Были и небыли Юрия Тарича

Скульптура Юрия Тарича появилась в Полоцке четыре года назад
Юрий ТаричСкульптура Юрия Тарича появилась в Полоцке четыре года назад. Город этот был выбран не случайно. Во всех энциклопедиях, справочных материалах именно он был назван местом рождения основоположника белорусского игрового кино, который в 1926 году снял «Лесную быль» по повести Михася Чарота «Свинопас». Накануне 130-летия Тарича искусствовед Игорь Авдеев отправился в Москву, чтобы, как он говорит, развязать несколько узлов истории нашего кино. Результат поездки впечатляющий. Теперь в Полоцке думают, что делать с памятником режиссеру.

Несколько последних десятков лет судьбой Тарича особо не интересовались. Благодаря нескольким анкетам и автобиографиям, составленным  самим Юрием Викторовичем, все вехи его жизни были хорошо известны. Белых пятен вроде бы не было. Поэтому документы, которые вдова Тарича много лет назад передала в Российский государственный архив литературы и искусства, оставались неизученными. Можно сказать, что директор Музея истории белорусского кино Игорь Авдеев стал первым серьезным исследователем жизни Тарича. 

Родился в 1885-м в Полоцке, учился на юридическом факультете Московского университета. За участие в революционных волнениях в Варшаве был сослан в Тобольскую губернию, там играл на сцене местного театра. С 1918-го снова в Москве, актер и режиссер ведущих театров СССР. В кинематографе с 1923 года. Это краткая биография режиссера. Но у Авдеева на этот счет иное мнение:

— Архив Тарича еще одно подтверждение того, что зачастую мы знаем свою историю не такой, какой она есть на самом деле. Например, его родиной долгое время считали наш Полоцк. Изученные мною документы говорят иное. До начала 1930-х годов в графе «место рождения» он указывал «Плоцк, Варшавская губерния». Потом все изменилось. И, судя по всему, когда началась паспортизация, в главный документ он решил вписать Полоцк.

Кадр из фильма «Лесная быль».

Кстати, в Белорусском государственном архиве-музее литературы и искусства есть фотография молодого Тарича, на обратной стороне которой написано: 1903 год, Плоцк. Но долгие годы это считалось опиской. Теперь же — подтверждением факта.

Афиша фильма «Крылья холопа».— Я обратил внимание, что в разные годы в своей биографии Тарич делал разные акценты, — говорит Авдеев. — Сложилось впечатление, что режиссер всегда тщательно продумывал, какие факты из своей жизни не стоит афишировать.

Искусствовед выдвигает несколько версий причин таких метаморфоз. Наиболее вероятной можно считать антипольскую кампанию 1930-х годов, в результате которой пострадали тысячи со-ветских граждан. Кроме того, в 1937-м досталось и белорусскому кино: большая часть фильмов была положена на полку, в том числе и пять картин Тарича. Но что примечательно, в послевоенное время, когда ситуация изменилась, режиссер продолжал называть местом своего рождения именно Полоцк.

Интересно мнение Авдеева и по поводу первого белорусского фильма. Ведь много лет не стихают споры по этому поводу. Некоторые отдают пальму первенства «Проститутке» Осипа Фрелиха, а не «Лесной были» Тарича.

— В архиве есть первый план производства белорусских художественных фильмов. Он состоял из пяти проектов: первые два касались национальной тематики, третий — как раз картина «Свинопас», пятым шел фильм без названия, лишь значилось «научно-просветительский, рассказывающий о проституции». Их должны были снимать по значимости проектов. В Беларуси тогда были очень благоприятные условия для работы: создана отдельная структура — Белгоскино, закуплено в Германии новое оборудование. Проблема заключалась лишь в том, что снимать было некому. Тарич согласился взяться за «Свинопаса», обещал до 15 апреля представить сценарий. Но пропал. ПозжеБюст Тарича в Полоцке. выяснилось, что через несколько дней после того, как он получил в Минске аванс, в Москве ему предложили снять костюмно-исторический фильм «Крылья холопа». Конечно, от такого он н смог отказаться. Кстати, именно эта картина потом стала первой, которая представила советский кинематограф за рубежом, а Тарич сразу попал в пятерку самых известных кинорежиссеров. Но как только он закончил «Крылья холопа», сразу же взялся за «Лесную быль». В Белгоскино, конечно же, все это время без дела не сидели. Первой в производство действительно была запущена «Проститутка», но на экран сначала вышла «Лесная быль».

К сожалению, документов, рассказывающих о том, как снимался этот фильм, переписки с Михасем Чаротом и тогдашним руководством страны Игорь Авдеев в московском архиве не нашел. Кое-что, правда, есть в нашем, минском. Журналист и искусствовед Илья Резник в конце 1960-х, уже после смерти Тарича, занялся поиском сведений и участников съемок первого белорусского художественного фильма, переписывался с сестрами режиссера. Позже всю эту информацию его родственники и передали архивистам.

По мнению Авдеева, очень интересен послевоенный этап жизни и творчества режиссера: 

— Тарич — трагическая фигура в истории белорусского кино. Он был героем своего времени. Его время — это 20—30-е годы, потом пришло новое поколение режиссеров с иной эстетикой и современными темами. Считаю, что его творческий потенциал полностью не был реализован, он редко получал работу, достойную его возможностей. В послевоенный период практически отошел от игрового кино. Последний свой художественный фильм «Степные витязи» он снимал в Монголии, кстати, его принято считать и родоначальником монгольского игрового кино. В конце жизни он вернулся на «Беларусьфильм», но был вынужден снимать научно-популярные фильмы, например, об осушении болот. 

stepuro@rambler.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...