Минск
-2 oC
USD: 2.12
EUR: 2.36

Как уберечь взрослых с виду детей от опасностей реальной жизни

Будьте лучше нас

«Флэты» и «вписки» звучат для современных родителей взрослых детей страшно. Особенно после недавнего столичного случая: перелом черепа, разрыв печени и прочие последствия — так закончилась встреча с ровесниками на флэте (или по вписке) 23‑летнего парня. Многие не забыли еще и смерть 19‑летней студентки от передоза на своей минской квартире — такой вот подарок от (или для) избранных «друзей» на день рождения. Но я хочу обратить внимание и на другие, менее очевидные аспекты проблемы.


Сама по себе идея собраться вдали от взрослых, на «свободной хате», когда «родаки съехали», не нова ничуть. Нынешняя молодежь, полагаю, сильно бы удивилась, в подробностях узнав, как именно отжигали их папы и мамы (а у некоторых — и дедушки с бабушками) на дачах, по квартирам и в общагах в 80‑х годах прошлого века. Всякое и у них, теперь взрослых и солидных, на глазах бывало: и падения под стол, и драки с поножовщиной, и уголовные дела, и смерти случались, что уж греха таить. 

Потому что ошибки в возрасте, когда ума нет, зато куча гормонов, когда ничтожность твоего мнения бесит до ярости берсерка, когда «хочу все знать» соседствует с уверенностью, что «с кем угодно, но не со мной», — неизбежны. Но ошибка ошибке рознь. 

Не помню ни единого случая, не слышал ни одного рассказа приятелей, как в 80‑х фотографировали бы людей в неприглядном состоянии. И дело не в том, что тогда смартфонов не было. Пьяную в молочную железу девушку можно хоть наплечным «Бетакамом» снимать — не заметит. Неотдупляющий уже юноша — ты хоть на него штатив поставь, хоть его на штатив положи, не вспомнит даже. Не в этом дело. 

Не принято было так. В любом, даже самом безобразном состоянии, у людей ведь понятия про хорошо и плохо, можно и нельзя — «вшиты». Семьей, окружением, обществом. И они тогда были вшиты. 

Сейчас — принято. По «закрытым группам» летают фотки с флэтов и вписок — часто просто неприятно‑противные, оскорбительно‑унижающие. А часто и не скажешь с первого взгляда, порнография уже это или все еще злобная выходка. Между тем каждый, кто сделал или постит такого рода изображения, вполне может попасть под статью «Изготовление и распространение порнографических материалов». А это до 4 лет. 

Вообще, неплохо бы всем радостно вписавшимся на флэт перед тем, как начать праздник, трезвым взглядом попытаться оценить, сколько статей УК здесь нарушается. От спаивания (не сказать больше) несовершеннолетних до торговли телами и наркотиками. Но чтобы оценить, хорошо бы понимать, о чем идет речь. После чего сделать самостоятельный взрослый выбор: я хочу иметь к этому отношение или нет. И ответить за него потом, если что. 

Вот потом уже матери севших, безусловно, объединятся в группу и пойдут всему миру громко доказывать: да, дите оступилось, но за что же так жестоко? Тот в дупель дятел (та шалава) — они же сами виноваты, нашего-то (нашу) за что?

Когда‑то — в своей безбашенной юности — мы, родители своих детей, могли рассчитывать на некий «кодекс понятий», «правила поведения» — и бесчувственное тело друзья в не намного лучшем состоянии доставляли до отчей двери. Уставшую в ноль девушку укладывали спать — и было нормальным тихо закрыть за собой дверь. 

Они, наши взрослые дети, на это рассчитывать уже не могут. А на флэт по вписке идут, чтобы оторваться. И иногда отрываются: до потери памяти, до невменяемости, до положения всех риз на пол. Вот тогда их сфоткают и выложат в интернет, шантажировать, может, будут. А то и изнасилуют. Или толкнут в спину с лестницы — и снова сфоткают. С треснувшим черепом, прикольно, чува‑ак...

Рецепт здесь, по сути, один: учить детей думать. Просчитывать последствия. Осознавать, что в современном мире (на флэте, во вписке) человек человеку — волк, как это ни грустно. 

Профилактика в воспитании — это если одним словом. Просто родителям надо разговаривать с детьми. Вплоть до личных воспоминаний пубертатного периода с выворачиванием всего неприятного. Что и сейчас противно вспомнить. Критическим разбором собственных полетов. Не знаю, так ли или как‑то еще объяснять, но вправлять юношеские или девичьи мозги на тему, что и чего делать не надо. Учитель, к сожалению, такого изначально не может — просто из‑за статуса. 

Поэтому придется нам, старшим, — самим. Некому больше. Милиция и «скорая» ведь приезжают на последствия. А спасительной морали (которая, оказывается, тоже бережет!) — ее больше у общества нет. У нас она была, но мы то общество… профукали. Променяли на другое. В нем теперь и живем. 

Поэтому, дети, простите нас, — и будьте умнее нас. 

mukovoz@sb.by 
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...