (51 тысяча) дополнительной эмиссии государству. Директорат "продает" свою самостоятельность... Только вот взять акции "Луча" даже за долги никто не спешит. По нашим сведениям, Минфин готовится рассмотреть это предложение. Но при важном условии. Заводу поставлена четкая задача: в ближайшие несколько месяцев продемонстрировать свою состоятельность.

Для этого, по словам экспертов, прежде всего нужен серьезный бизнес-план. В том числе обновление продукции, рывок в направлении качества. Как подчеркнул Александр Ахремчик, четкого бизнес-плана от нового генерального директора или председателя правления АО представители горисполкома так и не услышали. Есть, правда, какие-то идеи по продвижению продукции на рынки ЮАР, в Нидерланды и Бельгию. Правда, речь идет не о часах, а о... браслетах с полудрагоценными камнями. Можно ли считать эти "идеи" готовностью к "рывку" из депрессии, в которой оказался "Луч"?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...