Минск
+1 oC
USD: 2.1
EUR: 2.35

О последствиях общественного равнодушия к частной жизни. Случай с Наполеоном

Частное и безучастное

Уже неделю весь мир обсуждает новые подробности жестокого убийства в Санкт-Петербурге. Преподаватель истории СпбГУ застрелил и расчленил свою любовницу, останки сбрасывал в реку, сам в нее пьяный упал в ночи и был выловлен из Мойки сотрудниками полиции. При нем обнаружили рюкзак, в котором лежали женские руки и пистолет.
Одна из участниц нашей рубрики убеждена, что маньяка вовремя не разглядели не только соседи по лестничной клетке, но и коллеги в ближайшем окружении, и призывает вернуться к практике коллективных собраний, на которых обсуждался бы моральный облик граждан. Ее оппонент открещивается от такой перспективы: по его мнению, вмешательство в частную жизнь недопустимо. Кому Людмила Габасова — наш строгий рефери  — отдаст победу в этом споре?

На дне

Виктория ПОПОВА
Для меня эта жуткая история прежде всего о том, как круто мы одичали за последние годы. Не знаю, гаджеты тому виной, феминистки или трансгендеры, экологи или маркетологи, но абсолютно все в убийстве аспирантки выглядит полной дичью: начиная с нелюдимого подъезда чокнутого доцента, заканчивая новой занимательной подробностью. Соседка Ангелина слышала, как в ночь жестокой расправы Олег Соколов бросал Анастасию Ещенко об пол или об стену. Соседка свидетельствует, что у нее аж «комната сотрясалась». И что она делает, как ты думаешь, Роман, какие предпринимает действия? Звонит в полицию? В домоуправление? Бежит к двери историка громко в нее стучать и требовать прекратить насилие? Нет, мой дорогой. Соседка Ангелина под раздирающие душу крики ложится скорее спать и настолько быстро и глубоко проваливается в сон, что даже не слышит выстрелов из обреза винтовки.

Сразу оговорюсь, в моем подъезде дела обстоят ненамного лучше: на днях мы с соседями впервые за 10 лет пересеклись у крыльца, чтобы заглянуть друг другу в лица. В этот момент милиция вывозила труп скончавшегося молодого человека, нашего соседа. Он умер в одиночестве и бездыханный лежал четыре дня в квартире, пока его не обнаружили, дверь вырезали автогеном сотрудники МЧС. Соседка по площадке говорит, что слышала запах, но предусмотрительно поставила в коридор капусту, чтобы заглушить неприятный смрад и дурные мысли.

Или еще сцена: когда хоронили актера Игоря Старыгина, Арамиса из «Трех мушкетеров», его друг и коллега Михаил Боярский сел в уголок и даже снял свою знаменитую шляпу, чтобы сказать: «Это мы виноваты. Знали, что ему плохо, и не помогли». Фраза, как я понимаю, относилась ко всем присутствующим в похоронном зале друзьям и коллегам по цеху из целых двух творческих союзов — театральных деятелей и кинематографистов. Для чего тогда нужны такие союзы и другие общественные организации, если реальной помощи людям они оказать не могут, — спился Максим, как говорится, и шут с ним?..


«Равнодушие — это паралич души, преждевременная смерть» (Антон Чехов).

Мое глубокое убеждение, маньяка Соколова проспала не только его соседка, с молчаливого согласия деканата он отрабатывал жестокие трюки на людях и лошадях задолго до случившегося, но ему все сходило с рук. Анастасия не была его первой жертвой. Да, она первая убитая и расчлененная им девушка, но были и другие факты насилия, об этом теперь много говорят и пишут. На прямых эфирах в ток-шоу декан университета, в котором преподавал историк-убийца, в свое оправдание говорит о том, что сейчас другие времена и личная жизнь неприкосновенна. Мол, никто не мог одернуть доцента по поводу его алкоголизма или намекнуть аспирантке, что адюльтер — это как минимум безнравственно.

А по-моему, времена всегда одинаковые: как видим по той мути, которая поднялась на этой неделе со дна Мойки, человечество свой цивилизационный скачок еще и не собиралось совершать. Мы много рассуждаем о новой прекрасной эре, а на деле доцент вуза в культурной столице Санкт-Петербурге как первобытный расчленяет сожительницу, отец семейства в Нижнем Новгороде убивает жену и шестерых детей, в местной криминальной хронике ты и сам сможешь назвать мне немало леденящих душу эпизодов про бензопилу, мясорубку и прочее.

Будешь смеяться, но, похоже, пора возвращаться к практике открытых собраний коллективов и общественных объединений. Помню из детства, как любого мужа-пьяницу жена могла припугнуть участковым или разбором полетов на работе, и ответственности тогда было чуточку больше, и соседи друг с другом здоровались, друг о друге знали все или почти все. Вспомни бессмертную комедию «Афоня», как чутко относились прежде к оступившимся коллегам товарищи? Человека нельзя жалеть и отворачиваться от его безобразий — ему от этого вред. За каждую потерю лица и аморальные поступки общество должно порицать и взыскивать. Если бы за избиение студента в первый раз Соколов лишился своей статусной должности и всех регалий, возможно, его бы не затянуло в ту пучину, в которой он сейчас оказался. И прекрасная девушка Настя была бы жива. К слову сказать, в Нижнем Новгороде участковых, которые не вняли мольбам бедной женщины о том, что муж ее избивает (а в итоге убил вместе с детьми), осудили за халатность. И справедливо, я считаю, равнодушие убивает. Так что сама включаюсь в активную общественную работу и тебя призываю — не стоит дичиться: коллективная рука помощи выглядит намного привлекательнее, чем отпиленная девичья рука в рюкзаке.

viki@sb.by

Нас не спасет товарищеский суд

Роман РУДЬ
Вика, я поражаюсь, почему к тебе еще не стоит очередь из криминологов всего мира. Правоведы веками бесплодно размышляют, как победить преступность, а у тебя, оказывается, уже готов рецепт. Вернем парткомы! Возродим товарищеские суды! И все наладится: маньяки дисциплинированно выйдут из тени, насильники стройными рядами двинут наниматься в цветоводы, а мрачные планы сами собой перестанут строиться в головах потенциальных убийц. Если бы все было так просто, моя наивная, то любые злодейства прекратились бы еще в ту золотую (по твоему мнению) пору, когда общественность активно вмешивалась в чужую частную жизнь и гневно клеймила нарушителей порядка или семейного уклада. Но те времена, увы, были отнюдь не золотыми. В любых условиях плодились жуткие личности, которых было невозможно заподозрить в чем-либо предосудительном, как и нынешнего профессора-убийцу.

Напомню, кого «проморгали трудовые коллективы» в советское время. В то время, когда, как ты ностальгически говоришь, общество порицало и взыскивало. В Днепропетровске передовик производства, глава комсомольской организации цеха Александр Берлизов становится первым официально признанным маньяком СССР — 42 изнасилования и 9 убийств. На Ставрополье депутат Невиномысского горсовета, заслуженный учитель РСФСР Анатолий Сливко убивает семерых школьников. В Москве Николай Бирюков, сын генерала и Героя Советского Союза, ценимый на работе за профессионализм и ответственность, зверски расправляется с пятью малышами, которым не исполнилось и года… Этот список, к сожалению, очень длинный, и он не заканчивается некрофилом Чикатило или каннибалом Джумагалиевым. Все эти нелюди, как ты понимаешь, были на виду у профсоюзных комитетов и районных участковых, которые массово выявляли тихих алкоголиков и семейных дебоширов, но никак не могли заподозрить уважаемых ударников труда в запредельных преступлениях. Точно так же ни деканат, ни собрание коллектива реконструкторов не смели предположить, что авторитетный ученый Соколов однажды возьмется распиливать на части свою молодую пассию.

«Не стоит искать причины конкретного преступления — его семена рассеяны повсюду» (Эммануэль Мунье, французский философ).

Поэтому я считаю, что твой рецепт предупреждения страшных злодеяний и выявления затаившихся изуверов попросту не работает. И никогда не работал. Конечно, людское равнодушие само по себе — неприятное явление, которое следует искоренять. Но даже будь оно полностью изжито, серийные убийцы никуда не исчезнут. Процент их выявления вряд ли повысится. Да, возможно, если соседи не будут безучастны к происходящему за чужой дверью, то к кому-то быстрее доберется милиция или «скорая». Только и всего. А вот разглядеть в тихом студенте будущего фигуранта «резни с бензопилой» это вряд ли поможет.

Ответ на вопросы, что же делать и как нам с этим жить, достоверно не знает пока никто. Над ним бьются не только современные эксперты, предлагающие столь же нежизнеспособные рецепты, как и твоя идея с товарищескими судами и общественным порицанием. Философ Кант, например, пришел к безрадостному выводу об изначальной злонамеренности человеческой природы, чьи безумные порывы может сдержать только страх перед карой за несоблюдение законов. Но в свое время Кант еще ничего не знал о бурном развитии цифровых технологий, на которые я возлагаю больше надежды, чем на самые суровые законы.

Например, я верю, что спонтанные жестокие преступления почти прекратятся, если каждый из нас с рождения будет нести чип мониторинга здоровья. Вспышки внезапной агрессии или склонность к насилию станут выявляться и корректироваться так же легко, как скачки давления или уровня сахара в крови. Верю в уже создаваемые полицейские алгоритмы на базе искусственного интеллекта, которые позволяют прогнозировать вероятные преступления. Рассчитываю, что нам поможет видеонаблюдение с технологией распознавания лиц, которое сумеет выявить в толпе потенциального душегуба. Разумеется, тут не обойтись без неравнодушных людей с активной гражданской позицией, на которых ты уповаешь. Но они у нас появляются и без возврата в прошлое. Буквально сегодня прочел сразу две новости о гражданах, которые не проезжают мимо машин с пьяными водителями и не ленятся звонить в милицию, если видят уличную драку.

rud@sb.by

Брейк!

Пока прекраснодушный Рома витает в облаках, поддержу-ка я Викторию. Она хоть какой-то выход предлагает, а не уподобилась чеховской Соне из «Дяди Вани» с ее обещанием увидеть когда-нибудь небо в алмазах. Нет уж, Роман Анатольевич, если мы томно будем ждать помощи искусственного интеллекта, погибнет еще немало умных, красивых, добрых людей. И очень наивных. Думаю, это одна из главных причин, которые сгубили Анастасию Ещенко.

Ведь у нее был шанс спастись: она ночью звонила брату, говорила, что собирается съехать от своего безумного доцента в общежитие, только вот вещи соберет. Брат умолял ее не возвращаться домой. Настя не послушалась… В результате стала жертвой своей житейской неопытности (и в личной жизни утро вечера мудренее) и чисто женской жалостливости («как же он будет без меня?»). Господи, и почему только молодежь не желает делать выводы из чужих ошибок?..

Пока у меня только одно предложение: усилить психологическую составляющую в процессе образования, начиная со школы. Пусть и на таких печальнейших примерах дети учатся разбираться в людях, видеть опасность и уметь ее за километр обходить.

Людмила ГАБАСОВА


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.67
Загрузка...