Минск
+4 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Бывает, и щука кусает

Массовый ход зубастой хищницы на нерест подогрел аппетит браконьеров. Впрочем, инспекторы это предвидели и взяли под особый контроль рыбные места

Массовый ход зубастой хищницы на нерест подогрел аппетит браконьеров. Впрочем, инспекторы это предвидели и взяли под особый контроль рыбные места

С 1 марта “перестали звонить колокола”: щука пошла на нерест, а потому введен сезонный запрет на ее ловлю. Это сообщение в СМИ традиционно служит сигналом на старт для любителей легкой наживы. Вооруженные сетями, острогами, “живодерами” и прочими далеко не гуманными орудиями лова местные жители выдвигаются на водоемы и реки, чтобы поживиться потерявшей бдительность рыбой. Но не дремлет и Государственная инспекция охраны животного и растительного мира при Президенте. Корреспондент “НГ” отправился в рейд вместе с ее работниками.

На поиски сложных дорог

Маршрут следования загодя мне узнать не удалось. Опасаясь утечки информации, стражи природы скрывают координаты до последнего момента. Лишь усевшись в инспекторский УАЗ, узнаю: сегодня сборная команда инспекторов будет “процеживать” Пуховичский район, где на множестве водоемов и на реке Свислочь имеется немало щучьих нерестилищ.

— У нашей организации множество функций, однако введение запрета расставило новые приоритеты, — поясняет руководитель рейдовой группы, старший государственный инспектор Минской областной инспекции Сергей Азаренко. — Каждый год браконьеры пытаются выловить как можно больше беззащитной рыбы, поэтому мы начеку.

Рейдовое мероприятие состоит из постоянных переездов с места на место и осмотра “браконьерских” участков. На первый взгляд, движение напоминает броуновское и логике не поддается. Предполагаю, что инспекторы колесят по району с целью сбить с толку злоумышленников. Отчасти это так, однако маршрут четко определяется заранее, еще до выезда с базы.

— Действительно, мы никогда не ездим по одним и тем же дорогам, но всегда знаем конечную точку маршрута, — делится секретом Сергей. — За годы патрулирования изучили местность как свои пять пальцев, ориентируемся не хуже местных жителей.

Парад нерестилищ

12.00. Наш УАЗ останавливается на берегу реки Шать, вблизи деревни Габриелевка Пуховичского района. Неподалеку построена плотина, река разливается небольшим водохранилищем. Его берега затоплены — идеальное место для нерестилища щуки. По информации инспекторов, в разгар нереста десятки местных караулят ее здесь.

Впрочем, пока на берегах сидят всего два рыболова с удочками. Осматриваем их улов. Щук, которых по закону необходимо выпустить обратно в воду, не обнаружено. Рыболовы — из местных и законопослушных. Один рассказывает, что пару дней назад видел неподалеку сеть, показал, где ее вытаскивали на берег. В итоге на инспекторской карте появилась еще одна отметка. Отныне это место будет проверяться при каждом удобном случае.

14.30. Переезжаем к деревне Русаковичи. Здесь через речку переброшен ветхий мост, с которого браконьеры частенько ловят щуку запрещенными подъемниками — “пауками”.

— Каждый год наблюдаем одну и ту же картину: на мосту стоит восемь человек со снастями... Больше просто на нем не поместится. Нас замечают еще издали и разбегаются. Обычно удается задержать троих нарушителей — по одному “на брата”, — шутит Сергей Азаренко.

На сей раз в этом “перспективном” месте тишь да гладь, такая же, как и на следующем “объекте” — Сергеевичских разливах (затопленных торфоразработках) около деревни Теребель. С одной стороны, в будни средь бела дня ловят рыбу только пенсионеры, отпускники или бездельники, которых, согласитесь, не так много. Движение на воде начинается ближе к вечеру. С другой стороны, “стреляные воробьи” решили не рисковать и подались в другие, более спокойные места. Однако даже самые глухие участки Свислочи для работников областной и межрайонной инспекций давно перестали быть секретными. Как раз туда, играя с браконьерами в своеобразные “кошки-мышки”, мы и направляемся. Тем более что и вечер не за горами.

Хитрость хитростью искореняя

16.30. УАЗ по “хлябям земным” с трудом продирается к самому берегу Свислочи. Я вновь недоумеваю: стоило ли топить автомобиль в грязи ради сомнительного по результативности осмотра береговой линии? Но работники инспекции знают свое дело. Через минуту из багажника машины извлекают и надувают лодку, навешивают на нее мощный мотор. Становится ясно: дальше наш путь лежит по воде.

— Речку мы тоже хорошо изучили, знаем, в каких местах на ее берегах могут ловить рыбу браконьеры. Например, подъемник лучше всего забрасывать в яму, на излучине, в месте, где образовался водоворот. А вот сети приносят своим владельцам больше “дивидендов” на прямых участках, мелях, под обрывистыми берегами, — рассказывает, управляя лодкой, заместитель начальника Минской межрайонной инспекции Николай Самец. Он эти ухищрения давно изучил, поэтому точно знает, когда нужно притормозить, осторожно “выглянуть” из-за поворота Свислочи. — Вот, похоже, новое место оборудовано...

Замечаю недавно срубленное дерево, которое ветвями и стволом легло на воду. Из-за него ниже по течению образовался водоворот, рядом скопились мусор и пена. Такие условия идеальны для применения “паука”. Похоже, кто-то основательно подготовился к рыбалке. По всему же берегу торчат специальные шесты, на которые любители подъемников обычно устанавливают запрещенную снасть. Местные жители сами словно подсказывают: здесь активно ведется незаконный промысел. Подтверждение этого факта ждать себя не заставило.

Испорченный праздник

Выйдя из-за поворота, замечаем в воде человека. Облачившись в непромокаемый рыболовный комбинезон, он тянет за собой сеть. На берегу бегает собака, “пасут” окрестности два подельника с мешками. Впрочем, браконьеры были так увлечены ловлей рыбы, что нам удалось подойти к ним почти вплотную: мощный мотор лодки на низких оборотах работает практически бесшумно. Заметив инспекторов, нарушители побросали свои пожитки и бросились в бега, да поздно. Догнать их не составило труда.

— Теоретически, ко всему прочему, мы могли бы обвинить задержанных в попытке сопротивления, однако к такой мере прибегаем редко, — говорит Николай Самец. — Люди в такие моменты поддаются эмоциям и действуют на одних инстинктах, вот и пытаются убежать. Нередко через метров двести они останавливаются. Да и куда бежать, если у каждого нашего работника физическая подготовка на пять с плюсом?!

Тем временем на браконьеров составляют административные протоколы. В дальнейшем их ждет суд, который и определит степень виновности каждого. В подобных случаях КоАП предусматривает наказание в виде штрафа в размере от 1,3 до 6,5 миллиона рублей. А так как до задержания нарушителям удалось выловить полтора десятка лещей, придется возместить еще и причиненный природе ущерб — по 130 тысяч рублей за каждую рыбку.

— Хотели к 8 Марта рыбки наловить, — вздыхает задержанный Станислав, подписывая протокол.

— Что ж ты раньше не гавкал, не предупреждал? — корит порыкивающую собаку его подельник Александр.

Протоколы составлены, люди отпущены. Скоро им придут повестки в суд. А наш путь вниз по течению Свислочи прерывается буквально через триста метров: на берегу еще два рыболова с подъемниками. Правда, эти стоят смирно, скрыться не пытаются. Наоборот, по просьбе инспектора помогают подтащить нашу лодку к берегу.

— Попались — будем отвечать, — коротко говорит задержанный Виктор.

— Не молодые уже бегать, — вторит его компаньон Иван.

Обоим — за шестьдесят, на старости лет решили рыбки половить, два дня назад купили по подъемнику, да вот использовать их не успели. Орудия лова конфискованы, пенсионеров ждет суд. Бес попутал!..

21.00. Над рекой быстро сгущаются сумерки, пора поворачивать к берегу. Меня ждет путь домой, а рейдовой группе еще предстоит работа: она будет курсировать по берегам водоемов и рек всю ночь и следующий день, попутно “отрабатывая” оперативную информацию, заглядывая в леса и пытаясь остановить браконьера, будь то рыболов, охотник или лесоруб.

 Возьмите на заметку

Запрет на лов щуки действует в Беларуси с 1 по 31 марта. По срокам нереста этот хищник опережает всех весенне-нерестующих рыб, откладывая икру в марте — апреле при температуре воды плюс 4—6 градусов. Нерест начинается сразу после таяния льда и происходит на небольших глубинах в прибрежной зоне водоемов, а также в пойме рек и ручьев. При этом щука становится беззащитной перед человеком, желающим полакомиться ее мясом или икрой.

Размер штрафа за каждую особь щуки, незаконно добытую во время нереста, составляет 390 тысяч рублей. Кроме того, нарушитель запрета может быть оштрафован на сумму от 1,3 до 6,5 миллиона рублей или привлечен к уголовной ответственности, если вред, причиненный им природе, превысит 5,2 миллиона рублей (40 базовых величин).

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...