Будущее начинается вчера

Выстраивать экономику знаний и работать в ней должны подготовленные специалисты

Декабрь — месяц итогов и прогнозов. Если с первыми все понятно — вот вам ворох цифр, раскладывайте их по полочкам, по диаграммам-рейтингам, объясняя, почему так все вышло, то с попытками предвидеть и предсказать завтрашний день гораздо сложнее. Здесь легко ошибиться, что не раз и не два демонстрировали даже самые прозорливые из мыслителей. И тем не менее будущее волнует всех. Его обсуждают многие — от бабушек на скамейке до светил науки. Казалось бы, чего проще — бери тренды, которые уже определились, экстраполируй их лет на пять. Так ведь нет: соберутся в лаборатории или гараже пытливые граждане, да и придумают-смастерят такое, что поломает мудрые расклады специалистов по форсайту (foresight — предвидение).


Сегодня, утверждают футурологи, человечество проходит через порог фазовых изменений. Пугаться не надо — подобное случалось уже не раз. Еще не осмыслили итоги третьей научно-технической революции, а уже разворачивается новая, четвертая по счету. Да только бы она одна. Так уж повелось, что изменения в технике и технологиях не ходят в одиночку — они, как палочки «Твикс», идут парой — в комплекте с социальными противоречиями и глобальными переменами. Скажем, после предшествующей промышленной революции потребовались десятилетия, чтобы все наконец более-менее разрулить. Не успели порадоваться этому — бац, на пороге очередная, а значит, новые социальные катаклизмы на подходе.

За обещаниями, что новая революция даст технологии на стыке физики, биологии и информатики, таятся как новые возможности, так и новые угрозы и вызовы. Известный швейцарский экономист доктор Клаус Шваб, основатель и руководитель Всемирного экономического форума в Давосе, очертил их так: «Эта революция кардинально изменит то, как мы живем, работаем, относимся друг к другу. Подобного масштаба и сложности изменений человечеству еще никогда не приходилось испытывать. Уже сейчас очевидно, что она затронет все группы, слои и прослойки человечества и все профессии».

Мир уже начал радикально меняться, и эти трансформации набирают скорость. То, что в списке исчезающих — десятки профессий из различных сфер человеческой деятельности, давно не секрет. Так, продвинутая робототехника, 3D-принтеры заменят многие рабочие специальности. Облачные технологии и всепроникающий интернет — банковских операционисток и кассирш в супермаркетах. Водители рискуют разделить судьбу лифтеров — транспорт будет ездить без них. В зоне риска и те профессии, которые кажутся сегодня незаменимыми. Например, сиделки по уходу за больными. Те же журналисты. Уже сегодня машины пишут новости о биржевых торгах и спортивных соревнованиях быстрее и точнее, они способны перелопатить за миллисекунды весь массив информации и уловить закономерности и тенденции, привести статистику.

Вот и думают минобры во многих странах, какие специальности внести в список действительно важных профессий будущего. Задача нетривиальная, можно сказать, архисложная. Риск ошибиться велик, а ошибаться нельзя. В подходах к их обучению в программах вузов стран, которые пытаются определить будущие приоритеты, имеются разночтения. Что вполне понятно и объяснимо — разные стартовые условия, различаются структуры экономик. Да и нельзя объять необъятное, надо уметь сконцентрироваться там, где есть научные школы, существуют заделы.

Какие отсюда видятся выводы для Беларуси? Понятно, что надо успеть впрыгнуть в набравший ход поезд очередной НТР, чтобы потом не догонять состав по шпалам, мечтая занять хотя бы место в тамбуре.

Наверное, не обсуждается необходимость коррекции списка профессий и подходов к подготовке специалистов. Но, повторимся, здесь ни один вариант выбора не очевиден.

Еще один вывод — будущее не обязательно будет таким, каким мы хотели бы видеть его из сегодня. Следует быть готовым к тому, что стрела времени пойдет совсем не по той траектории, которую ей задали.

valk@sb.by

Фото interactions.org
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...