Быть или не быть дизельным авто

На наших глазах заканчивается эпоха двигателя внутреннего сгорания

В Европе мнения разделились

Британия объявила о решении запретить продажу в стране дизельных и бензиновых машин с 2040 года. Еще раньше о таких же планах заявляла Франция. Под запрет попадут и гибридные автомобили, которые имеют как электромотор, так и обычный топливный двигатель. Параллельно с этим в Берлине не без скандалов проходит «дизельный саммит» — консультации правительства Германии и ведущих автопроизводителей, уличенных в фальсификациях с показателями выбросов вредных веществ в дизельных авто. Все эти события говорят о том, что прямо на наших глазах завершается великая эпоха двигателей внутреннего сгорания.


Восторженные экологи рукоплещут, трезвомыслящие экономисты разводят руками: вряд ли этот процесс окажется безболезненным для миллионов людей.

Еще совсем недавно об особой опасности двигателя на солярке никто и не заикался. Более того, лет десять назад в Англии его активно пропагандировали. Тогдашнее правительство даже снизило налог на транспортные средства данной категории, рекламируя экономичность, эффективность и экологичность дизеля. В итоге британцы начали массово изменять бензиновым машинам, а сейчас оказались перед неожиданным выбором: им предлагается вовсе отказаться от автомобилей с ДВС и присмотреться к электрокарам. Планируются налоговые льготы и поощрительные программы для утилизации привычных машин и приобретения новых, на электротяге.

Почему же дизель первым впал в немилость? Экологи и медики вдруг обнаружили, что дизельные двигатели наполняют атмосферу смертельно опасными для аллергиков и астматиков загрязнителями — диоксидом азота и твердыми частицами сажи. По сравнению с бензиновыми двигателями, дизель выбрасывает в атмосферу в 22 раза больше твердых примесей, которые становятся основной причиной рака. Перепуганные этим открытием, власти множества мировых столиц решили поставить шлагбаум перед дизельными машинами: в Токио уже запретили их движение, а мэры Афин, Мехико, Мадрида и Парижа договорились сделать это в 2025 году.


В ответ на этот удар по их бизнесу автоконцерны, выпускающие машины на солярке, пошли двумя путями.

Во–первых, начали устанавливать на миллионах своих автомобилей программное обеспечение, которое во время тестов в десятки раз занижало показатели количества вредных газов, выбрасываемых в воздух. Разоблачение этих махинаций теперь называют «дизельгейтом» или «аферой концерна «Фольксваген», хотя теми же манипуляциями грешила и компания «Порше».

Во–вторых, многочисленные эксперты и аналитики взялись доказывать, что сегодня благодаря применению современных систем нейтрализации отработавших газов бензиновые и дизельные двигатели практически сравнялись по экологичности. Мол, человечеству рано отказываться от дизельных машин, потому что у них лучшая тяга, больший ресурс, меньший расход топлива. Однако вместо реабилитации дизелей вся эта риторика привела к тому, что теперь опасными признаются вообще все двигатели внутреннего сгорания независимо от топлива. Любопытно, что вчера премьер–министр России Дмитрий Медведев предложил рассмотреть запрет на въезд в мегаполисы и на курорты страны в первую очередь бензиновых автомобилей.

Разумеется, во главе антимоторного движения стоят разного рода зеленые партии. В среду именно члены «Гринпис» взобрались на крышу здания министерства транспорта ФРГ, где проходит «дизельный саммит», в знак протеста против загрязнения воздуха. Их не устраивает решение, к которому, скорее всего, придут участники совещания: немецкие автоконцерны обяжут лишь снизить вредные выбросы, а не вовсе прекратить выпуск машин с дизельными двигателями. Понятно, что зеленых вовсе не заботят судьбы почти миллиона человек, занятых в автомобильной промышленности Германии. Они не знают ответа на вопрос, что делать с гигантской сетью грузоперевозок, которая почти целиком оснащена автопоездами, работающими на солярке. Что прикажете устроить в портовых городах, где большее влияние на загрязнение воздуха имеют круизные лайнеры и контейнеровозы с сухогрузами, но вовсе не личный транспорт жителей? В общем, попытка сплеча разрубить проблему вредных выбросов может аукнуться гораздо более громкими взрывами, в первую очередь социальными.

Предполагается, что массированное наступление на старый добрый ДВС стимулирует развитие электротранспорта. Но немцы, например, не желают принудительно пересаживаться на пока еще сырые модели электрокаров: более 80% автолюбителей, опрошенных в Германии, высказались против отправления своих машин на свалку. В Великобритании парк электромобилей сейчас составляет всего 1% от всех машин. В России ездят только 920 автомобилей, заряжающихся от розетки, а в Беларуси — лишь около трех десятков.

Впрочем, в нашей стране дизель начал сдавать позиции еще раньше, чем на него начались нынешние глобальные гонения. Если в начале 2000–х на автомобили «с дизельком» был бешеный спрос ввиду их экономичности, то он быстро упал после того, как стоимость солярки превысила цену бензина. Кроме того, на популярности дизелей сказались несколько зимних инцидентов, когда даже при незначительном морозе машины массово отказывались заводиться. Теперь же, как показывает стремительное развитие ситуации, нам стоит критически взглянуть и на бензиновые модели: есть ли смысл вкладывать деньги в автомобиль, которому не сегодня, так завтра могут запретить движение по Европе? Наши электромобильные перспективы связаны со строительством островецкой АЭС, параллельно с которым хорошо бы задуматься и об инфраструктуре для электрокаров — обустройстве большого числа зарядных станций, число которых в Беларуси не превышает пока двух десятков. Хотя еще год назад говорилось о том, что к 2020 году у нас может быть зарегистрировано до 10.000 электромобилей.

rud@sb.by

Фото РЕЙТЕР и Владимира ШЛАПАКА

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?