Cальдо: орел или решка?

В Правительстве крепко задумались над ростом импорта. Откровенно говоря, в том, что страна покупает больше, чем продает, ничего сверхъестественного нет. Так было и раньше: все же без своих нефтегазовых скважин трудно рассчитывать на положительный баланс
В Правительстве крепко задумались над ростом импорта. Откровенно говоря, в том, что страна покупает больше, чем продает, ничего сверхъестественного нет. Так было и раньше: все же без своих нефтегазовых скважин трудно рассчитывать на положительный баланс. Но прошлый год стал особенным. Впервые за время суверенитета мы получили положительное сальдо. Свежая память о достигнутом успехе и желание его закрепить побуждает искать нужные рычаги и инструменты.

Больше всего показатель торгового сальдо беспокоит менеджмент Национального банка. Что вполне понятно. Лишний доллар в резерве греет душу. И развязывает руки для маневра всей банковской системе. В прошлом году благодаря успехам на внешних рубежах золотовалютный резерв страны достиг 1,6 миллиарда долларов. Это еще не так много, но уже кое–что. Сейчас параллельно с притоком заграничных товаров в резервной системе начался отлив. Банкиры рассчитывают, что краткосрочный. И предлагают Министерству экономики включить в прогноз развития на следующий год цифру «плюс 500 миллионов долларов». Но министерство не спешит это делать. Более того, стоит на том, что сальдо не надо «фетишизировать». Дескать, не так уж нам и страшен этот импорт. Интересная позиция... Давайте поразмышляем.

Какова раскладка «отрицательного» импорта, который за первое полугодие превысил экспорт на 800 миллионов долларов? Этот кусок делится на три части. Первая — критические товары. Те, которые сами не производим и произвести не можем или производим, но явно недостаточно (нефть, газ, металлы etc.). Их «вклад» в отрицательное сальдо — 270 миллионов. Сэкономить здесь крайне сложно.

Вторая часть — 330 миллионов долларов — появилась благодаря приливу на наш рынок потребительских товаров (обувь, соки, лекарства, бытовая техника, автомобили). Здесь, конечно, трижды прав Нацбанк, когда пеняет на «проедание резервов». Ведь имеем возможность наладить замещающее производство, подвинуть иностранных конкурентов. Надо пользоваться. Иначе потеряем рынки, да не где–нибудь, а у себя дома.

И, наконец, третья часть отрицательного сальдо (200 миллионов долларов). Образовалась она из–за прироста так называемого «инвестиционного импорта». За первые полгода в страну стали активно поступать новые станки, линии, технологии... Что ж, такой товар, как и хороший футбол, нам нужен! Пусть он и ухудшает торговый баланс. Бояться этого не стоит. Недаром же Президент установил нулевые пошлины на ввоз целой группы инвестиционной продукции.

Обновление производства — действие с двумя знаками плюс. Во–первых, новые линии (как правило, зарубежные) позволяют шить модную обувь, выпускать классные сыры, собирать телевизоры и стиральные машины, отвечающие последним веяниям прогресса. Таким образом, получат плоть и кровь программы по импортозамещению. Перейдут из министерских кабинетов на полки супермаркетов. Во–вторых, надо поддерживать экспортный фронт. Свежей продукцией, новаторскими решениями, оперативностью реакции. Без свежей производственной базы трудно удержать старые позиции, а о новых вообще лучше позабыть (и как тогда создавать рабочие места?).

...Импорт нужных технологий — это катализатор экономики, конвертируемая валюта, которая не быстро, но верно переводится в экспорт. Да еще и с начислением процентов (в том числе и к зарплате), что приятно.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?