Кто распространяет наркотики?

Бьются об заклад

Президент требует взять под особый контроль расследования преступлений, совершенных в наркосфере. При этом внесенные недавно поправки в Уголовный кодекс дают судам возможность более гибко подходить к назначению наказания. Одно дело, когда речь идет о главарях организованных групп, а другое — о закладчиках, среди которых в основном молодежь. Как же должна строиться борьба с наркоманией?

pixabay.com

Угощение под запретом

Недавно в суде Октябрьского района Витебска рассмотрели очередное «наркотическое» дело. Обвиняемый — 25-летний Александр Тихонов (имена и фамилии героев изменены). Его осудили сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса: за перевозку запрещенных веществ через государственную границу, распространение наркотиков и предоставление места, где их можно было употреблять.

История страшная и, на беду современного общества, банальная. Молодежью, решившей заработать без особого труда на чужих жизнях, сегодня мало кого удивишь. Уроженец Полоцкого района тоже включился «в игру» и стал закладчиком. Первые шаги в преступном бизнесе начал на территории Российской Федерации.

Родители были в разводе. Отец жил в Витебске, мать — с новой семьей в Москве. Александр решил, что достаточно самостоятелен, чтобы уйти на съемную квартиру. Правда, не учел, что за нее, как и за остальные прелести взрослой жизни, надо платить. Выход нашелся быстро: парень подался в наркокурьеры. Зарегистрировался на теневом сайте и начал погружение в «профессию». Распространял в том числе и МДМА (метилендиоксиметамфетамин) — психоактивное вещество ряда амфетаминов, белый, словно пудра, порошок мефедрона. Кроме того, что делал закладки, еще щедро угощал дурманом троих друзей и свою девушку. Вскоре этим дельцом заинтересовалась милиция. Улик было предостаточно, обращает внимание Кристина Матвеева, помощник прокурора Витебска:

— Это найденные у подозреваемого наркотики, фотографии с мест, где он делал закладки.

Как опытный, с его слов, потребитель, Тихонов клялся приятелям, что привыкания и дурных последствий не будет. Парни, выступавшие на суде в качестве свидетелей, держались бодро, их организм, похоже, справился с опасной «синтетикой». На девушку, которая напробовалась наркотиков за компанию, было жалко смотреть. Сломленная, растерянная, она явно не понимала, как ей быть и жить дальше.

Среди обвиняемых закладчиков есть и совсем юные. Из благополучных семей с достатком, крепких школ, спортивных секций… За примером не нужно далеко ходить. Не так давно двое витебских гимназистов попали в поле зрения оперативников как организованная преступная группа, распространявшая наркотики. Вместо вузов и открытого будущего мальчишек ждет по восемь лет колонии.

Игрушки с начинкой

В закладчики идут по разным причинам, но главная — жажда быстрой легкой наживы. Чаще всего к ней стремятся молодые люди от 16 до 25 лет. На поверку — это иллюзия, кривое зеркало. Разбившись, оно ранит осколками и самих ребят, и их близких. Суммы, которые обещают за каждый тайник, звучат заманчиво, вводит в курс дела Дмитрий Шатунов, старший оперуполномоченный управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми УВД Витебского облисполкома:

— С обратной стороны монитора сидят тонкие психологи, знающие, что предложить.

Но в реальности максимум, что ребята могут заработать за месяц, — это долларов 300 и уголовную статью, отмечает собеседник:

— Большинство закладчиков наркозависимы, поэтому изначально нацелены изворачиваться и лгать. В курсе они и как можно попытаться избежать ответственности — на интернет-сайтах, где их вербуют, есть подробнейшая инструкция.

У большинства взятых с поличным наготове телефоны адвокатов, которые якобы должны помочь. Так что говорить про шок и стресс наркокурьеров не приходится. В отличие от состояния их родителей, которые словно впадают в ступор.

«Заминированные» наркотиками опушка леса, частный сектор или парк — уже избитые для курьеров места. Тайники с дурманом можно обнаружить и в центре города, если вблизи есть приметный ориентир. Скажем, фонтан, любая уличная композиция. Марихуана в пачках из-под чипсов, гашиш в бутылках с двойным дном — чего только не бывает. Порой закладчиков пробивает на креатив. Например, жителя Новополоцка задержали с рюкзаком новогодних шаров, напичканных нарко­отравой.

Наркотические вещества одно время рекламировались на стенах многоэтажек, трансформаторных будок и т. п. Напомним, в Витебске задержали двух подростков 16 и 17 лет. С помощью трафарета и баллончика с краской они наносили надписи с названием виртуальной площадки, связанной с продажей наркотиков. За каждый рисунок и селфи-отчет на его фоне полагался… рубль. До того, как их задержала милиция, парни успели раскрасить около 60 домов.

Помочь и простить

Родители 19-летнего Ивана Козлова узнали, что он подсел на наркотики, только в милиции. Там же впервые услышали роковую фразу: «Ваш сын проходит по делу как распространитель». На условиях анонимности мы поговорили с мамой и отцом парня, который оказался за решеткой. Вначале родители надеялись, что это страшная ошибка, даже через телефонную трубку слышно, как горько вдыхает мама парня Ирина:

— Ваня всегда был домашним мальчиком. Никаких дурных компаний, средние, пусть и не отличные, отметки в школе. Одно время мечтал стать видеографом — снимать свадьбы, праздники… Как могли, поощряли рвение: купили полупрофессиональную камеру. Вот-вот он должен был записаться на курсы. Да, сын не смог сразу поступить в вуз, но на семейном совете мы решили, что годик посидит дома и попробует снова.

Глава семьи Олег считает, что, возможно, у сына было даже слишком много свободы:

— Его никогда не контролировали. Хочешь — приходи домой в полночь или вообще оставайся у друзей. Казалось, это нормально, это доверие. Теперь понимаю, что, может быть, распущенность. Когда у Ивана появилась девушка, радовались. Но девица попалась с запросами — цветы, походы в кафе, недешевые подарки… Откуда у безработного парня такие возможности? Брать деньги у нас тоже не вариант, мы с женой простые труженики: я — водитель, она — парикмахер. Пробовал поговорить с Ваней помягче и намекнуть, что она ему не пара. Сын только отмахнулся: «Сам разберусь». Разобрался…

Если честно, желание удивить девушку — оправдание так себе, на троечку. Пойти грузчиком в магазин, разнорабочим на стройку — вариант не в пример лучше. Но не легче. Уже позже, разговаривая с сыном, поняли: он сам себя загнал в угол, делится Ирина:

— Может, нужно было внимательнее присматриваться к сыну? Что теперь гадать. Сценарий, как все могло бы быть, я сто раз прокручивала в голове. Жалею, что не говорила с ним о наркотиках, думала, нас это точно не коснется. Ваня и такие, как он, — винтики в целой системе. Как роди­тели мы давно поняли и простили сына. Но чем реально помочь ему и многим другим ребятам, попавшим на крючок хитрых дельцов и легких денег?

КОМПЕТЕНТНО

Елена Мартынова, главврач Витебского областного клинического центра психиатрии и наркологии, кандидат медицинских наук:

— Психоактивные вещества почти сразу вызывают желанный для потребителя эффект и на химическом уровне — зависимость. Изучая подобные препараты, ученые устанавливают их степень аддикции (способности вызывать привыкание). Если она высока, то такие вещества вносят в перечень наркотических.

Все психоактивные вещества в той или иной степени воздействуют на нашу психику. Не все они вводятся внутривенно, их могут разжевывать, курить и т. п., минуя главный фильтр организма — печень. Это нисколько не понижает градус проблемы, скорее наоборот. Токсическое воздействие на все органы и системы наступает мгновенно. Насколько быстро сформируется так называемый синдром отмены, зависит от состояния здоровья и психики. Если ребенок тревожный, зажатый, необщительный, то зависимость может наступить с первого применения.

Под действием вещества он почувствует себя другим — свободным, всемогущим, а потому, вероятнее всего, будет хотеть повторить этот эффект. И попадет в заложники опасного дурмана сперва на психологическом, а позже на физическом уровне. От природы раскрепощенные, бойкие и компанейские люди тоже в зоне риска. Они считают, что попробовать нужно все, но заблуждаются.

Родителям в первую очередь нужно стремиться наладить доверительные отношения с детьми. Усвоить, что резкие, причем любые, изменения в их поведении, характере не обязательно связаны с переходным возрастом. Подросток стал агрессивным, скрытым, апатичным или, наоборот, нетипично веселым, радостно возбужденным — самое время поговорить по душам. Начните беседу с вопросов об увлечениях, настроении ребенка, объясните, что бы ни случилось, всегда поддержите и поймете. Расскажите, что все мы когда-то пробовали перейти грани дозволенного, будь то алкоголь или курение, но запрещенные препараты, наркотики к таким «пробам» никак не относятся.

Что еще должно насторожить? Изменение размера зрачков, неадекватные высказывания, постоянный насморк без очевидных симптомов простуды. В этом же списке — закрытые аккаунты в соцсетях, запароленный телефон, повышенный интерес к дополнительным карманным деньгам или, наоборот, появление дорогих вещей, частые походы в пиццерию, которые вы не оплачивали. Общайтесь с вашим ребенком спокойно, без угроз и повышенных тонов, но одновременно не становитесь с ним на одну плоскость. Интуитивно подростки хотят чувствовать крепкие стены, которые могут быть не только преградой, но и их надежной опорой.

naumova@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...